Новые колёса

КРОВАВЫЙ УЖИН В ДВОРИКАХ-3.
После того, как убийца направил из тюрьмы иск против нашей газеты, ему скостили срок

Об этом страшном деле в “НК” писали уже неодно-кратно.

...11 октября 2003 года у Светланы Ивановны Герасимовой, жительницы посёлка Дворики Зеленоград-ского района, пропала 27-летняя дочь Наталья.

Зарезал свою сожительницу

- Наташа жила со своим гражданским мужем Виктором Шинкарёвым там же, в Двориках, - рассказывала Светлана Ивановна через полтора года после того рокового дня. - Днем она ко мне забежала, сказала, что они с Витей придут ко мне на её день рождения - 20 октября. Я согласилась. А вечером пришёл Виктор: “Тётя Света, Наташа у вас?” - “Нет”.

Я, честно говоря, за неё не очень беспокоилась. Она и в Калининград уезжала часто и надолго, и погулять любила, и выпить тоже... Забеспокоилась я потом, когда узнала: Виктор нашёл Наташу у Морозовых.

...Есть такое семейство в Двориках, нехорошее... Наталья к ним будто бы заглянула стрельнуть сигарету. А у тех попойка была. Наталья и осталась.

Морозовы живут в восьмиквартирном доме - занимают весь второй этаж. Одна квартира - Любови Морозовой, другая, дверь в дверь, её сожителя Анатолия Сторчевого. У Любы двое детей: Влад Марченко (он в прошлом сидел за убийство: зарезал свою сожительницу, будто бы на почве ревности) и Андрей Морозов...

В тот день Андрей побил Сторчевого, Люба ушла утешать сожителя. Влад, его гражданская жена Ольга Пахущих (в поселке её называют Олесей), Андрей, Наташа и Виктор остались в квартире Морозовых. В одиннадцатом часу вечера там раздались какие-то не то хлопки, не то выстрелы, потом - отчаянный женский крик, а потом мужской голос: “Заткнись, стерва, а то и тебя это ждет!”

Всё это слышала собственными ушами моя дочь Вита, которая живёт с Морозовыми через стенку... Виктор Шинкарев ничего толком не помнит: он напился самогонки, залакировал водочкой, поплёлся на остановку... а очнулся почему-то в канаве. Наташу он больше не видел.

Утром 12 октября я пошла к Морозовым: “Где Наталья?”

- Она ушла. Наверное, в Калининград уехала.

- Как она могла уехать? На ней кроссовки были рваные, а Витя говорит, она ничего из вещей не забирала.

- Ничего не знаем. Ушла.

Выстрел в живот

- А через три дня Морозовы сделали в квартире ремонт. Люба позвала Виту: “Зайди, глянь, как у нас стало!” Вита зашла, а заодно спросила: “Что это у вас за крики были?”

Наталья Герасимова

- Ничего у нас не было!

А ещё через некоторое время Андрей Морозов убил Сторчевого. Изготовил шомпольное ружье, зарядил его гвоздями, болтами и гайками и жахнул отчиму в живот. С трёх шагов.

Сторчевой умирал страшно. Люба Морозова и сожительница Андрея Катя кое-как запихнули в развороченный живот бедолаги его выпавшие кишки, обмотали простынкой, вызвали “скорую”... Врачу они попытались сказать, что-де Сторчевого подстрелили на краю села из-за ворованного янтаря. Таким, мол, и пришёл. Но врач только рукой махнул: “Да вы что?! Он с таким ранением и трёх шагов бы не сделал. И полоса за ним кровавая тянулась бы в полметра шириной!”

Андрея взяли.

Мы тем временем подали в милицию заявление, чтобы Наталью искали. У нас брать его не хотели: мол, живая она, гуляет.

(Давыдкин А.В., оперуполномоченный Зеленоградского РОВД написал, а начальник утвердил “Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела”, где имеются такие строчки: “<...> В ходе проведения мероприятий по розыску Герасимовой Н.А. её местонахождение установлено не было, труп пропавшей обнаружен не был <...> Нет оснований полагать, что пропавшая могла стать жертвой преступления”. С этого момента Герасимовы искали Наталью САМИ, - прим. авт.)

- Наталья не появилась ни на свой день рождения, ни на день рождения отца. Не приехала она и на день рождения Пети, её сына - он у нас живёт. Ни разу не было, чтоб она его не поздравила! Я чувствовала, что Натальи больше нет, - продолжала Светлана Ивановна. - Морозовы нас откровенно избегали. А по поселку пополз слух, что Наталью убил Андрей Морозов - он уже сидел за убийство Сторчевого, точнее, ждал в СИЗО суда.

“Закопана рядом с вами”

- Ночью мне вдруг приснился сон: приходит моя Наталья, мёртвая, вся опухшая, всё прямо течет с неё, пальцев нет, голова набок... Я кричу: “Наташа!” А она смотрит на меря, разворачивается и уходит...

На могиле Натальи Герасимовой

Мы с Витой пошли к одной ясновидящей. Она зевнула, задумалась и говорит: “Наташа там и осталась, она оттуда не ушла”. Мы - к гадалке. Та тоже сказала: “Не ищите. Она убита и рядом с вами закопана. Убивали и светленький, и темненький, и женщина ядовитая...”

Я опять к следователю. Он меня уже видеть не может. А мы везде писали жалобы. И добились, чтобы дело по ст. 105 УК РФ было таки возбуждено, хотя тело Натальи не найдено.

...И вдруг я узнаю: Андрей Морозов, уже получивший к тому времени 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима, совершил явку с повинной! Сказав, что Наталью убил Сторчевой. Якобы он, Морозов, 11 октября проснулся от глухого стука, вышел в коридор, где обнаружил на полу труп Натальи и стоящего рядом Сторчевого с топором в руках. Тот будто бы пригрозил ему: “Иди отсюда, а то тебя убью!”

Андрей якобы испугался, ушёл к себе в комнату, а потом, услыхав, как хлопнула входная дверь в квартире, вышел на улицу и увидел, что Сторчевой несёт в руке лопату, а на плече - Наталью. Морозов-де проследил, куда пошёл Сторчевой и где тот закопал тело. О том, что случилось, никому не рассказывал, так как Сторчевой постоянно угрожал, что убьёт его “за длинный язык”. А теперь, дескать, Сторчевой умер, бояться некого, можно “снять грех с души”.

...Морозова привезли в Дворики. Он повёл милицию в поле. За сенокосом у Виты разрыли землю и нашли труп Наташи.

Я - к следователю: “Да вы что?! Андрей Морозов с Владом Сторчевого били по десять раз в день. У него нос сплющен был, он ходить не мог - весь подпрыгивал. Он три килограмма в руках бы не удержал - куда ему Наталью на одном плече нести. Она высокая, крепкая, весила 80 килограммов!”

А следователь мне: “Дело закрыто. В связи со смертью подозреваемого”.

“Доброе имя” потрошителя

- Зато началось другое дело. Светлана Ивановна, категорически отказываясь верить в то, что Наталью убил немощный Сторчевой, продолжала писать жалобы, заявления... Ей помогали депутат Калининградской областной Думы Олег Березовский, учредитель “НК” Игорь Рудников, юридический представитель нашей газеты Михаил Золотарев. Уголовное дело по факту убийства Натальи Герасимовой то прекращалось, то возбуждалось...

В разное время членам семьи погибшей признавались (при свидетелях!) то брат Андрея Морозова, то Олеся Пахущих, то Любовь Морозова - в том, что Андрей по пьяни сначала прокусил Наталье щеку, потом жахнул ей в ногу гвоздями (из того же самопала, из которого впоследствии убил Сторчевого) так, что разнёс полстены, а потом затащил её в кладовку и там убил... А ночью Влад, Олеся и Андрей закопали труп в поле. Олеся, по её собственным словам, “прибиралась дома, чтобы не было никаких следов”. А пятна крови на стене спешно залепили обоями.

Все эти доводы никакого впечатления на прокурорских работников не производили. А 15 июня 2006 года находящийся в колонии Андрей Морозов направил в Ленинградский районный суд Калининграда иск против журналистов “НК”. Дескать, из газетной статьи следует, что Наталью Герасимову убил он, а приговора суда на этот счёт не было и даже обвинения в убийстве Герасимовой ему не предъявлялось - короче, пострадало его доброе имя. И вообще - причинены неслыханные нравственные страдания, которые “тянут” не меньше, чем на три миллиона рублей.

Иск убийцы составлен безупречно грамотно с юридической точки зрения. Морозов, не окончивший толком даже среднюю школу, виртуозно употребляет такие формулировки, как “явствует факт нарушения презумпции невиновности”, “имеет место быть”, ссылается на нормы законов, да и орфографических ошибок делает всего пару... Но каких! Он пишет “УЖЫН”. Ну не может человек, не усвоивший в первом классе школы даже того, что “жи-ши” пишется с буквой “и”, выдавать на гора замысловатый иск о защите чести и достоинства без посторонней помощи!..

Руками душегуба

А на мысль о том, что помощь Морозову была оказана отнюдь не юридически “продвинутым” корешем на зоне, а квалифицированным юристом, нас наводят два обстоятельства. Во-первых, в 2006 году на газету обрушился целый поток исков, написанных точно под копирку - включая и заявления, поданные в прокуратуру г.г. Фалеевым, супругами Крамаренко и Валуевым с требованием возбудить в отношении учредителя и журналистов “НК” уголовные дела, т.к. в газетных публикациях говорилось о событиях, по поводу которых НЕ ИМЕЛОСЬ ПРИГОВОРА СУДА, ВСТУПИВШЕГО В ЗАКОННУЮ СИЛУ.

(Мы уже много раз писали о том, что создается весьма опасный прецедент. Если завтра журналист поведает о том, как пьяный слесарь дядя Вася раскурочил батарею - в отношении журналиста может быть возбуждено уголовное дело. Ведь приговора, вступившего в законную силу - насчёт Васи и батареи - не имеется! А если писать лишь о “вступивших в силу приговорах” - можно закрывать все СМИ в стране. И выпускать бюллетень “Из зала суда”.)

Во-вторых, через три дня (!) после того, как Морозов обратился в суд с трехмиллионным иском к “Новым колёсам”, 19 июня 2006 года, президиум Калининградского областного суда в составе председательствующего В. Фалеева и членов президиума Н. Башкиревой, О. Крамаренко, Б. Науменко, Р. Лахониной, О. Кузнецовой рассматривал его, Морозова, надзорную жалобу. И срок Морозову скостили. Нет, ненамного, но... не правда ли, любопытное совпадение?..

(Кстати, на редакцию ГТРК “Янтарь”, которая также освещала трагические события в Двориках, Морозов никакого иска в суд не подавал. Ни в преддверии рассмотрения его надзорной жалобы, ни позже.)

...Судья Ленинградского районного суда С. Токарский, рассматривая иск Морозова к редакции “НК”, явно собирался его удовлетворить. Но... произошло то, что, увы, бывает очень редко. Как правило, люди, обращаясь в газету за помощью, потом, когда у газеты из-за этого начинаются проблемы, предпочитают позицию “моя хата с краю”. В принципе, понять их можно: людям страшно, они сознают своё бессилие и убеждают себя в том, что газета-де и без них “обязательно выкрутится”...

Жутко стало даже судье

- А вот родные Натальи Герасимовой оказались последовательны в своей борьбе за справедливость. (Хотя основания испугаться у них были: с зоны Светлане Ивановне передавали “приветы” от Андрея Морозова: мол, выйду - убью, а сам он написал заявление в прокуратуру Зеленоградского района, обвиняя Светлану Ивановну в клевете.) В суд пришли почти все родственники погибшей Натальи! Мать, сестра, племянники... Выступая, они поведали ТАКОЕ, что Токарскому ничего не оставалось, как признать, что “обращение Герасимовой С.И. в средства массовой информации имело под собой основание защитить свои права и охраняемые законом интересы, а не намерение причинить вред другому лицу”.

Исковые требования Морозова к редакции газеты “Калининградские НОВЫЕ КОЛЁСА” и её учредителю Рудникову были оставлены без удовлетворения. И Морозов (заметьте) не подал кассационной жалобы на решение судьи!

...Тем временем судья Зеленоградского районного суда удовлетворяет жалобу С.И. Герасимовой на постановление о прекращении уголовного дела в отношении Сторчевого А.М. - Светлана Ивановна писала о том, что Морозов обвинил в убийстве Натальи уже МЕРТВОГО СТОРЧЕВОГО. Противоречия в показаниях свидетелей устранены не были; ответ на вопрос, почему Морозов совершил “явку с повинной” спустя год после гибели Натальи (не мог же он целый год “бояться” покойника Сторчевого?!) так и не прозвучал... Судья Капитонова сочла этот довод резонным. Дело об убийстве Натальи Герасимовой направлено на новое рассмотрение.

Морозов написал развернутую кассационную жалобу, которую судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда в составе председательствующего Юрченко О.Н., судей Бобкиной М. и Сызиной Т. оставила без удовлетворения. Морозов (кстати, в суде первой инстанции выступавший по бумажке, но державшийся на редкость уверенно... скорее даже нагло) заметно “сдувается”. И производит впечатление человека, обманувшегося в своих мечтах и чаяниях. Или... обманутого? Ибо кем-то ему был обещан совсем иной поворот событий?..

Молчание ягнят

Между тем, дело об убийстве Натальи Герасимовой - знаковое. И не только потому, что о нём рассказали “Новые колёса”.

Наталья Герасимова в центре

Сегодня на селе творятся чудовищные вещи. Помню, один из “важняков” областной прокуратуры рассказывал мне, как в его бытность следователем в районе он, доподлинно зная, что N - убийца собственного сына (грохнул его в летней кухне, разрубил, вынес по частям и прикопал) и что в природе существует пять-шесть потенциальных свидетелей (типа сестры убитого, которая могла бы подтвердить, что её брат, войдя в кухню, оттуда не выходил... и вообще куда-то странным образом делся), раскрыть убийство не смог. Потому что все “заинтересованные лица” молчали, как партизаны на допросе. Не веря в действенность правосудия, но, прекрасно зная, ЧТО бывает с теми, кто “распускает язык”.

Жеглов в знаменитом фильме “Место встречи...” говорил: “Наказания без вины не бывает...” Бывает. Сегодня причинно-следственная связь между преступлением и наказанием разорвана. И наказание вполне может быть ни ЗА ЧТО... и преступление - без наказания. И тот же Морозов вполне может через несколько лет выйти на УДО (условно-досрочное освобождение) и вернуться в родные Дворики... А главное - Дворики такие есть не только в Зеленоградском районе. Они - повсеместно. Н. Серегина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля