Новые колёса

КРОВАВЫЕ ДЕНЬГИ ВРАЧЕЙ-МОНСТРОВ.
Отец погибшей девочки разоблачил мафию в белых халатах

Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Д. Рогачёва

Мир на наших глазах меняется. Мы не видим друзей и близких, общаемся по телефону и интернету. И каждый день читаем сводки с "поля боя" – о заболевших и погибших от ковида. И конца-края этому не видно! Чтобы дозвониться до колл-центра минздрава Калининградской области, нужно не меньше получаса.

"Доктор придёт на вызов в течение трёх дней! - объяснит вам оператор. - Некому работать!"

Круговая порука

Медики заболевают ковидом по 20 человек в день. К больным врачи ходят без средств индивидуальной защиты. Осознают ли эти женщины в белых халатах и марлевых масках свою меру ответственности за жизни и здоровье людей?

Никто из докторов и медсестёр не жалуется на вопиющие нарушения прав – не только их, но и пациентов. Ведь и в коридорах поликлиник народу – битком. Вопреки всем распоряжениям Роспотребнадзора!

Впрочем, медработники всегда помалкивали о том, что происходит в их учреждениях. Эскулапы у нас давно в ранге небожителей, а врачебная тайна превратилась в круговую поруку. Доказать вину медиков почти невозможно. На их стороне – система! Минздрав, прокуратура, следствие, суд. Потому что они сами – часть Системы.

Как убивали 8-летнюю Полину

В 2018 году семья Кононовых из Калининграда потеряла 8-летнюю дочь. Полина Кононова умерла после 24-дневного лечения в Российской детской клинической больнице (РДКБ) им. Пирогова (Москва). За 4 месяца до смерти девочка чувствовала себя хорошо, ездила отдыхать в Турцию, занималась гимнастикой. А потом у неё обнаружили лейкоз...

Полина Кононова Калининград
Полина Кононова

О трагедии нам рассказал отец школьницы Сергей Кононов. 27 октября на сайте "Новых колёс" была опубликована статья "ЭТО НЕ ВРАЧИ, ЭТО – МОНСТРЫ!" Как убивали 8-летнюю Полину Кононову".

Сергей Кононов убеждён: дочь погибла по вине московских врачей. А именно – из-за грубых нарушений медицинского регламента, халатности, несвоевременно оказанной помощи, грубости и хамства медперсонала отделения гематологии и реанимации РДКБ.

После похорон он обратился с жалобами к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, министру здравоохранения России Веронике Скворцовой, председателю фонда ОМС РФ Наталье Стадченко.

700 граммов уголька

- Убитые горем родители обычно забирают тело ребёнка, уезжают к себе домой и живут с этим горем всю жизнь, - говорит Сергей Иванович Кононов в редакции "НК". - А я не согласен! Я считаю, что врачи убили мою дочку, и хочу, чтобы их наказали. Ведь до сих пор в РДКБ направляют детей, в том числе из Калининграда. Там погубили моего ребёнка, и также могут погубить следующего. Для них это "700 граммов уголька ещё прибавилось". Я уверен, они так говорят.

Синегнойная инфекция

- Какая причина смерти указана в документах?

- Инфекция синегнойной этиологии, полиорганная недостаточность, отказ почек, печени, сердца. То есть дочка умерла не от лейкоза, а от того лечения, которое ей назначили и проводили врачи.

Полина подхватила внутрибольничную инфекцию после ударных доз химии. А потом её доконали антибиотиками.

Сергей Кононов Калининград
Сергей Кононов

Лейкоз – это болезнь, которая может развиваться годами. Статистика излечения – 47%. У нас были все шансы, чтобы выздороветь. Я видел детей, которые лечились по 8-10 лет. У них уже ничего живого в организме не осталось, а они – ходят. Полина могла продержаться 5-7 лет. А могла прожить и 80 лет!

- По вашему обращению проводили проверку?

- Этим занимались те же медики, на которых я жаловался. В январе 2019 года пришёл ответ из РДКБ им. Пирогова. Руководители РДКБ созвали комиссию, а в качестве эксперта пригласили доктора медицинских наук, профессора Алексея Масчана. (О роли профессора Масчана во всей этой истории мы расскажем позже, - прим. авт.)

Масчан написал заключение: всё сделано правильно и обоснованно. А моя жалоба – продукт малограмотности и стресса.

Роспотребнадзор выявил в РДКБ аж 32 нарушения, выписал административный акт, оштрафовал больницу. И всё!

Бастрыкин в контакте

- А что же следствие?

- Компетентные органы сначала отказывались возбуждать уголовное дело. Проверкой занималась следователь Гагаринского отдела СК Москвы Динара Невмянова. Но не успела она начать расследование, как материал проверки забрали без объяснения причин.

Видя такое отношение, я обратился за помощью в СМИ. Отправил по интернету письма на радиостанцию "Эхо Москвы", в "Новую газету", передачу "Человек и закон", интернет-издание MEDUZA…

Никто не ответил.

К знаменитому журналисту Ивану Голунову обращался – тот же результат. Он написал, что ему некогда.

следственный комитет

В конце марта 2019 года материалы проверки передали в Следственное управление по Юго-Западному административному округу Москвы. Я созвонился со старшим следователем Максимом Мизоновым, но продвижения никакого не увидел.

Тогда друзья посоветовали написать на страницу "ВКонтакте" председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Дескать, это его личная страница и письма попадают ему напрямую. И действительно! На следующий день мне позвонили и пригласили на личный приём к руководителю СУ по ЮЗАО Москвы Кириллу Меньшову. В июле я летал в Москву на встречу, рассказал Меньшову, как в РДКБ убивали мою дочь. Через три дня было возбуждено уголовное дело по п. "в" ч. 2 ст. 238 УК РФ – выполнение работ или оказание услуг, повлекшее смерть человека. Виновным грозит до шести лет лишения свободы.

Страшная тайна

- Когда суд?

- До суда далеко, как до Луны. Уже полтора года расследование волокитят. Уголовное дело передали другому следователю – Коваленко, потом Джагаеву. В октябре 2019 года пришла первая судмедэкспертиза (её проводили в Москве). Коллеги заведующей гематологии Пристансковой и врача Пурбуевой не нашли в лечении моей дочери ни одного нарушения. Следователь Коваленко сам был удивлён такому результату и назначил вторую экспертизу – уже в Санкт-Петербурге. На неё ушёл почти год!

Екатерина Пристанскова РДКБ
Екатерина Пристанскова

В сентябре 2020 года я летал на очную ставку с Пристансковой и Пурбуевой, задавал им вопросы – в течение 8 часов. Спросил заведующую о переводе Полины в палату, где находился мальчик, впоследствии умерший от инфекции.

Она стала это отрицать.

Тогда я показал внутрибольничный документ – о движении пациентов по отделению. Пристанскова аж вскочила со стула: "Откуда у вас эта бумага? Это нарушение врачебной тайны!"

Ни раскаяния, ни сострадания

- На самом деле я получил документ вполне законно – после того, как в мае 2020 года подал гражданский иск о возмещении морального ущерба в суд Ленинградского района Калининграда, - продолжает рассказ Сергей Кононов. - Потому что понял: следствие делает всё, чтобы уголовное дело затянуть и прекратить. А эти "врачи" продолжают выкручиваться, откровенно врать и подделывать факты. В их глазах я не увидел ни грамма раскаяния и сострадания. Для них это "типичный случай".

На самом деле ни 3 миллиона рублей, ни 5 миллионов, ни 300 миллионов мне ребёнка не вернут. Но я хочу наказать врачей и медучреждение, в котором творится беспредел.

Сейчас в Калининграде идёт суд по делу Сушкевич и Белой. Обе женщины сидят под домашним арестом, хотя вина их не доказана. Там много вопросов! А врачи из РДКБ, как ни в чём не бывало – работают!

Не Боги, а просто люди

- 11 ноября 2020 года мне сообщили, что все материалы забрали в Главное следственное управление РФ. Теперь нашим делом занимается следователь Ольга Александровна Самсонова.

Александр Бастрыкин СК
Александр Бастрыкин

Вторая экспертиза выявила нарушения, которые я указывал в своей жалобе. Но вывод такой: прямая причинно-следственная связь со смертью – не установлена. Эксперты просто извернулись – ни нашим, ни вашим. Теперь будет третья экспертиза.

- А следствие может самостоятельно определить причинно-следственную связь?

- По закону – может. Но из сложившейся практики в России ни следствие, ни суды этого не делают.

Экспертиза по врачебному делу – это истина в последней инстанции! Врачи у нас – Боги, которые рулят человеческими жизнями и абсолютно не боятся ответственности. Потому что понимают: что-то доказать очень сложно! Эту порочную практику надо сломать.

Продажное и прогнившее

- Надо заставить Систему привлекать виновных к ответственности, не давать им прикрываться "корпоративной врачебной этикой". Нельзя возводить медиков в ранг "неприкасаемых" – это приводит к вседозволенности, халатности, безразличию и цинизму. Врач – обычный человек, со своими достоинствами и недостатками. Но на него возложена огромная ответственность, ему доверена жизнь людей. И спрос с врача должен быть особый!

Кто контролирует, чтобы в эту профессию не попали психопаты или карьеристы, готовые идти по головам пациентов? Если бы уголовное дело о врачах РДКБ дошло до суда, доктор Рошаль уже делал громкие заявления о том, что врачей судить нельзя, что каждый случай может разбирать только врачебное сообщество. То есть опять круговая порука, своих не сдаём!

А если это сообщество продажное и прогнившее? Они прикрывают друг друга только потому, что боятся создать прецедент – ведь завтра могут прийти и к ним.

Российская детская клиническая больница (РДКБ) им. Пирогова, Москва
РДКБ им. Пирогова, Москва

Честный мент

- Пока я добивался расследования, проштудировал специальную литературу и узнал много интересного. На самом деле я по жизни – "честный мент". Окончил Калининградский юридический институт, потом 10 лет работал опером в отделе по наркотикам Калининградского областного УМВД. Искренне верил, что если я честный, то и все вокруг – такие же. Когда пришёл генерал Кириченко, началась борьба за деньги. Кириченко стал мне писать на бумажке, кому я должен выдать лицензию медицинского учреждения, а кому – нет. В нарушение всех законов!

А если он прикажет подбросить кому-то наркотики? - подумал я. И решил уволиться.

Честные тогда ушли, а негодяи – до сих пор работают. И так у нас везде.

Гапла-пересадка за 1,5 миллиона

- Что же вам удалось выяснить?

- В Москве есть исследовательский центр детской гематологии, иммунологии и онкологии им. Дмитрия Рогачёва. От РДКБ находится недалеко. Там заместитель гендиректора по научной работе – доктор медицинских наук, профессор Алексей Масчан, который считает себя звездой гематологии РФ. Он придумывает разные экспериментальные протоколы, которые обкатывают на детях.

Алексей Масчан профессор
Алексей Масчан.
Фото - Стоян Васев/ТАСС

Масчан продвигает такую тему: дескать, искать в Европе донора и платить 30 тысяч евро за каждого ребёнка – дорого! У нашего государства нет таких средств, поэтому деньги на поиск донора собирают благотворительные фонды (например, "Подари жизнь").

Дело в том, что костный мозг родителей для трансплантации больным лейкемией практически всегда подходит на 50-60%. Это очень мало для того, чтобы донорский мозг прижился без осложнений.

Масчан разработал теорию: если костный мозг родителей очистить по технологии, которую придумал сам Масчан, то трансплантация будет успешной. Очистка костного мозга стоит 1,5 миллиона рублей и проводится в Рогачёвском институте.

Как я предполагаю, этим занимаются аффилированные с Масчаном компании. А оплачивают это опять же из средств, собранных по всей стране неравнодушными людьми.

Просто бизнес, ничего личного

- Сейчас выясняется, что моей дочке предполагалось делать именно такую гаплотрансплантацию (пересадку от родителей). Масчан её проталкивает везде: в Питере, в РОНЦ им. Блохина.

Почему из Блохина уволили профессоров старой школы? Потому что они этому противились.

В Германии наблюдают за ситуацией. Какую статистику наши туда посылают о выживших и об умерших – кто знает?

Неудивительно, что профессор Масчан прилагает максимум усилий, чтобы мы не добились справедливости.

О. Рамирес

(продолжение следует)