Новые колёса

ЖЕМЧУЖНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ.
Серия сто тридцать четвёртая.
Как свой в доску Цукан с цветными боролся

На зоне особого режима “Жемчужная” двойной праздник. Во-первых, начался отопительный сезон, во-вторых, в колонии окончательно победила демократия. Абсолютное меньшинство зэков Главного Барака большинством голосов выбрало смотрящего. Им остался Ярый Щук. Начальник колонии Цукан грустно сидит за рабочим столом, водя карандашом по листку бумаги.

- Победил выдвиженец партии “Нам всё едино”, - буркнул себе под нос Цукан. - Это хорошо. За это меня в Злато­главой поощрят. Может, даже “дипломированным сварщиком” обзывать перестанут. Это - плюс.

Начальник колонии поставил в левой части листка жирный крест.

- С другой стороны, - поморщился Цукан, - теперь мне снова на мерзкую харю Ярого Щука любоваться придётся. Это - минус.

Неожиданно в кабинет ворвался любимый помощник начальника колонии Сашок Котомка.

- Беда! - заголосил с порога Котомка. - Депутан Педорище по кличке Красный Солдафон из окна выбросился! Заорал: “Цветная революция грядёт”! И сиганул...

- Убился?! - ахнул Цукан.

- Нет, - махнул рукой Котомка. - Там невысоко было. Второй этаж. Но шума наделал много. Из-за этого у всех остальных депутанов произошёл нерв­ный срыв. Они обращение ко всему прогрессивному человечеству пишут. Буйствуют. Смотреть страшно.

За окном послышались шум и возбуждённые возгласы. Цукан выглянул в окно. Посреди клумбы стоял Педорище, закутанный в простыню и с подушкой в виде треуголки на голове. Вокруг него толпились депутаны с дико вытаращенными глазами.

- Деструктивные силы... Зарубежные спонсоры, - несвязанно выкрикивал Педорище. - Наш ответ Чемберлену... Подрыв устоев... Кукловоды и их наймиты... Семена сепаратизма...

- Русофобствующие силы никогда не вырвут родное Жемчужное Побережье из лона державы-матушки! - с пеной на губах грозил кулаками во все стороны красный депутан Ревка по кличке Серпастый.

- Наши зэки - самые свободные зэки в мире! - продолжал биться в политическом экстазе Педорище. - Режим нашей колонии - самый строгий, но справедливый! Наши зэки - против цветных революций!

- Власть в бараках захватили ссучившиеся жидо-масоны и их прихвостни! - взвизгнул Серпастый и бросил испепеляющий взгляд на депутана Гамбургера. - Шакалят, понимаешь, под окнами Госдепа...

Из соседнего окна тут же высунулся Ярый Щук.

- Думай, что говоришь! - Ярый погрозил Ревке кулаком. - Я выборы честно выиграл! За меня большая часть меньшинства проголосовала.

- Не тебя я имел в виду, - Ревка любезно раскланялся перед Ярым. - К партии “Нам всё едино” я с полным пониманием и почтением.

- Прошу законную власть не беспокоиться! - взяла ситуацию в свои руки Мариан Оргия. - Это мы политическую декларацию принимаем.

- Наша власть - самая правильная! - угодливо поддакнул Красный Галаня. - Вот взять, к примеру, Цукана. Ну, какой он к едрене фене жидо-масон?! У него даже образования нет. Наш человек!

- Есть! - обиделся Цукан. - Есть у меня образование! И даже диплом с диссертацией!

- Это сути не меняет! - отмахнулся Педорище. - Ты не какой-нибудь интеллигент, очкарик яйцеголовый и революционер оранжевый, а свой парень в доску! У тебя на лбу три класса церковно-приходской школы написаны.

Мимо буянящих депутанов пробежала бывшая главная экономка Главного Барака Светка Мухобойка по кличке Поганка.

- Куда это она? - проводил Поганку взглядом Цукан.

- Известно куда, - хмыкнул Котомка. - Опять к Ярому. Заместителем смотрящего.

- Так он же её перед выборами уволил, - ахнул Цукан. - За дебилизацию высшего образования путём внедрения в эту систему своих ближайших родственников.

- Перед выборами уволил, а когда выиграл - обратно взял, - пожал плечами Котомка. - Дебилизация нашей власти не помеха, а наоборот - подспорье.

- Тоже верно, - кивнул Цукан и плотно затворил окно.

Депутан Педорище слез с газона и принялся маршировать вокруг клумбы, горланя со всей мочи:

Дорогая передача, во субботу,

чуть не плача

Вся “Канатчикова дача”

к телевизиру рвалась.

Вместо, чтоб поесть, помыться,

уколоться и забыться,

Вся безумная больница

у экрана собралась!

К Педорищу пристроились остальные депутаны, громко подпевая:

Но на происки и бредни

сети есть у нас и бредни.

И не испортят нам обедни

злые происки врагов!

Это их худые черти

бермудят воду во пруду

Это всё придумал Черчиль в 18-м году!

Песня лилась над просторами ЖеПе, вселяя в простых зэков твёрдую уверенность: власть крепка, как никогда, и строгому режиму в колонии никакие послабления не угрожают.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля