Новые колёса

ЖЕМЧУЖНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ.
Серия сто тридцать шестая.
Как грандиозный Цукан Мухосранск обскакал

Зона особого режима “Жемчужная” уже второй месяц отмечает грандиозный юбилей - Цукан два года просидел на должности начальника колонии.

- Я это событие во всех бараках зоны поочерёдно отмечу! - никак не может угомониться Цукан. - Душа по празднику истосковалась.

- Правильно, - поддакнул любимый помощник начальника колонии Сашок Котомка. - Пока все бараки по кругу объездим, глядишь, и трёхлетний юбилей подойдёт. Это же просто бесконечный праздник, который всегда с тобой!

- Точно, - кивнул Цукан. - Какой там у нас барак на очереди?

- Взаправдин­ский, - заглянул в записную книжку Котомка.

- Поехали! - решительно рубанул воздух ладонью Цукан.

- Не щадишь ты себя, - столкнулся с начальником колонии в дверях бизнес-сенатор из Златоглавой Коля Власик по кличке Викторина. - Работаешь на износ.

- Все мы трудимся, не щадя себя, - согласился Цукан.

- Именно, - горестно покачал головой Власик. - А всё почему? Потому что зэки в нашей колонии зажрались. Они, видите ли, лучше жить хотят и посему толкают нас, представителей власти, на титанические усилия.

- Ещё как зажрались! - поддержал оптово-розничного сенатора Сашок Котомка. - Хотят, чтобы в каждом селе был детский сад, начальная школа, фельдшерско-акушерский пункт, а ещё спортзал и место для досуга молодёжи. Я им говорю: мол, в принципе, это - правильно. Правильно, но невозможно! А они всё равно желают!

- Они бы ещё баню захотели! - саркастически ухмыльнулся Цукан. - Размечтались! Так они скоро о горячей воде, свете, тепле и канализации грезить примутся.

- Вот и я о том же, - поморщился Власик. - Я тут недавно гостей из Мухосранска по Жемчужному Побережью возил. Так они в наиполнейший восторг пришли. У них трактора по крышу в грязи тонут, а у нас - прут по колее, лишь на ухабах подпрыгивают. Цивилизация!

- Не ценят зэки нашей заботы, - вздохнул Цукан, - ох, не ценят!

- Стонут и стонут, - продолжал гневаться на зэков Власик. - Игорную зону им разрешили иметь? Разрешили! Семь миллионов туристов дозволяют принять? Дозволяют! Липездрическую станцию на вредоносном ядрёном топливе строят? Строят! Футбольный чемпионат, в конце-концов, запланировали устроить! А им всё мало!

- Говнюки неблагодарные, - плюнул на паркет Котомка.

- Говнюков много, - вздохнул Цукан и похлопал Власика по плечу. - Но ты не расстраивайся. Поедем со мной в Взаправдинский барак. Там на празднование моего юбилея никаких говнюков не допустят. Активисты отборное быдло сгонят. Они только “Ура!” кричать будут и руки мне целовать. Хочешь, и тебе ладошки облобызают. Оттаешь душой.

- Не могу, - грустно отказался Власик. - Мне нужно всякие статейки о прекрасном житье в ЖеПе написать. Я интеллектуала с понтом изображаю. Вот, где титанические усилия прикладывать приходится.

- Ну, как знаешь, - не стал настаивать Цукан. - А я поеду...

Цукан и Котомка взгромоздились в бронированную колесницу с мигалками и умчались в Взаправдинск. Власик с грустью посмотрел им вслед и сел за статью.

- Вот ездил я как-то из Златоглавой в Суходрищенск, - старательно скрипел пером Власик, от напряжения высунув кончик языка. - Мама родная! Какое там убожество быта и нищета! Любо-дорого посмотреть. После этого взглянешь на родное ЖеПе - и такая гордость в душе возникает! Ведь у нас даже с голоду никто не окочурился!

Власик не смог справиться с нахлынувшими чувствами, утёр слезу умиления и выглянул в окно.

- Хорошо-то как у нас в ЖеПе, господи! - крикнул в пространство Власик.

- Хорошо, хорошо... - эхом отозвались официальные папирусы.

- Хорошо, хорошо... - закудахтали вдалеке активисты Взаправдинска, встречающие Цукана.

- Прекрасно, когда в обществе консенсус, - улыбнулся зэкам-активистам Цукан. - Будете и дальше себя хорошо вести - электричество в ваш барак дадим.

- Касатик! - бухнулась пред Цуканом на колени пожилая зэчка. - Душа, поди, у тебя за ЖеПе изболелась!

Цукан принял цветы, расцвёл, прыгнул в колесницу и убыл в Главный барак. Около здания администрации прогуливался Власик, готовящий новое повествование о своём путешествии в Мухосранск и Суходрищенск. Мимо пробегал малолетка-школяр с портфелем в руке.

- Мальчик, - ласково погладил пацана по головке Власик. - Прочитай какой-нибудь патриотический стишок. Из классики. Мне эпиграф для статьи нужен.

Школяр на минуту задумался, потом приосанился и продекламировал:

“Николай Алексеевич Некрасов. Стих.

Наконец из Кёнигсберга

Я приблизился к стране,

Где не любят Гуттенберга

И находят вкус в говне.

Выпил русского настою,

Услыхал “ебёну мать”,

И пошли передо мною

Рожи русские писать!”

Звонкий детский голос зазвучал над Побережьем, проникая в самые сердца зэков и вселяя в них чувство гордости за родное ЖеПе. И ещё долго в светлом осеннем воздухе звучало: “Ебёна мать, ебёна мать...”

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля