Новые колёса

СЕРИЯ ВОСЕМЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ.
Как агитатор Цукан рейтинг партии поднимал

В зоне особого режима “Жемчужная” набирает обороты предвыборный переполох. Из Златоглавой прибыли два мордодела партии “Нам всё едино” - помогать Цукану поднять упавший рейтинг.

- Хреновые у тебя на зоне дела, - доложил Цукану старший мордодел, ознакомившись с ситуацией на Побережье. - Я из всяких морд конфетки делал, но такие хари, как у ваших “намвсёединовцев” в ЖеПе, сам господь бог привлекательными сотворить не сможет!

- Скажешь тоже! - не согласился Цукан, разглядывая в зеркале своё изображение. - Хари, как хари. Не хуже, чем в Златоглавой. Работать просто лучше надо. Вам за это деньги платят.

- Это ты называешь деньгами?! - возмутился младший мордодел, достав из кармана пачку смятых тугриков. - Паршивые двести тысяч. Этого нам только на выпить-закусить хватит. А на поесть-отдохнуть что, свои кровные тратить?!

- Попросите у Хайло Мурзик, - нахмурился Цукан. - Она общак “намвсёединовский” держит. Там аж 60 мульёнов на поднятие партийного имиджа имеется.

Исполком дама Хайло Мурзик сделала вид, что не расслышала, задумчиво изучая штукатурку на потолке.

- Мурзик! - дёрнул даму за рукав Цукан. - Где бабки?

- Какие бабки? - удивлённо округлила глаза Мурзик. - А-а! Из общака... Так, нет их. Потратили...

- 60 мульёнов?!

- Все, вот те крест, - побожилась Хайло Мурзик. - Все тугрики на твою фото-сессию ушли. Зато твои портреты по всему Жемчужному Побережью развешаны!

- Нет бабла - нет имиджа, - подытожил старший мордодел. - Теперь сам разбирайся со своей фотогалереей.

- Я лично по баракам поеду! - поднялся с места Цукан. - Собственноручно партийный авторитет партии поднимать буду.

Через несколько минут от администрации колонии отъехала кавалькада роскошных колесниц с мигалками. Вместе с Цуканом в агитационный рейд отправился секретарь партийной ячейки ЖеПе Околесник по кличке “Торпеда”.

- Ты, самое главное, на меня смотри и учись, - наставлял Околесника начальник колонии. - У тебя опыта нет, а я аудиторию держать умею!

Как только колесница остановилась у одного из отдалённых бараков, Цукан выскочил к вышедшим к нему навстречу зэкам. Впереди важно шествовал смотрящий барака с хлебом, солью и знаменем партии “Нам всё едино”.

- А, сволочь, проворовался! - взвиз­гнул Цукан и с разбега заехал кулаком смотрящему в ухо. - Я тебя научу, как зэков любить!

Зэки удивлённо охнули и открыли рты. Цукан подмигнул Околеснику. Мол, смотри, как внимание аудитории привлекать надо. И для закрепления успеха смачно плюнул на поверженного смотрящего.

- Развёл ваш смотрящий бардак! - гневно кричал Цукан. - Но я тут порядок наведу!

Толпа вяло зааплодировала. Цукан помахал публике ручкой и прыгнул в колесницу.

- Гони к следующему бараку! - гаркнул он возничему.

Через пять минут история повторилась. Оставив лежать в пыли очередного смотрящего, начальник колонии поехал дальше.

- Я что-то не понимаю, - засомневался Околесник. - Все смотрящие - члены партии “Нам всё едино”. А ты их по мордам. Прямо оппозиционер какой-то! Сам Жирик бы тебе позавидовал!

- Не понимаешь ты ничего в политиканстве, - похлопал Околесника по плечу начальник колонии. - Ты лучше помалкивай, да у меня уму-разуму учись.

- Куда уж мне! - хитро прищурился Околесник. - Я высшее образование в 22 года получил. Успел всё позабыть. А ты диплом в 40 лет заимел - ещё всё помнишь!

- Погоди, потом поговорим, - оборвал собеседника Цукан и в очередной раз выскочил из колесницы к народу и возглавляющему толпу смотрящему. - Что, сволочь, проворовался?! Я тебя научу, как зэков любить!

К вечеру основная часть бараков была охвачена агитацией. Усталый, но довольный Цукан возвратился в свой кабинет.

- Завтра по второму кругу бараки начнём объезжать, - сообщил начальник колонии Околеснику. - Агитация должна вестись непрерывно. Вызови-ка Сашка Котомку...

- Прибыл! - доложил верный помощник начальника колонии Котомка. - Чего изволите?

- Пошёл вон отсюда! - рявкнул на Сашка начальник колонии. - Кто тебя звал? Какого чёрта припёрся?

Сашок вобрал голову в плечи и быстро засеменил прочь.

- Понял, как работать надо, - повернулся к Околеснику начальник колонии. - Подчинённых следует держать в состоянии постоянного изумления. Ну, ладно, на сегодня всё. Пора отдыхать. А ты готовься - завтра тебе выступать доверю. Может быть.

Цукан зевнул, потянулся и отправился к исполком даме Хайло Мурзик. Через пять минут из раскрытого окна исполкомовского кабинета раздался крик начальника колонии: “А, стерва, не ждала, я тебя научу, как меня любить!”

Околесник достал записную книжку и стал готовиться к завтрашнему выступлению. Над Побережьем всю ночь слышались его грозные крики: “А, сволочи, проворовались!” Эти мощные звуки вселяли в зэков твёрдую уверенность в справедливость партии “Нам всё едино” и в её скорую и заслуженную победу на выборах.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля