Новые колёса

“ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ЕЙ СВЯЗАЛИ РУКИ”.
Маму восьмерых детей угробили в инфекционной больнице Калининграда

О том, какой должна быть современная медицина, наши граждане хорошо представляют - по западным фильмам. Шикарные реанимобили, одноместные просторные палаты с супер-пупер оборудованием и всеми удобствами… Медики суетятся у постели больного, пациента навещают родные и близкие. Причём, без надсмотрщиков.

К сожалению, до такого уровня нам всё равно что до Луны. У нас - 6-местные палаты, без душа и вентиляции. Родственников не пускают даже к тяжело больным. Ни проститься, ни подержать за руку перед смертью...

Люди умирают в жутких мучениях, в одиночестве, потому что их лишили даже права на достойную смерть.

Напишем жалобу в минздрав!

86-летняя жительница города Полесска Калининградской области Лидия Ивановна Гордиенко заболела 13 августа 2021 года. Поднялась температура, стало трудно дышать. Через четыре дня выяснилось – это COVID-19.

Лидия Ивановна Гордиенко - её привезли из Полесска в Калининград и положили в инфекционную больницу на Фрунзе, 48.
Лидия Ивановна Гордиенко - её привезли из Полесска в Калининград и положили в инфекционную больницу на Фрунзе, 48.

Ситуация осложнялась перенесённым в 2015 году инсультом.

…О том, что произошло дальше, в редакции “Новых колёс” рассказывают дочери Лидии Гордиенко, Ярославна и Ангелина Гордиенко.

– После инсульта мама стала как ребёнок, ей нужен был рядом близкий человек. Но врачи нескольких “скорых” отказывались положить в больницу вместе с ней кого-то из родственников.

Ангелина Гордиенко
Ангелина Гордиенко

С врачом “скорой” удалось договориться лишь после того, как мы пригрозили жалобой в минздрав.

Как в тюрьме

– Доктор объяснила, что меня поместят вместе с мамой в “красную зону” к ковидным больным. Я согласилась! – вспоминает Ярославна Гордиенко. - На реанимобиле нас доставили из Полесска в Калининград. Положили в инфекционную больницу на Фрунзе, 48 - в палату №9 (второе отделение). Это обычная 5-местная палата. Есть туалет, раковина с холодной и горячей водой, но помыться негде: душа – нет. Вентиляции тоже нет. А открывать окна люди боятся. Ведь все с поражением лёгких, с высокой температурой. Меня оформили тоже как больную, хотя забирали по “скорой”, чтобы ухаживать за мамой. Чайника в палате нет, а кипяток, по словам персонала, “не положен”. Из питья только то, что родственники принесут, и что с едой дадут.

Ярославна Гордиенко
Ярославна Гордиенко

А самое главное: дверь в палату медсёстры закрывали снаружи на ключ. Кнопки вызова персонала - нет. Если кому-то станет плохо, как докричаться? Один раз утром заходил врач, и всё. Целый день помещение на замке. Только еду передавали. Как в тюрьме!

Ночной кошмар

– Медики были в защитных костюмах?

– Врачи и медсёстры – да. Полностью экипированы. А санитарочки только в маске.

Палата №9 в инфекционной больнице, как и почти все другие, закрывалась снаружи на ключ.
Палата №9 в инфекционной больнице, как и почти все другие, закрывалась снаружи на ключ.

Однажды к нам положили психически больную женщину с ковидом. Ей плохо, её трясёт, крутит, у неё спазмы. Она кричит! Ночью не спит, мучается, встанет над чьей-то кроватью и стоит.

А нам страшно – вдруг что-то натворит! Однажды она сорвала с себя одежду и осталась сидеть голой на кровати. Медсёстры не могли ни укол ей сделать, ничего – у неё ступор. Руки ей разжать не могли. Это ужас!

“Не мешайте кормить внуков!”

– Как вас лечили?

– Маме делали уколы и ингаляции, мне давали противовирусные таблетки. В реанимацию маму положили только через два дня. И то - после наших звонков главврачу инфекционной больницы Ольге Красновой и главе города Андрею Кропоткину. Но меня в реанимацию с ней не пустили. Пришлось опять обращаться к Красновой. Мы отправляли сообщения на WhatsApp, но она не отвечала. Стали звонить на телефон, умолять… “Не мешайте мне кормить внуков”, - взвилась Краснова.

Ольга Краснова не только главный врач областной инфекционной больницы, но и председатель врачебной палаты Калининградской области, видный член партии жуликов и воров - “Единой России”, депутат облдумы (разумеется, от “Единой России”). Везде успевает. Только на больницу времени не хватает…
Ольга Краснова не только главный врач областной инфекционной больницы, но и председатель врачебной палаты Калининградской области, видный член партии жуликов и воров - “Единой России”, депутат облдумы (разумеется, от “Единой России”). Везде успевает. Только на больницу времени не хватает…

А лечащий врач сказал правду: “Зачем вам видеть агонию своей матери?”

Мама срывала маску, не понимала, что с ней происходит. Ей нужна была поддержка близких людей.

“Ваша помощь не помешала бы. Она на дверь всё время смотрит”, - признался один из медиков.

“Красная зона” доктора Красновой

– 21 августа мне позвонила сестра Ангелина: мол, Краснова согласилась-таки пустить тебя в реанимацию, –  продолжает Ярославна Гордиенко. – Рядом с кроватью стульчик поставят, чтобы ты могла с больной посидеть.

Я оделась, жду. Но медсёстры меня не выпустили. Оказалось, они не в курсе. Нет разрешения от Красновой.

Более того! Доктор сказал: “Мне от Ольги Геннадьевна был втык за то, что я рассказал о состоянии вашей мамы”.

Семья Гордиенко. В центре - Лидия Ивановна.
Семья Гордиенко. В центре - Лидия Ивановна.

Что это за порядки такие - не пускать дочь к матери?!

Я обещала никогда не оставлять маму одну. А она умирает с мыслью, что мы её бросили. Отдали на съедение волкам!

Медицина в коме

Это чувство вины останется со мной на всю жизнь. Я всё это высказала доктору Пенькову, он сжалился и пустил меня на 5 минут.

Захожу в реанимацию. Мама лежит под аппаратом ИВЛ, бледная, руки – холодные, привязаны к кровати. Чтобы маску не срывала с лица - она ведь задыхалась!

Реанимация - малюсенькая комната, в которой три койки и аппараты ИВЛ между ними. Подойти к пациенту сложно, не то что помощь оказать.

В помещении очень холодно. А человеку с инсультом нельзя в холоде находиться!

Я медикам объяснила, что надо ручки ей растирать, грелку положить в ноги…

Поговорить с мамой, попрощаться я не смогла, потому что её ввели в медикаментозную кому. Они просто её усыпили. А меня не пускали, чтобы я не увидела эту убогую реанимацию.

Похоронить не желаете?

– Утром 23 августа мне позвонила сестра из Полесска, вся в слезах: “Мама умерла?” “Нет, - отвечаю, - я ничего не знаю!” Оказалось, к ним домой пришли агенты из бюро ритуальных услуг и предложили похоронить родственника. Мама скончалась накануне, 22 августа вечером. Тело сразу увезли в морг, но мне ничего не сообщили. Хотя я в тот день находилась в больнице, рядом, в палате №9.

Потом дверь в палату открылась и медсестра молча меня выпустила.

В моей выписке сказано - ОРВИ. Я не заразилась ковидом, хотя 7 дней находилась в “красной зоне”, в одном помещении с ковидными больными.

– Врачи знали, что она умирает, но издевались над ней и нами до самого конца, - возмущается Ангелина Гордиенко. - Почему не предложили забрать маму домой? Она бы пожила ещё какое-то время, видела бы рядом близких людей. Ведь каждая минута с родным человеком дорогого стоит!

Поражение 60% лёгких

– Что написали в документах о причине смерти?

– В посмертном эпикризе от 22.08.2021 года сказано: двухсторонняя полисегментарная пневмония, объём поражения лёгких 60%.

Но в справке из ЗАГСа почему-то другая информация: синдром респираторного расстройства, неуточнённая пневмония, идентифицирован вирус COVID-19.

– Расскажите о вашей маме.

– В Калининград мы приехали в 2004 году, а до этого жили во Владивостоке. По профессии мама инженер-технолог, экономист. В молодости занималась парашютным спортом. Смелая была! Ветеран труда, многодетная мать. Воспитала восьмерых родных детей и ещё заботилась о троих папиных младших сестричках. Наш отец умер в 45 лет от инфаркта, и мама осталась с нами одна. Во Владивостоке жизнь дорогая, и мы решили переехать в Полесск Калининградской области.

Мама очень добрая была, всем старалась помогать! А тут так легко и просто главврач жизнями разбрасывается…

“Мы для неё – букашки!”

– Знаете, перед тем как ехать в больницу, мама ходила сама, была на ногах. А в инфекционке её просто угробили! У мамы были признаки инсульта, а специализированную помощь ей в инфекционном стационаре не оказали. Привязали к кровати! Мы не можем этого так оставить.

Ольгу Краснову мы знаем ещё по Полесску. Несколько лет назад после инсульта у мамы возникли проблемы с почками. Нужно было пройти обследование. А в Полесске очередь на УЗИ - три месяца! Я написала жалобу в минздрав.

Краснова тогда занимала должность главврача Центральной районной больницы Полесска.

После жалобы Краснова вызвала меня к себе в кабинет и сделала выговор: мол, почему я сразу пишу в минздрав. А я ей ответила: “Какой же вы главврач, если не знаете, что в вашей больнице УЗИ надо ждать три месяца! Да за это время пациент десять раз умрёт”.

А сейчас она депутат областной Думы (от “Единой России”), главврач областной инфекционной больницы. 

Краснова идёт вверх по карьерной лестнице, а мы для неё просто букашки. Таких “докторов” не должно быть в медицине! Ведь главное для врача - не навреди.

Не хотим, чтобы и другие люди также мучались и страдали. Поэтому обратились в редакцию “Новых колёс”.

О. РАМИРЕС

Ольга Краснова - любимица губернатора-гастролёра Алиханова, такими, по его мнению, должны быть главврачи - с партбилетом “Единой России”.
Ольга Краснова - любимица губернатора-гастролёра Алиханова, такими, по его мнению, должны быть главврачи - с партбилетом “Единой России”.

Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля