Новые колёса

“ГЕНЕРАЛЬСКИЙ КЛУБ” НА ЯХТЕ РАБИНОВИЧА.
Мартынов предлагал Леденёву взять деньги “у Кости”

Московский районный суд Санкт-Петербурга

Московский районный суд Санкт-Петербурга

На последнем заседании суда по делу Игоря Рудникова и Александра Дацышина были допрошены все свидетели обвинения. И если выступление Сергея Зеленина (псевдовладельца особняка на ул. Береговой, 17-г) вызвало у публики бурный смех, то после допроса экс-начальника регионального УМВД Евгения Мартынова хочется схватиться за голову: высокопоставленные силовики у нас катаются на яхте с немецким бизнесменом и обсуждают, кого раскрутить на “бабки”, чтобы заткнуть рот журналисту…

Верзила с дубинкой

29 марта. Московский районный суд Санкт-Петербурга. Участники процесса стоят перед дверью, за которой будет вершиться правосудие. По строгим конвойным требованиям, первым в зал заводят подсудимого, а уже потом - всех остальных.

Неожиданно появляется верзила в форме охранника, вооружённый дубинкой, наручниками и баллончиком с газом нервно-паралитического действия. Увидев, что в коридоре толпятся несколько девушек-корреспондентов, он начинает истошно кричать:

- Всем в глубину коридора! Быстро! Выполнять! Убрать мобильники и камеры!

Особо опасный журналист Игорь Рудников

Особо опасный журналист Игорь Рудников

- Цепных псов забыли привести, - отреагировала молоденькая журналистка.

Верзила засопел, но не нашёлся, что ответить.

Через минуту трое конвоиров привели Рудникова. Он шёл с заведёнными назад руками в стальных браслетах и при этом ещё умудрялся нести полиэтиленовый пакет с документами. Увидев меня, Игорь Петрович громко поприветствовал: “Здравствуйте, Юрий!” Я ответил: “Здравствуйте, Игорь!” Этого было достаточно, чтобы последовал грубый окрик: “Не разговаривать!”

- Собаки! - не растерялась пишущая братия.

Прокурор Сергей Шокуров тащит дело, шитое белыми нитками

Прокурор Сергей Шокуров тащит дело, шитое белыми нитками

Следом протопал молодой гособвинитель - младший советник юстиции Сергей Шокуров. Он с трудом тащил в руках девять томов уголовного дела. Ещё столько же гроссбухов помогал ему нести адвокат Дацышина. А кто ещё поможет? Охранники - не носильщики…

Женский фактор и резинка

Наконец, все заняли свои места. Судья Валерия Ковалёва, облачённая в чёрную мантию, устроилась за столом, стоящем на небольшом возвышении. Напротив расселись обвинение и защита - два адвоката Рудникова, Дацышин и трое его адвокатов. Галёрку оккупировали журналисты (на этом заседании их было шестеро).

Рудникова заперли в клетке, прикрученной мощными болтами к внутренней стене и полу. Причём там целая технология: наручники с подсудимого снимают лишь тогда, когда он оказывается за решёткой. А калитку этой клетки запирают на амбарный замок. Чтобы снять наручники, обвиняемый должен встать спиной к решётке, а охранник просовывает через прутья свои руки и специальным ключом размыкает стальные браслеты. Рудников - не бандит, не маньяк и не убийца, но никаких послаблений не имеет.

Игорь Рудников в зале Московского районного суда Санкт-Петербурга

Игорь Рудников в зале Московского районного суда Санкт-Петербурга

В каждой смене, состоящей из трёх охранников, обязательно есть одна женщина. Наши “тюремные” психологи почему-то считают, что женский фактор должен позитивно сказываться на атмосфере печального церемониала. На сей раз подошла очередь жилистой блондинки. Днём ранее она на протяжении шести часов усиленно жевала резинку - вот и сегодня своей привычке не изменила.

Сантехник в мундире

Что-то щёлкнуло, бахнуло, треснуло - как и в прошлый раз, подвешенный к стене монитор вспыхнул ярким светом. На экране высветился классический интерьер областного суда в Калининграде. Отделанные тёмным деревом стены, герб Российской Федерации и огромное, с высокой резной спинкой, кресло судьи. Как трон Великого магистра Тевтонского ордена в Мариенбурге…

- Связь с Калининградом налажена, - объявила судья Валерия Ковалёва.

Посередине просторного зала облсуда замаячила фигура свидетеля.

- Назовите себя, - попросила председательствующая.

Фигура молчала. Через динамики послышалось шуршание и скрипы.

Генерал Мартынов

Генерал Мартынов

- Свидетель, вы меня слышите?

- Мартынов Евгений Владимирович, - прогнусавил довольно неприятный голос. - Я - пенсионер МВД, проживаю в Калининграде.

Возможно, тембр голоса свидетеля ухудшали эфирные помехи.

“Это же генерал Мартынов!” - зашептались журналисты.

“Не очень-то похож на генерала, - кто-то из присутствующих озвучил своё приватное мнение. - Больше на сантехника смахивает…”

Единые цели

- Сообщите суду, знакомы ли вы с Рудниковым, Дацышиным, Леденёвым? - слуга Фемиды задала ставший уже традиционным вопрос.

- С Дацышиным знаком, - отозвался Мартынов. - Рудников - был депутатом областной Думы. Встречался с ним, когда отчитывался перед региональным парламентом о проделанной за год работе…

- А с Леденёвым?

- С Леденёвым мы служили вместе, работали, - своему лишённому каких-либо интонаций голосу генерал постарался придать героические нотки. - И цели у нас были единые - по обеспечению безопасности региона...

- Об этом я вас не спрашивала, - строго осекла судья. - Про ваши “единые цели” с Леденёвым мы поговорим чуть позже…

Речная прогулка

- Назовите, когда вы были руководителем УМВД Калининградской области? - зашелестел своим “вопросником” прокурор Шокуров.

- С августа 2011-го по июль 2016 года, - прогнусавил Мартынов.

- В газете “Новые Колёса” появлялись порочащие вас публикации?

- Выходили публикации разного характера… - сморщился генерал. - На первых страницах было здание УМВД и моя фотография. Во весь рост. Ну а дальше шли всевозможные комментарии. Так называемые “фейковые новости”…

При слове “фейковые” прокурор ухмыльнулся и принялся что-то записывать в своей тетрадке.

- Продолжайте, - подстегнула младшего советника юстиции судья Ковалёва. - Не затягивайте допрос.

- Вы знаете о публикациях в “Новых Колёсах”, касающихся генерала Леденёва?

- Д-а-у! - очередная помеха ещё больше исказила и без того неважную дикцию бывшего шефа полиции.

Генерал Леденёв

Генерал Леденёв

- Вы обсуждали это с Леденёвым?

- Да, у нас была встреча с Леденёвым на яхте. Когда мы совершали речную прогулку по Преголе...

Шпион Рабинович

- Ваша честь, - адвокат Дацышина Сергей Баранов слегка поднял руку. - Я хотел бы уточнить у свидетеля... Следует ли это понимать так, что у генерала Леденёва есть собственная яхта?

- Нет, - отрезал Мартынов.

- Тогда ответьте: кто такой Рабинович? - не отступал Баранов. - Вы его знаете?

- Это наш знакомый… Мой знакомый.

Возникла пауза. Судья Ковалёва начала спешно перелистывать материалы уголовного дела, стараясь отыскать нужную страницу. Адвокаты, используя время, стали вполголоса переговариваться между собой. Один из сидевших в зале журналистов решил поделиться с коллегами только что полученной из “Гугла” информацией:

“Рабинович - калининградский бизнесмен, проживающий в Мюнхене… Через жену Леденёва получал доступ секретной информации для иностранных спецслужб...”

- Тишина в зале! - одёрнула говоривших судья. - Сторона обвинения, продолжайте допрос.

Купил “Новые колёса”

- Итак, вы встречались на яхте, - на голубых погонах молодого прокурора блеснули “майорские” звёзды. - А в Москве встречались?

- Встречались, - кивнул Мартынов.

- Это вы рекомендовали Леденёву обратиться к Дацышину - уважаемому человеку в Калининградской области - чтобы решить вопрос с публикациями?

- Простая беседа была… - занервничал Мартынов.

- Отвечайте на вопрос, - подстегнула судья.

- Понимаете, - генерал начал переминаться с ноги на ногу. - Мы договорились встретиться с Леденёвым на яхте. По пути на яхту я зашёл в магазин. Чтобы купить…

Свидетель на секунду запнулся.

- ...ну, купить… я вижу лежит… ну, я и взял...

- Свидетель! - судья оборвала бессвязный лепет генерала. - Уточните, что вы взяли.

- Газету “Новые Колёса” я взял. Вернее, купил. В магазине. А там как раз очередная статья про Леденёва вышла. Вот поэтому разговор на яхте у нас на эту тему и возник.

“Вспомнить не готов”

- Допустим… - сделал задумчивый вид прокурор. - А вы могли в то самое время лично позвонить Дацышину, чтобы он встретился с Леденёвым?

- Ваша честь! - напомнил о себе Баранов. - Я попросил бы гособвинителя точнее сформулировать вопрос. Без слов “а вы могли бы?” Пусть ответит, звонил ли свидетель Мартынов обвиняемому Дацышину или не звонил. Да или нет?

- Принимается, - согласилась судья. - Свидетель, отвечайте.

- Вспомнить не готов, - прошамкал Мартынов.

- Вы уверены? Ваш ответ заносится в протокол.

- Не уверен. Не помню…

- Вам что-нибудь известно о предполагаемой передаче денег в размере 50 тысяч долларов? - вновь завладел инициативой прокурор.

- Не известно.

- У меня вопросов больше нет, - резюмировал Шокуров и демонстративно забарабанил пальцами по картонной обложке папки с уголовным делом.

Отшибло память

- Свидетель, ответьте, - Баранов повернул голову в сторону монитора, на котором по-прежнему маячила коричневая фигура генерала. - Вы дали совет Леденёву обратиться к Дацышину по собственной инициативе?

Александр Дацышин

Александр Дацышин

- Ну, это… В разговоре…

- Понятно, что в разговоре. А теперь объясните, почему вы дали такой совет Леденёву?

- Чё он спрашивает?! - забрызгал слюной бывший начальник УМВД. - Кто это вообще такой? Он чё, не понимает, что это разговор двух генералов!

Судья молча наблюдала за грубым выпадом свидетеля, предпочитая не вмешиваться.

- Что конкретно вы посоветовали Леденёву? - адвокат припирал генерала к стенке.

- Не помню.

“Ещё один свидетель, у которого отшибло память!” - сделали наблюдение присутствующие журналисты.

- Попрошу тишины! - потребовала судья.

Кошмарят Следственный комитет

- Свидетель, скажите, а с человеком по фамилии Шкиль вы встречались? - подключился второй адвокат Дацышина.

- Для чего вы это спрашиваете? - вздрогнул “пенсионер МВД”.

- Свидетель, отвечайте, - потребовала судья.

- Шкиль Олег Павлович... Помните такого? - вернулся на исходную защитник.

- Ну… - замялся Мартынов.

- Что, ну?

- Ну, я спросил у него: а чё они кошмарят Следственный комитет?

- У него? То есть вы хотели узнать это у Шкиля? И-и-и?

- Обратной связи не было, - выдавил из себя генерал. - Потому что Шкиля я потом полгода не видел.

Палочка-выручалочка

- А что, по-вашему, должен был узнать для вас Шкиль? - защитник Дацышина всё дожимал “непонятливого” свидетеля.

- Я же... ясно... выразился, - выдавливал из себя по слову Мартынов. - Почему “Новые Колёса” кошмарят Следственный комитет? Вот, что узнать.

- Когда это было?

- Не помню.

- Вы специально просили у Шкиля это узнать?

- Я что, палочка-выручалочка? - взревел свидетель.

“Он теряет нить рассуждения, - адвокаты переглянулись. - Или дурака валяет”.

- Вы себя хорошо чувствуете? - поинтересовалась судья.

- До того, как пришёл на допрос, - нормально, - пробубнил в микрофон Мартынов.

- Объявляется перерыв, - хлопнула ладонью по столу судья.

“Отойдите в сторону!”

После перерыва произошла смена караула - вместо блондинки с жвачкой, пост у клетки заняла мощная брюнетка с огромной резиновой дубинкой на поясе и - надписью “Полиция” на пышном бюсте.


Рудников улыбается и машет журналистам рукой. Я включаю камеру, чтобы его сфотографировать, но охранница делает резкий выпад, “защищая” подсудимого от объектива.

- Ваша честь! - возмутился Игорь Петрович. - Вы же разрешили меня фотографировать.

- Отойдите в сторону! - приказала ретивой “охранке” судья. - Если не хотите попасть в кадр и засветиться в прессе…

Полисменша светиться не хотела, поэтому отступила.

Начал с гаишника

- На каком основании вы считали, что Дацышин будет помогать Леденёву? - с новой силой навалились адвокаты на Мартынова.

- Безо всяких обстоятельств…

Защитники в который раз переглянулись.

“Как же он преступления раскрывал? - недоумевали журналисты. - Если ни один вопрос с первого раза понять не может...”

“А он никогда ничего и не раскрывал, - отозвались те, кто успел ознакомиться с биографией генерала. - По гражданской специальности - аграрий. Службу в милиции начал с гаишника. Затем стал тыловым работником в системе МВД. Там и дорос до генерала...”

- Хорошо, - изменила тактику защита. - Вы не были уверены, что Дацышин станет помогать Леденёву?

- Конечно, не был уверен! - загнусавил Мартынов. - О чём вы говорите?!

- Просили ли вы, чтобы Дацышин помогал Леденёву?

- Не просил. Я же генерал! Сами должны понимать. Взрослый же человек…

- У меня вопрос к свидетелю, - опять включился в разговор Баранов. - Скажите, являетесь ли вы подследственным? В отношении вас возбуждено уголовное дело?

- Да, - признался Мартынов. - По статье 285, часть 2. Злоупотребление должностными полномочиями.

- До семи лет лишения свободы, - напомнил второй адвокат Дацышина.

Примечательно, что расследованием дела против Мартынова занимается ведомство Леденёва.

- Вопросов больше нет, - резюмировал Баранов. - Думаю, это обстоятельство даёт исчерпывающую характеристику свидетелю и степень доверия к даваемым им показаниям.

Скрытая запись

- Скажите, свидетель, - повернулась к монитору адвокат Рудникова Анна Паничева. - С генералом Леденёвым у вас какие отношения? Можно ли их назвать доверительными?

- Можно назвать генеральскими, - приосанился Мартынов. - У нас есть “генеральский клуб”. Мы все там собирались на днях рождения…

- А когда вы вели доверительные беседы с Леденёвым, по-генеральски пытаясь ему помочь, вы знали, что он скрытно вёл аудиозапись всего разговора?

Воцарилась тишина. Генерал стоял в оцепенении, словно ему на голову вылили ушат холодной воды.

- Мне это было неизвестно, - наконец взял себя в руки Мартынов.

- А в ходе следствия вам эти записи слушать давали? - поинтересовалась Паничева.

- Надо ещё разобраться, что это за записи! - вдруг опомнился и загнусавил генерал. – Фоноскопическую экспертизу голоса проводили?

- В уголовным деле собраны улики и вещественные доказательства, которые не вызывают сомнения, - уточнила судья.

“Я что, идиот?!”

- Вы доверяли генералу Леденёву, встречаясь с ним? - продолжила расспрос Паничева.

- Знаете, сейчас я уже и себе не доверяю, - засопел генерал.

- Хочу уточнить, - вмешался Баранов. - Говорил ли свидетель такие слова: “Витя, не переживай! Мы все необходимые деньги соберём”. И дальше идёт матерное слово.

- Матом я ругаюсь, - с генеральским достоинством признался Мартынов. - А вот про всё остальное - не помню.

- Блин! Опять полная амнезия! - не выдержал один из защитников.

- Я попрошу… - судья смерила строгим взглядом всю адвокатскую братию.

- А деньги обещали помочь собрать Леденёву? - дожимал свидетеля Баранов.

- Я денег ни у кого не просил, и просить не собирался! - взвился Мартынов. - Я что, идиот?! Я сказал образно: если вдруг, то вдруг. Просто хотел успокоить… Что может собрать пенсионер МВД?

Проблемы с памятью

- Ваша честь, - вновь взял слово Баранов. - У нас имеются противоречия. В ходе следствия свидетель утверждал, что в марте 2017 года он встречался с Леденёвым в одном из ресторанов Москвы. Потом выясняется, что эта встреча происходила на яхте Рабиновича, а вовсе не в Москве. И не в марте, а в августе 2017 года. То есть август он путает с мартом…

- Вы следователю говорили правду или сейчас говорите правду? - уточнила у Мартынова судья.

- Не могу сказать…

- Вы страдаете проблемами с ретроспективной памятью? - поинтересовался третий адвокат Дацышина.

- Я проходил диспансеризацию… - нехотя ответил генерал. - Уже не помню, что они там у меня нашли.

Взятка для генерала

Под конец допроса адвокат Баранов огласил расшифровку разговора между Леденёвым и Мартыновым. Беседа проходила 2 октября 2017 года в служебном кабинете генерала СК. Запись вёл сам Леденёв - как заправский опер, весь обвешенный проводами и микрофонами. Делал он это втайне, по просьбе ФСБ, да ещё и подстёгивал своего товарища-генерала провокационными вопросами.

Из этого разговора следует, что Мартынов посоветовал Леденёву заплатить за “прекращение писанины”, пообещав, что “полтинник баксов или евро” можно взять у Кости - бывшего вице-премьера правительства Калининградской области Константина Суслова, на брата которого региональный СК возбудил уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере. При этом Мартынов попросил не арестовывать счета Суслова. Так, во всяком случае, поняла суть диалога защита.

- За содействие в прекращении этого дела Мартынов намекал на встречную услугу, обещая получить от Кости 50 тысяч долларов или евро для решения проблем Леденёва, - позже объяснил адвокат Баранов. - Мартынов сначала пытался отрицать этот факт, но после оглашения стенограммы признался, что такие фразы звучали, но произносил он их, чтобы “успокоить” генерала Леденёва…

Как агент “007”

“Конструктивный диалог” двух силовиков сопровождался отборной матерщиной. Ради интереса, присутствующие в зале журналисты подсчитали, что за время этой “великосветской беседы”, которая длилась около семи-восьми минут, представители высшей элиты нашего общества употребили 49 слов, относящихся к ненормативной лексике…

Разобравшись с матерной стенограммой, судья Ковалёва объявила, что допрос завершён.

Следующие заседания пройдут 17, 18 и 19 апреля. Начнутся они с демонстрации двух фильмов, снятых генералом Леденёвым во время его встречи с Рудниковым и двумя его юристами - Михаилом Золотарёвым и Владимиром Кравченко. Один фильм снят скрытой камерой, которая была установлена в цветочном горшке в кабинете Леденёва. Другая микрокамера - настоящий шпионский гаджет, достойный суперагента “007” - была вмонтирована в заколку галстука Леденёва...

Юрий ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля