Новые колёса

БАНДИТЫ В ПОГОНАХ ПРОТИВ СЕМЬИ ЖУРНАЛИСТА.
Казённые «защитники» боятся остановить террор силовиков

Спасите Россию

После обыска, прошедшего 2 октября в квартире журналиста Алексея Малиновского, его супруга Антонина обратилась за защитой уже в шесть разных инстанций: к уполномоченному по правам ребёнка в Калининградской области Ирине Ткаченко, к уполномоченному по правам человека в Калининградской области Владимиру Никитину, к уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, к главному федеральному инспектору по Калининградской области Сергею Елисееву, к генеральному прокурору РФ Игорю Краснову, а также к председателю Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерию Фадееву.

Выбили дверь

Приводим полный текст обращения Антонины (точнее сказать – её крик о помощи):

Антонина Малиновская Калининград
Антонина Малиновская

"...Я вынуждена обратиться в Ваш адрес за защитой своей семьи от произвола сотрудников полиции и Следственного комитета РФ.

2 октября 2020 года в 6:00 утра в дверь нашей квартиры, в которой я проживаю вместе с моим мужем Малиновским Алексеем Александровичем и двумя несовершеннолетними детьми (мальчику – 4 года, девочке – 2 года), кто-то стал звонить и стучать. Подойдя к двери и посмотрев в глазок, я увидела нескольких незнакомых мужчин в медицинских масках. На мой вопрос "Кто?" они ответили, что это полиция и потребовали открыть дверь. Я сказала, что сейчас оденусь и открою.

Однако полицейские не стали ждать, выбили дверь и ворвались в квартиру. Неизвестный в чёрной балаклаве сбил с ног моего мужа, который едва успел встать с постели, и повалил на кафельный пол. При этом Алексей получил ушиб колена. Далее незнакомец вырвал из руки мужа смартфон, швырнул в сторону и спросил, кто ещё находится в квартире. Муж ответил: "Жена и двое детей". Следом вошли ещё семеро мужчин и объявили лежащему на полу супругу, что в нашей квартире будет проводиться обыск.

Просто свидетель

Как мне стало известно позже, руководил операцией старший следователь следственного отдела по Ленинградскому району г. Калининграда СУ СК России по Калининградской области, старший лейтенант юстиции Бабаянц Александр Александрович. 28 сентября 2020 года он возбудил уголовное дело по ч. 5 ст. 128.1 УК РФ (клевета, соединённая с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления) по факту публикации 14 мая 2020 года на сайте газеты "Новые колёса" (rudnikov.com) "Открытого письма бывшего сотрудника ОРЧ СБ УМВД по Калининградской области". Мой муж проходит по этому делу как свидетель.

Алексей Малиновский Калининград
Алексей Малиновский

За три недели до обыска (8 сентября 2020 года) Алексей давал пояснения следователю Бабаянцу и сообщил, что ранее был учредителем газеты "Новые колёса еженедельник", однако не является владельцем сайта rudnikov.com, не является автором данной публикации, не знает никого из упомянутых в ней персон и не имеет причин их оговаривать. Также Алексей сообщил, что женат и имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей (всё это отражено в протоколе объяснений).

Насилие против семьи

Таким образом, прекрасно зная, что в квартире находится женщина и дети, сотрудники "правоохранительных" органов в шесть часов утра выбили дверь и совершили насильственные действия против нашей семьи. К Алексею необоснованно применили физическую силу и устроили обыск прямо в присутствии наших детей.

Также нас лишили юридической защиты (вопреки требованиям моего мужа, вторжение в квартиру и обыск начались без адвоката), нарушили наши законные права на обжалование постановления суда об обыске (Бабаянц категорически отказался дать его копию) и – права на фиксирование незаконных действий при обыске (следователь запретил вести видеосъёмку, мне удалось снять только 14-секундный фрагмент).

Как я услышала из зачитанного Бабаянцем текста постановления суда, заявляя ходатайство о проведении обыска, он не поставил суд в известность о том, что в квартире проживают несовершеннолетние дети.

Личная тайна

Во время обыска у мужа изъяли два смартфона, два жёстких диска с его компьютера, все карты памяти от нашего фотоаппарата и роутер компании "Ростелеком" (домашний интернет). Забрали также мой ноутбук и несколько CD-дисков. Там нет ничего, что связано с уголовным делом, зато есть сведения о нашей частной жизни, то есть охраняемая законом личная тайна.

Моя семья, я, мои дети, мой муж подверглись насилию, унижению, испытали тяжелейший стресс, физические и моральные страдания.

Как понятно любому здравомыслящему человеку, проведение обыска в отношении свидетеля было осуществлено следователем Бабаянцем (уверена, что не без ведома его вышестоящего начальства) с целью вызвать у нас чувства страха, беспокойства и беспомощности.

Избив мужа, который не оказывал никакого сопротивления, с последующей укладкой его на пол в нижнем белье, сотрудники силовых структур намеренно подвергли его унижающему достоинство обращению с целью усиления чувства страха (в том числе – за находящихся в квартире детей), а также с целью унизить и оскорбить его в собственных глазах и в глазах семьи.

Травмировали детей

Данная "спецоперация" планировалась и проводилась следователем Бабаянцем вопреки фактическим обстоятельствам, которые не подразумевают и не допускают подобные действия. В частности, уголовное дело возбуждено по статье "Клевета", которая не относится к тяжким или особо тяжким преступлениям – и даже в случае доказанности (а факт совершения преступления ещё не доказан) не предусматривает ареста, наказания в виде лишения свободы.

Ранее мой муж не показывал склонности к сопротивлению или к насилию, не был судим. Более того, как я уже упоминала, его процессуальный статус – СВИДЕТЕЛЬ.

Всё это ясно указывает, что средства и методы, применённые в отношении моего мужа и членов нашей семьи в нашей квартире, были избыточными и незаконными.

дети смотрят мультфильм

Но самое страшное, что действия силовиков привели к психологической травме у наших детей – когда они, проснувшись, с ужасом увидели в квартире много "незнакомых дядей" в масках. После этого дочь перестала спать в своей кроватке – теперь она спит только рядом со мной. А сын до сих пор спрашивает, почему полицейские сломали нашу дверь, когда они вернут компьютер (на котором он каждый день смотрел любимые мультфильмы), посадят ли папу в тюрьму… И я не знаю, как ему всё объяснить.

Акт самосожжения

Считаю, что таким сотрудникам, как Бабаянц, не место в правоохранительных органах, поскольку они охраняют не права граждан, а фактически встали на защиту интересов своих "коллег", о преступлениях которых говорится в "Открытом письме бывшего сотрудника ОРЧ СБ УМВД по Калининградской области".

Так совпало, что в этот же день (02.10.2020) в Нижнем Новгороде главный редактор издания "KozaPress" Ирина Славина устроила акт самосожжения перед зданием МВД. Накануне у неё в квартире сотрудники полиции также в шесть утра провели обыск.

Я не хочу доходить до такого же отчаяния как Ирина Славина, поэтому прошу: спасите нашу семью от "правоохранителей", которые ведут себя как бандиты! Пусть они вернут наши личные вещи и оставят нашу семью в покое..."


К письму были приложены копии объяснений, которые Алексей дал следователю за 24 дня до обыска, протокол обыска, скриншот видеозаписи "следственных действий", а также копии справок о травме, полученной Алексеем от непрошеных гостей.

травма при обыске

Сам себя высечет

Первый ответ пришёл из приёмной Президента РФ в Калининградской области. Главный федеральный инспектор Сергей Елисеев просто переслал обращение Антонины в региональное управление СК РФ, где его передали и.о. руководителя СО по Ленинградскому району Калининграда. То есть полковнику Дмитрию Жирнову, который лично подписал ходатайство о производстве обыска.

Нет сомнений, что товарищ Жирнов "организует всестороннюю и объективную проверку", "детально разберётся в сути" и "примет меры по защите нарушенных прав". Говоря проще – сам себя высечет.

Спрятался в кусты

Следом подоспел ответ от омбудсмена Владимира Никитина: дескать, извините, но я могу защитить, только когда права нарушают чиновники. А если силовики – прячусь в кусты.

Жирнов Дмитрий Олегович следственный комитет
Полковник Жирнов

Никитин тоже отфутболил обращение в региональный СК (где его опять-таки передали Жирнову). И заодно – в областную прокуратуру.

Кстати, в своём обращении к генпрокурору Антонина добавила:

"У меня нет надежды, что прокуратура Калининградской области сможет (а вернее – захочет) разобраться в данном деле, поскольку, если следователь Бабаянц А.А. решился осуществлять указанный ниже террор в отношении нашей семьи, то это доказывает, что он уверен в своей безнаказанности".

Но, как нетрудно догадаться, Генеральная прокуратура РФ всё равно спустила обращение в областную прокуратуру. А областная – в прокуратуру Ленинградского района Калининграда, представитель которой в суде попросил отказать в апелляционной жалобе Алексея Малиновского на постановление об обыске.

В масках и с оружием

Вместо председателя СПЧ Валерия Фадеева почему-то ответил консультант департамента письменных обращений граждан А. Попов: мол, ваше обращение "на имя должностного лица Администрации Президента" перенаправлено в СК и МВД России.

Но самый трогательный ответ поступил от уполномоченного по правам ребёнка Ирины Ткаченко:

"Появление в жилище рано утром посторонних людей, в том числе в масках и с оружием, безусловно, доставляет неудобства и пугает, особенно детей, однако это связано с реализацией функций государства по уголовному преследованию и наказанию лиц, совершивших преступление. Нарушения прав несовершеннолетних <...> в данной ситуации не усматривается".

Занавес!

Редакция "НК"