Новые колёса

КРАСНОЕ ЗНАМЯ НАД КЁНИГСБЕРГОМ вывешивалось каждый раз, когда в городе случался пожар

Наша сегодняшняя “прогулка” по Кенигсбергу не совсем обычна.

- Красное знамя появилось на самой высокой башне города, - говорит Николай Чебуркин, специалист по истории края, - задолго до апреля 1945 года. Еще в средние века. Его вывешивали на Центральной башне Королевского замка, если где-то в городе вспыхивал пожар.

Пожарные машины возле пожарного депо № 3 на Врангельштрассе, 12 в 1928 году (ныне здание областного ГАИ на ул. Черняховского)

Вообще Кенигсберг горел столько же, сколько и строился. Почти все семьсот лет. С января 1255-го по апрель 1945-го.

Первый грандиозный пожар произошел в 1262 году: во время “Великого восстания” пруссов было сожжено первое поселение на Штайндамме, севернее Замка.

В 1513 году в Кнайпхофском Форштадте сгорели госпиталь Святого Антониуса, Зеленый мост и все окрестные склады. 10 августа 1539 года в хлебопекарне начался пожар, почти уничтоживший Закхайм и Росгартен (сейчас это район между “мостом в никуда” на Московском проспекте и ул. Клинической).

В августе 1756-го огонь вспыхнул в районе Росгартенского рынка (ныне - начало ул. Фрунзе). История умалчивает о количестве жертв и разрушений, но можно предположить, что их было немало: в средневековом городе дома и хозяйственные пристройки лепились друг к другу кучно, а языки пламени перекидывались через узкие улочки Альтштадта с легкостью невообразимой.

Пожар в Кёнигсберге 14 июня 1811 года на картине Хуна

...11 ноября 1764 года в деревянной будке-мастерской, где шились паруса (сейчас это район спорткомплекса “Юность”) - что-то загорелось. Под воздействием ветра огонь мгновенно охватил Альтштадт, Лёбенихт и Закхайм. Дотла выгорели четыре церкви, Лебенихт­ская ратуша, приют для нищих, 369 домов, 49 складов... Погибли двадцать семь человек - из них двадцать три душевнобольных пациента Лёбенихтского госпиталя. Ущерб составил 5 миллионов талеров. (Тогдашний талер по покупательской способности был равен русскому золотому рублю. Три рубля тогда стоила корова. А хорошую курицу можно было купить и за гривенник).

Король Фридрих Великий пожертвовал погорельцам 150.000 талеров из личной казны. Из обломков разрушенных зданий была насыпана Миллионендамм.

25 мая 1769 года пожар в Форштадте “выкосил” семьдесят шесть домов (в том числе и принадлежавший семье Канта) и сто сорок три амбара с хлебом.

В 1775-м пожар в Форштадте и Хаберберге уничтожил 988 построек.

Исторический парад Кёнигсбергских пожарных на Юнкерштрассе, 1938 г.

4 мая 1803 года огонь, “текущий” по Нойе Грабен, поглотил двадцать шесть домов. Также сгорели склады и знаменитый Сатургуский сад.

14 июня 1811 года колоссальный пожар начался на Кнайпхофе, в районе складов. Зрелище, по воспоминаниям очевидцев, было прямо апокалиптическое: обрушившись в воду, продолжали пылать четыреста бочек масла и дегтя. Пламя перекинулось на многочисленные причаленные лодки - они тоже горели на воде как факелы. В огне пожара погибли 144 дома, 134 склада, Зеленый портовый кран, Синагога и 27 тонн хлеба.

2 августа 1839 года пожар вновь вспыхнул в складском районе порта. Сгорели бесчисленные склады, корабли и Красный кран.

В 1845 году пламя “съело” 14 складов Кнайпхофского Форштадта с хлебом и товарами на сумму 300.000 талеров.

ХХ век открыл новую страницу в “огненной летописи” Кенигсберга. 4 августа 1916 года в Ротенштайне взорвался склад боеприпасов. 44 человека погибли, около сотни было ранено.

10 апреля 1920 года в Ротенштайне опять “грохнуло” - взлетел на воздух еще один склад со взрывчаткой. Погибшие исчислялись десятками. Взрывная волна снесла купол крематория, который был украшен фресками работы известного художника Эвеля.

И, наконец, в ночь с 26 на 27 августа 1944 года английская авиация совершила свой первый налет на Кенигсберг. Была уничтожена северная часть города. Разрушены Альтроссгартенская церковь, здания правительства, университет­ской библиотеки... В ночь с 29 на 30 августа второй налет англичан довершил пейзаж: на город ухнуло десять спаренных фосфорных бомб. Центр был буквально выжжен. Сохранились, в сущности, только кирпичные остовы зданий...

Вахтенный гарнизон Главного пожарного депо № 1 на Альтштадтише Баухофгассе, 4. 1941 год. Это здание находилось напротив нынешней библиотеки Чехова, на Московском проспекте, и было разрушено в послевоенное время

Впрочем, мы забежали вперед. Вернемся в позднее средневековье.

...Естественно, с пожарами пытались бороться. Еще до объединения трех городов в каждом из них были свои добровольные пожарные дружины - при профессиональных гильдиях пекарей, мясников и т.д. и т.п. А вообще в случае возникновения пожара все мужское население должно было явиться “на объект” и приступить к подручным работам. К примеру, таскать ведрами воду...

Первая городская профессиональная пожарная команда была учреждена в 1858 году. (Вы будете смеяться: мол, Кенигсберг - это родина слонов, но именно она считается первой профессиональной пожарной частью в Германии. А может быть, и в Европе.) Она располагалась на Унтерлааке, 29/30 и состояла из бранддиректора (начальника) Шонбека, двух брандмейстеров и восьмидесяти пяти пожарных.

В различных частях города были созданы пять пожарных депо: в Альтштадте (недалеко от того места, где сегодня находится спорткомплекс “Юность”), Лебенихте (район нынешней “Финской мебели” - экс-магазин “Светоч”), Форштадте (около ДКМ), Нассер Гартене (ул. Нансена) и Понарте (там, где сейчас к/т “Родина”).

Все подразделения были оснащены брандспойтами (пожарными насосами), а в центральном депо - на Форштадте - брандспойт был еще и паровой.

Упряжки лошадей для транспортировки пожарных и их “арсенала” должен был на безвозмездной основе предоставлять город. Он же обеспечивал не только содержание “грузового парка”, но и штатную единицу - кучера.

Для постоянного наблюдения за городской территорией на башне Королевского замка постоянно сидел специальный пожарный постовой. Если где-то замечался “очаг возгорания”, постовой - днем - вывешивал в направлении места пожара красное знамя, а ночью - красный фонарь. Одновременно на башне начинал звонить пожарный колокол. По установленному в городе порядку пожарная команда должна была мчаться “на объект” с брандспойтами наперевес, а все оказавшееся поблизости мужское население - становиться к пожарным помпам для ручной подачи воды.

Тот, кто прибывал на место пожара первым, получал премию в один талер (треть коровы, - прим. авт.).

Служба пожарных была нелегка. После сорока восьми часов караульной службы еще сутки они находились в депо, выполняя различные работы, или откомандировывались (в качестве охранников) на театральные спектакли.

Тушение пожара на улице города, 1920 год

Или - в качестве спасателей - на пруды у городских купален, “пасти” отдыхающих. А иногда после окончания этой смены снова звонил замковый колокол - и пожарные снова должны были явиться в свое депо. Не явившегося три раза - незамедлительно увольняли со службы. А поскольку зарплата рядового пожарного составляла около 20 талеров (у тех, кто был чином повыше - соответственно, и оклад был побольше) - то имело смысл упираться. Случалось, что пожарные не бывали дома по целям неделям.

Обычно при получении сигнала о вспыхнувшем где-то пламени перед пожарной упряжкой ехал велосипедист. За ним - галопом - сильные лошади, везущие телегу с брандспойтом. Если дело происходило ночью, дорогу освещал пожарный с факелом. Это было жуткое и красивое зрелище...

В начале ХХ века в Кенигсберге построили еще три пожарных депо, в том числе и на Врангельштрассе, 12 (здание на нынешней ул. Черняховского, 52, в котором сейчас располагается областная ГИБДД). В Набережном депо находился пожарный моторный бот “Брюнс”, служивший для тушения плавучих “очагов возгорания”.

На улицах города на расстоянии 100 метров друг от друга были установлены 750 больших надземных гидрантов и 1000 малых, подземных (в современном Калининграде их значительно меньше). Кроме того, в пригородах Кенигсберга - Метгетене (пос. Космодемьянского), Танненвальде (Чкаловск), Кведнау (Северная Гора), Лауте (Исаково), Зелингфельде (Борисово), Кальгене (Кальговка), Юдиттене (ул. Менделеева) - располагались отдельные пожарные группы.

Здание бывшего Восточно-Прусского пожарного общества на Кёнигштрассе, 1959 год (ныне в нём  располагается Всероссийское общество слепых на ул. Фрунзе)

...В апреле 1945 года кенигсбергских пожарных - одетых, естественно, в форму - посчитали военными. И отправили в Сибирь. Тушить пожары в Кенигсберге никто тогда не собирался. Как вспоминает один из ветеранов, воевавший в составе 3-го Белорусского фронта:

“...Наши солдаты считали, что они попали на территорию врага. Начали сжигать, начали искать клады. Тут что было: солдат в здание заходит, ага, темновато немного. Там бумаги какие-то на полу разбросаны. Вот он взял бумагу, зажег. Посветлее стало. Бросил ее на пол, там другие загорелись, совсем светло стало...

Начинает подниматься по лестнице на другой этаж. Пока там осмотрел все, внизу уже загорелось. Ему приходится со второго этажа прыгать...” (“Восточная Пруссия глазами советских переселенцев. Первые годы Калининградской области в воспоминаниях и документах”.)

Об автоматчиках, которые выжигали интерьеры уцелевших домов из огнеметов, мы вообще не говорим... Натурально, огнемет брандспойту не товарищ.

Так и закончилась история кенигсбергских пожарных. Кстати, через четыре года эта команда отмечала бы стопятидесятилетний юбилей. А теперь, вероятно, эстафету подхватят калининградские пожарные. Если вовремя вспомнят о знаменательной дате.

Ну а наша следующая “прогулка” - по “почтовым местам” Кенигсберга. Давно сгоревшего синим пламенем...

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля