Новые колёса

СЕРИЯ ВОСЬМИДЕСЯТАЯ.
Как железный Цукан всех уволить обещал

Зона особого режима “Жемчужная” живёт ожиданием перемен. Предпосылки налицо: в Златоглавой царь-батюшка Паутин и престолонаследник Мед-Вед в очередной раз махнулись тронами, а начальник колонии Цукан неожиданно сообщил, что пора бы зону переименовать.

- Особая зона - не звучит, - важно изрёк Цукан, выступая перед забугорными борзописцами - Только старым пердунам такое по сердцу. А продвинутая молодёжь - против! Надо вернуть старое название - “зондеркоманда”. Вот возьму и поставлю этот вопрос на голосование!

Все заморяне дружно зааплодировали. У Цукана тут же зазвонил мобильник в кармане.

- Кто говорит? - вытянулся в струнку Цукан. - Из Златоглавой? Сам?! Понял, что не моего ума дело! Так точно! Никак нет! Виноват, исправлюсь...

Начальник колонии осторожно положил мобильник в карман и откашлялся.

- Видите ли, - продолжил Цукан, - я только сейчас вдруг понял, что далеко уже не мальчик. Годы берут своё. Под гору пошла дорога жизни. Так что лично мне больше нравится название “особая зона”. В этих прекрасных застенках я родился, вырос и мотал срок. На милой мне сердцу зоне и помру...

- Так будете переименовывать или нет? - забеспокоились борзописцы.

Начальник неопределённо махнул рукой и, поминутно охая и хватаясь за поясницу, нарочито старческой шаркающей походкой удалился в свой кабинет. Там его уже поджидал верный помощник Сашок Котомка.

- Владельцы мотоколесниц воду мутят! - доложил Котомка. - Акции протеста устраивают. Цены на горючее им не нравятся. Говорят, что шибко дорого.

- Так иди, успокой людей! - потребовал начальник колонии. - Разъясни зэкам политику партии и правительства!

Сашок почесал затылок и отправился к местным борзописцам делать официальное заявление.

- Нет у нас на зоне никакой протест­ной активности, - горячо вещал Котомка. - Честное партийное, вот вам крест! Для организации митингов, шествий, демонстраций и прочего безобразия нет социальной базы. Даже для петиций, жалоб, просьб и заявлений основания отсутствуют.

- А как же с акцией владельцев колесниц? - поинтересовались борзописцы.

- Чушь! - поморщился Котомка. - Наши полицаи пресекли все их попытки организовать пробег с провокационными лозунгами! Да и вообще этих смутьянов не много было. Так что раскачать лодку нашей стабильности никому не удастся. Отметьте это и относитесь к подобным фактам, как рекомендует партия “Нам всё едино”. То есть, отрицательно.

Сашок вернулся в кабинет Цукана, сел в кресло и устало вытер пот со лба.

- Отбрехался! - сообщил Котомка.

- Погоди радоваться, - поморщился начальник колонии. - Нам ещё требуется народу объяснить, почему в праймериз партии “Нам всё едино” на Жемчужном Побережье победили одни активисты, а кандидатами мы сделали совершенно других.

- Подумаешь, проблема! - отмахнулся Котомка. - Пипл всё схавает!

- А я вообще не хотел в списки кандидатов попадать, - заглянул в кабинет хмурый Савва Пенко. - Я для интереса в праймериз участвовал. У меня вообще другие планы.

Савва глотнул самогон из бутыли, всхлипнул, утёр пьяную слезу и удалился.

- Совсем пропадает человек, - покачал головой Цукан. - Лечить его надо. Кстати, как там у нас с реформой здравоохранения дела продвигаются? Что с закупками оборудования?

- Никак! - доложил главный лекарь ЖеПе Выга Питерский. - Я свою заместительницу Сигу-Лаеву найти не могу. Она обещала нужные документы подписать, но куда-то запропастилась!

- Бюллетенит она, - вступила в разговор организатор закупочных конкурсов Ленка Дятел по кличке “Птичка-Которая-Долбит”. - Болеет, одним словом.

- Бардак! - схватился за голову Цукан. - Кругом один бардак! Уволю всех к чёртовой матери! И с такими обалдуями мы боремся за лидерство партии “Нам всё едино”!

- За лидерство будьте спокойны, - хмыкнул Сашок Котомка. - Мы и не с такими оторвами побеждали!

Цукан плюнул, матюгнулся и обхватил голову руками. За окном смеркалось. Над тихим, ночным Побережьем изредка раздавалось карканье ворон вперемешку с криками начальника колонии: “Уволю! Всех уволю к чёртовой матери”. Эти оптимистические, жизнеутверждающие звуки вселяли в зэков веру в светлое будущее родимой колонии.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля