Новые колёса

ЖЕМЧУЖНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ.
СЕРИЯ СТО ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ.
Как футбольный Цукан откаты и распилы делил

На зоне особого режима “Жемчужная” бушует веселье. Начальник колонии Цукан швыряет из окна своего кабинета на тротуар петарды и пустые пивные бутылки.

- Оле, оле, оле! - орёт дурным голосом Цукан. - Зэки - вперёд! Жемчужное Побережье рулит!

- ЖеПе - чемпион! - подхватил верный помощник начальника колонии Сашок Котомка. - Даёшь инвестиции! Да здравствует распил!

- Обваримся до волдырей! - мечтательно закатил глазки Цукан. - Работа над экономикой - параша, победа будет наша! Спасибо царю-батюшке Паутину.

- Так решение о проведении на нашей зоне футбольного чемпионата вроде ФИФА принимала, - засомневался Котомка.

- Какая ещё Фифа?! - гневно посмотрел на помощника начальник колонии. - Не знаю никакой Фифы. В нашей державе за всё нужно благодарить лично царя-батюшку. И только его!

- Фифа или Паутин - какая разница? - махнул рукой Котомка и достал из кармана схему. - Лучше давай обсудим план распила причитающихся на мероприятие денежных средств.

- Это мне, - принялся водить пальцем по схеме Цукан, - это откаты в столицу, это опять мне...

В дверь кабинета просунул голову борзописец в очках.

- Что вы там говорили про распилы? - поинтересовался очкарик.

- Какие распилы?! - возмутился начальник колонии, привычным движением спрятав схему в рукав. - Все знают моё отношение к воровству и распилам! Меня кто-то схватил за руку? Нет! Значит, говорить об этом несерьёзно. Поймаете - обращайтесь в прокуратуру. А на нет и суда нет.

- Как же, - пробубнил очкарик, - тебя попробуй поймай...

- Всё будет прозрачно! - поднял указательный палец Цукан. - Стадион построим прямоугольный. Это моё ноу-хау. Соответственно, игровое поле тоже будет прямоугольным...

- Ну, ты голова! - восхитился Котомка. - Это же надо до такого додуматься!

- В результате каждый метр спортивного сооружения будет просматриваться, - продолжал начальник колонии. - Мало того, каждый метр будет работать! На благо вверенного мне ЖеПе. Потом понастроим всякую инфраструктуру, новые бараки для зэков и соорудим исторические архитектурные памятники...

- Из стекла и бетона! - запрыгал от удовольствия Котомка. - Супермаркеты всякие! Красота!

Борзописец с сомнением покачал головой и удалился. В дверях он чуть было не столкнулся с мрачным Ярым Щуком.

- Господи, как всё надоело, - с порога запричитал Ярый. - Я устал жить на такой идиотской зоне, мне грустно прозябать в таком унылом бараке. Здесь нет буйства красок - всё серое, цветовая гамма депрессивна до маниакальности. Мне даже негде на предвыборный плакат сфоткаться. Тоска! Срочно требуется 400 лимонов на проект перекраски фасадов.

- У тебя губа не дура, - проворчал Цукан. - Потом ещё в десять раз больше на саму перекраску потребуешь!

С улицы послышались шум и крики. Котомка выглянул в окно. На тротуаре буйствовал кандидат в смотрящие Главного Барака депутан На-Ган.

- Произвол! - голосил На-Ган. - Мой конкурент Ярый Щук сфоткался на фоне памятника Шиллеру! Это нарушение авторских прав!

- Твоих прав, что ли? - бросился к окну Ярый.

- Не моих, а Шиллера! - погрозил Ярому кулаком На-Ган. - Он тебе разрешение на фотку со своей персоной не давал!

- А ты почём знаешь? - саркастиче­ски усмехнулся Ярый.

- Лично зная товарища Шиллера, - отреагировал На-Ган, - я утверждаю: драматург в шоке!

- Кто такой Шиллер? - Ярый в сердцах сплюнул сверху на конкурента. - Папа твой Шиллер? Родственник? Если я захочу, со всем своим семейством у этого памятника сфоткаюсь!

- Шиллер мне как отец родной, - утёр набежавшую слезу На-Ган. - Я его, может, даже больше, чем Корнея Чуковского уважаю!

Ярый выскочил из кабинета и побежал за семьёй и фотографом. Цукан прикрыл дверь, достал спрятанную в рукаве схему распила и с явным удовольствием стал её изучать. Предстоящие денежные потоки так радовали глаз начальника колонии, что он на время перестал испытывать чувство глубокой личной неприязни к Ярому Щуку. Делая пометки на схеме, Цукан умиротворённо мурлыкал под нос:

На фоне Шиллера снимается семейство,

Фотограф щёлкает, и птичка вылетает.

Фотограф щёлкает, но вот что интересно,

На фоне Шиллера и птичка вылетает...

Рядом с воодушевлением пристроился Сашок Котомка. Лирическое настроение начальника передалось подчинённому. Не в силах справиться с нахлынувшими чувствами, Сашок запел:

Звени, отваги колокол!

В дороге все, кто молоды!

Нам карта побед вручена.

Отчизне в дар останутся

Футбольной славы станции.

Нам очень, друзья, повезло:

Откаты, распил и бабло!

Мягкий, задушевный голос начальника колонии и энергичные слова его помощника разносились по всему Побережью, вселяя в зэков уверенность: на зоне начинается абсолютно новая, счастливо-футбольная жизнь.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


3 + 6 =