Новые колёса

“ПО КАЛИНИНГРАДУ Я ЕЗДИЛ БЕЗ ПРАВ”.
Валерий Лысенко сначала руководил каскадёрами, а потом — музыкальным театром

Ретро, шляпки и шампанское

- Моя карьера автолюбителя началась удивительно романтично. И совершено случайно, - рассказывает заслуженный деятель искусств России Валерий Лысенко. - В 1988 году я руководил коллективом каскадеров. И повез автородео “Скифы” на гастроли в Польшу. Мы частенько выезжали на заграничные гастроли.

Своего автомобиля тогда у меня еще не было. А спортивных - сколько хочешь. На них-то я и учился. Чаще всего мне удавалось покататься за рулем “девятки”. Популярная тогда была малолитражка. На спортивные машины в те времена никаких номерных знаков не вешали. По городу ездил я нелегально, без прав. Но ГАИ меня ни разу не остановила.

…С поездкой в Польшу связана и памятная история, после которой я впервые сел за руль уже своего СОБСТВЕННОГО автомобиля. Дело было так. Друзья меня познакомили с бывшим чемпионом по боксу Польши Адамчиком. Контактный и очень интересный человек. Он уже был в возрасте и боксом не занимался. И вот сидим мы в гостинице, пьем шампанское. В какой-то момент наш разговор коснулся автомобилей. И моя супруга вдруг неожиданно говорит: “Как мне нравятся ваши польские автомобили. Они такие…”

“Какие?”- переспрашивает Адамчик.

“Ну, типа ретро, как старинная шляпка…”

Адамчик, услышав такое сравнение, удивленно посмотрел на мою супругу. Потом отодвинул штору на окне и показал ей стоящую на улице машину: “Вот такая?” “Да, да. Такая”, - закивала головой жена.

Машина, стоявшая перед отелем, называлась “Сирена”...

Польский самоход в подарок

- На следующий день знакомые повезли мою жену в Германию. Предложили безвизово пересечь границу (в те годы это было все равно, что сейчас слетать на Луну) и посетить Берлин. А я остался в Польше. Утром приходит ко мне в номер Адамчик и отдает какие-то ключи: “Презент твоей жене”.

Валерий Лысенко

“Что за презент?” - спросонья не сразу понимаю я.

Самоход, который ей понравился. Пойдем, покажу”.

Мы вышли. Стоит “Сирена”. Ярко-красного цвета. Вся такая маленькая, гладенькая, как божья коровка. Я даже как автомобиль-то ее вначале не воспринял. Год выпуска? Адамчик только плечами развел. А Бог ее знает.

Уже потом я сопоставил каталоги, полистал справочную литературу и пришел к выводу, что мою “Сирену” изготовили где-то в конце 50-х.

“Сирена” оказалась машиной удивительной. Сейчас таких уже не встретишь. Мотор, как у мотоцикла - двухтактный. Всего три цилиндра. Запускаешь его, а он трещит, дымит, да еще и стреляет из выхлопной трубы маслом.

“Но это вовсе не значит, что движок хандрит, - объяснял мне Адамчик. - Просто он работает на смеси низкооктанового бензина и масла”.

После заправки “Сирену” рекомендовалось потрясти как следует и покачать. Чтобы все компоненты “адской” смеси хорошо перемешались”.

Ну оч-ч-чень оригинальная машина.

По мотивам старинного “ДКВ”

- В то время я был совсем еще неискушенным автомобилистом. Но это не помешало мне понять, что “Сирена”, как транспортное средство, никакой ценности не имела. Зато это был настоящий ретромобиль. Уже потом я где-то прочитал, что поляки, создавая свою “Сирену”, за основу взяли старую немецкую малолитражку “ДКВ” образца 1939 года. Конструкция ее переднего привода - еще более древняя - второй половины 20-х. А электрообородование! Вы представляете себе, все лампочки, стартер и генератор были рассчитаны на 6 (!) вольт. Не машина, а ходячая история мирового автомобилестроения.

Тем не менее я подарку очень обрадовался. Как же, я стал владельцем собственного автомобиля!

Через несколько дней я совершил первую в своей жизни длительную поездку - перегнал автомобиль из Польши в Калининград. Без прав.

Вот так в нашей семье и появилась машина. Было это в 1988 году.…

Долгое время я ездил по Калининграду без водительского удостоверения. Я шельмовал. Пользовался тем, что многие гаишники знали меня в лицо. Для них я был неотделим от автородео, каскадеров и всяких там невероятных трюков. Им и в голову не приходило, что человек, профессионально занимающийся постановкой автошоу, не имеет водительского удостоверения.

А права я получил лишь в 90-м году. И с тех пор езжу за рулем вполне законно.

В дерево врезались я… и моя собака

- Как сложилась судьба “Сирены”?..

Валерий Иванович тяжело вздохнул, выдержал паузу и продолжил:

- Было это на Светлогорской трассе. Ехали мы вдвоем: я и собака. Сзади на другой машине ехала наша семья с родственниками. На них я эксперименты ставить не хотел…. Потому что мы с собакой ездили экстремально. Как каскадеры. Хорошо еще, что наша “Сирена” больше 50-60 км/час вообще не развивала.

Валерий Лысенко

Итак, еду я спокойно по трассе. И вдруг впереди возникает помеха. Жму на тормоза. Педаль проваливается. Машина, как ни в чем не бывало идет вперед. Что делать? На встречной полосе сплошняком идут машины. Сворачиваю на обочину, а там дерево. Ну и ба-бах! От удара какой-то шланг в моторе лопнул, масло брызнуло в салон.

Наш драгоценный пудель с ног до головы оказался в масле.

Но я-то вначале не понял что к чему. Сами понимаете, авария, состояние шоковое. Собака - черная. Масло - светлое. Смотрю и понять не могу, что у нее с головой. Неужели это… о, боже! Мозги?!

В это время остановилась ехавшая следом за нами машина. Подбежали родственники. Мы тогда не на шутку перепугались.

…“Сирену” притащили на буксире в Большое Исаково и оставили перед нашим домом. Как памятник. И постоянное напоминание, что ездить так, как ездил я - нельзя. За машиной надо следить. Проверять ее. Ведь из-за моей халатности чуть было не произошла трагедия.

1000 км без рук

- В отличие от моих поездок на “Сирене”, в автородео было все гораздо спокойней. Благодаря тщательной подготовке трюков и высокому профессионализму каскадеров, за все годы выступления “Скифов” ни одного несчастного случая не произошло. Один раз, правда, на тренировочном прыжке мотоциклист что-то там не рассчитал. Он должен был перепрыгнуть 10 стоящих в ряд машин. Для подобных трюков мы специально готовили технику, укрепляли колеса, амортизаторы. А здесь то ли он скорость неправильно выбрал, то ли еще что.… Короче, при прыжке колесо согнулось. Стало яйцом. Но вот чудо - несмотря на это, спортсмен мотоцикл удержал. Приземлился благополучно. Ну, юзом немного. Но ничего...

В нашем автородео выступал каскадер из Кривого Рога. Его занесли в Книгу рекордов Гиннесса. Он проехал очень большое расстояние, стоя на сиденье, без рук. Чуть ли не тысячу километров.

Вообще, молодцы эти каскадеры. Славные ребята. И ответственные.

“На двух колесах ездить не умею”

- Прыгали у нас и машины. Они так и назывались прыжковыми. Для этой ответственной задачи мы специально выбирали “Москвич” и устанавливали его на раму. Напомню, что у обычного “Москвича” никакой рамы и в помине не было. Кузов-то у него был несущим.… Двигатель еще серьезно дорабатывался - без форсированного мотора никаких трюков не выполнишь. “Москвич” прыгал у нас со специального станка высотой 4 метра. Траекторию полета рассчитывали специалисты. Очень сложная задача. Ошибешься немного - и все.… Бывало, конечно, что и каскадеры допускали ошибки. И машина приземлялась “задницей” на землю. Но это так, ерунда. Обычные рабочие моменты.

У нас в автородео была и клоунская машина, которая разваливалась пополам... Много было интересных номеров. Вообще все номера мы придумывали сами. Вот, скажем, “Огненные кольца”. Когда каскадер, сидя на крыше мчащейся на большой скорости машины, прыгает через огненное кольцо. И потом приземляется опять на крышу. Или кегли-ходули... Каскадеры стоят на кеглях. А машина идет на большой скорости, выбивает эти ходули из-под него. А каскадер группируется и прыгает на землю... Потом езда на двух колесах. Но это, я бы сказал, не мастерство. Это технология. Хороший автомобилист с чувством дистанции и скорости может освоить этот навык за 2-3 месяца. Вот я на двух колесах ездить так и не научился. Хотя поездки на “Сирене” - это тоже своеобразный трюк. Захватывающий и порой опасный...

“Я загубил “Патрол”

Валерий Лысенко: “В кемпере я чувствую себя как дома”

- У меня был “Мерседес-230”. Удачная модель. И хорошо упакованная. Там, например, была даже печка с электронным управлением. Купил я его четырехлетним. Тогда эта модель считалась новой и очень дорогой. Но потом я умудрился поменять его на “Ниссан-Патрол” черного цвета, 1991 года. Тогда этот джип был очень престижным и считался верхом совершенства. Достойный получился обмен.

У джипа был дизельный двигатель. Поездил я на нем немного и… загубил. Из-за неопытности. В 1995 году в Калининграде ударили сильные морозы. В то время на внедорожнике ездил не я, а мой водитель. Он и решил проявить инициативу. Чтобы двигатель быстрее прогревался, водитель перед радиатором установил фанерку. Все бы ничего, но через два дня наступила оттепель. А в хитрой электронике, которой до отказа напичкан “Ниссан”, было одно устройство. Если двигатель перегревался, то он автоматически выключался и блокировался. Надо было ждать, пока он остынет. А я с семьей поехал в Гданьск. Наступила ночь. И тут двигатель перегревается и прямо на трассе глохнет.

Вспомните то “веселое” время. По Польше ездить на дорогих машинах, было, ох как небезопасно. Надо было срочно что-то предпринимать. Тогда я пошел на светившийся вдалеке огонек. Там оказался хутор. В колодце я набрал ледяной воды и залил ее в расширительный бачок радиатора. Ну и тут произошло, то, чего я никак не ожидал. Из-за перепада температур повело головку блока цилиндров. Но машина была настолько прочная и надежная, что я сумел на ней доехать до Гданьска. А потом вернуться в Калининград. Когда на следующий день после приезда домой специалисты автосервиса сняли головку блока, их взорам открылась страшная картина… Они в толк никак не могли взять, как вообще этот двигатель мог работать.

Мне предложили заплатить 5000 долларов за восстановление мотора. Но на следующий день ситуация круто изменилась - ко мне пришли ребята и говорят: “Не хотите ли поменять свое “железо” на другой “Патрол”, бензиновый?” Я согласился. С тех пор и начался мой долгий роман с джипами.

“Как я сжигал тормоза”

- Но бензиновый “Патруль” мне не понравился. И я от него быстренько избавился. Затем приобрел “Лэнд-Крузер”. На нем я поехал с семьей путешествовать по Европе. Проезжали Хорватию. Забрались в горы. А дороги там - то спуск, то подъем. Горные перевалы, хребты.… Приходилось постоянно притормаживать. Ну, тогда я еще был водителем начинающим. Из-за своей неопытности педалью тормоза явно злоупотребил. Это уже потом мне объяснили, что на спусках надо включать пониженную передачу и тормозить двигателем. А “Лэнд-Крузер” - машина тяжеленная! Ее несло вниз с устрашающей силой… А я все никак понять не мог, почему перегреваются тормозные колодки. Перегреваются - не то слово. От них вовсю дым валил. Мы долго шли по крутому склону и когда, в конце концов, спустились с очередного перевала, то колодки сгорели начисто. Их потом пришлось менять.

Валерий Лысенко

Еще вспоминаю случай с “Лэнд-Крузером”. Тоже в горах. Попали мы на очень узкую каменистую дорогу. Чувствуем, что заблудились, что едем куда-то не туда. А развернуться - места нет. И тут вдобавок ко всему у нас еще и двигатель перегрелся. Радиатор кипит. Жара невыносимая. С мучениями пробираемся к границе. Думаем, пересечем ее здесь и попадем в Италию. Но не тут-то было. Граница есть. Пограничники - тоже. А шлагбаума нет. Оказывается, и перехода через границу в этом месте никогда не было. Погранцы нам битый час втолковывали, что единственный для нас выход - поворачивать оглобли. Пришлось на крохотном пятачке показывать мастерство фигурного вождения, чтобы развернуть огромную машину на 180 градусов. Да еще при этом не сорваться в пропасть.

Когда мы с огромными трудностями спустились с перевала, то заблудились окончательно. Через большой горный хребет, вставший на нашем пути, был прорыт тоннель, по которому раз в сутки ходил поезд. Пришлось воспользоваться услугами железной дороги. Нашу машину погрузили на платформу, мы забрались в салон и 40 минут ехали в тоннеле. В кромешной темноте. Ощущение было страшноватое...

“Перед капотом шла жена…”

- Когда я вспоминаю про автомобильные приключения, то почему-то опять и опять мысленно возвращаюсь к поездкам в горы. На этот раз события разворачивались в Италии. И не летом, а зимой. И ехали мы с семьей не на новомодном внедорожнике, а на французском автомобильчике “Тальбо”. Как впоследствии оказалось, для гор он был не очень приспособлен.

Вообще-то в Италии отличные дороги. Но мы решили свернуть с основной трассы, чтобы полюбоваться местной экзотикой. Заехали в горы. А там туман, ничего не видно. Наступила ночь. Самое удивительное - нас постоянно обгоняли какие-то машины. Словно туман и темнота им нипочем. А мы-то даже обочину различить никак не можем. Видимость метр-два, не больше. Ну, просто белое молоко. Я не могу сообразить, что нам предпринять. В конце концов решаю сесть на хвост первой же обогнавшей нас машине и спокойно ехать за ней. Но вот незадача: у меня ничего не выходит. Машины обходят меня… и раз - улетают куда-то прочь, через мгновение растворяясь в тумане. Положение безвыходное. Тогда я предлагаю жене: “Дорогая, может, ты пойдешь перед нашим “Тальбо” и будешь показывать дорогу?” И она согласилась. Как сейчас помню, было это после Роверетто. Близ австрийско-итальянской границы. Но ничего, тогда мы выбрались...

“Таких городов у нас нет!”

- В очередное путешествие мы взяли с собой автомобильный атлас еще советской эпохи. В принципе, никакие другие карты нам в то время были недоступны. Но потом получилась полная хохма. Когда проезжали Хорватию, пограничник, глянув на нашу карту, не на шутку удивился, а потом как захохочет: “Таких городов у нас и в помине нет!” Когда я чуть позже попытался воспользоваться этой картой на территории Югославии, то обнаружил, что на ней нет не только обозначенных городов. Нет и самих дорог. И мы плутали трое суток… Нас разыскивали знакомые, потому что мы не прибыли в Италию к назначенному сроку. И позвонить не могли - мобильников-то в то время не было. А если и были, то только у очень обеспеченных людей. Шел февраль 1994 года...

“Я наорал на пьяного австрийца”

- В Австрии было дело. И тоже во время очередного путешествия на автомобиле. К нам ни с того ни с сего привязался пьяный австриец. Начал качать права и доказывать, что мы не можем останавливаться в этом месте на ночлег. Мол, нет здесь парковки, и все тут. Ну а мы очень устали. Как-никак целый день в пути. Ну, я на него и наорал как следует. От души. По-русски. И, как ни странно, австрийский мужик быстренько все понял и убрался восвояси. Убежал. Но у меня сон пропал. Я ведь тоже стресс пережил. Неприятно все-таки. В чужой стране - и такой конфликт. И мы оттуда сразу же уехали.

А вообще никаких криминальных историй с нами за границей ни разу не происходило. Более того, я постоянно чисто интуитивно ощущал, что нахожусь под какой-то невидимой защитой. Приятное чувство, надо сказать…

“Всегда стараюсь извиниться”

- С нашей российской ГИБДД отношения у меня складываются прекрасно. Когда перед моей машиной человек в униформе поднимает полосатый жезл, я останавливаюсь и всегда стараюсь извиниться. Прав я или не прав, но я всегда говорю: “Ребята, извините. Я, наверное, чего-то там не досмотрел”. И мы всегда дружелюбно расходимся. Хотя, конечно, бывает, что и не все гаишники понимают дружелюбный тон. И такое впечатление, сами идут на конфликт.

А как хотелось бы, чтобы хоть к старшим по возрасту они проявляли элементарное уважение. Ведь чаще всего водитель нарушает не по злому умыслу, а по незнанию. Или случайно. Или по обстоятельствам. Да мало ли по какой еще причине. Вот иной раз бывает, останавливают тебя за такое-то нарушение. А ты им говоришь: “Ой, извините, я случайно нарушил”. И слышишь в ответ: “Да что мне ваши извинения!” И пытаются наказать на полную катушку. Как самого злостного нарушителя. Как потерянного для общества человека, которого можно карать, карать и карать. А я себя потерянным не считаю. Поэтому непонимание это, на мой взгляд, - главная проблема моих взаимоотношений с сотрудниками дорожно-патрульной службы. А как приятно, когда инспектор вежливо говорит: “Ну, Валерий Иванович, мы вам делаем замечание”. И документы отдает назад. А ты в ответ: “Спасибо, я учту”. Это так чертовски приятно.

“Фиеста” - кусок железа с мотором

- Вообще много у меня было самых разных машин. И всякие французские. И “Ауди-Сигара”…. Потом спортивная БМВ-325.… О, БМВ! В то время это был шик. Мощная машина, 6-цилиндровая. Очень приемистая. Один у нее был недостаток - очень низкая посадка. На наших проспектах я ей весь низ ободрал и изуродовал. А глушитель?… Что с ним стало! Вспоминать не хочется. Потом я вынужден был поставить другие пружины, чтобы увеличить дорожный просвет. Только после этого смог на ней нормально ездить.

Валерий Лысенко

На определенном этапе жизни я понял, что большая машина - это уже не для меня. И я забрал у дочери “Форд-Фиесту”, купив ей взамен другую машину. И пересел на малолитражку. Она уютная, компактная, безо всяких претензий. Легкая в управлении, простая в обслуживании. Впечатление такое, что это просто… кусок железа, двигатель и… больше ничего. Это я о своей “Фиесте”. Бензина расходует мало. И парковать ее легко и удобно в любом месте. И даже, если случайно цепанешь что-нибудь - так ремонт по карману не ударит. Отличная машинка. И я ее очень люблю.

Домик на колесах

- Сегодня мои приоритеты изменились. Скорость меня больше не интересует. Меня увлекает другое. Я стал искать машину, которая могла бы помочь мне в семейном отдыхе. И в конце концов нашел. Это домик на колесах - кемпер, смонтированный на шасси микроавтобуса “Фольксваген”. Там есть все: удобные спальные места, шкафы, тумбочки, гардероб. Машина предназначена для длительного комфортного отдыха на природе. Вдали от цивилизации. Поэтому оборудована газовой плитой, холодильником, умывальником, душем и даже биотуалетом. Мы не раз выезжали на ней всей семьей отдыхать на Куршскую косу.

Кемпер я приобрел пару лет назад. Состояние у него было не очень. Потасканная временем машина. Но, готовясь к очередному летнему сезону, я ее перебрал почти всю: двигатель, ходовую, трансмиссию. Провел реставрацию интерьера.

И я настолько привязался к этой машине, что езжу не только на отдых, но нередко раскатываю на ней и по городу.

Ю. ГРОЗМАНИ, фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля