Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ.
Кто такой Али-Хан: вор в авторитете или “шестёрка”?

На зоне особого режима “Жемчужная” начался очередной кипеш. Зэки пребывают в полных непонятках и не устают задавать сакраментальный вопрос: “Ху из мистер Али-Хан”? Фартовый молодой вор в авторитете или так - “шестёрка” на побегушках у местной блатоты. Особые сомнения на этот счёт у зэков возникли после того, как начальник колонии Али-Хан по кличке “Антон Хоттабыч” не стал перетрахивать старую кодлу своего предшественника Цукана.

- А что мне надо было делать? - оправдывался перед сообществом Али-Хан. - Навезти чертей из Златоглавой и устроить революцию? Я не большевик!

- Цукановская банда давно весь общак раздербанила! - возмущённо крикнул борзописец в очках.

- Вы бюджет имеете в виду? - уточнил “Старик Хоттабыч”. - Я не буду строить свою кадровую политику на основании каких-то историй!

- Ты что, совсем о поступках не помнишь?! - взвился очкарик. - А как Ленка Дятел на конкурсах коррупцию развела! Тогда только её заместителя замели, но он до сих пор зону топчет. А ты её, гадюку, у сердца пригрел. Вот тебе и история!

- Да врут они всё! - взвизгнула Дятел. - Я нынче ничем, окромя инфраструктуры не занимаюсь. Ночей не сплю, всё о дорогах думаю. Ведь дорога - она для всех и каждого. Дорога не служит никаким злым и тайным умыслам. Какая на дороге может быть коррупция?!

- Вот видите, - развёл руками Али-Хан. - Не виноватая она!

- А Серая Ленка по кличке “Бешеная контролёрша”? - не унимался очкарик. - Она расходы общаковские контролировала. И что? Денежки почему-то оказались в “Инцест-банке” и медным тазом накрылись. А потом ещё треть мильярда в банке “Огни Златоглавой” гавкнулись. Контролёрша, мать её! А ты эту шмару суперминистершей заделал...

- Серая Ленка отличается высоким профессионализмом и принципиальностью, - стойко стоял на своём “Антон Хоттабыч”. - Её так Цукан рекомендовал.

- Правильно, - тихо поддержал начальника колонии главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - Лепи горбатого, уходи в полную несознанку: типа я - не я, кодла - не моя...

- И вообще эта кодла не моя, - повторил Али-Хан. - Она - цукановская...

- Да он горбатого лепит! - догадался борзописец. - Сдаётся мне, мил человек, что ты не авторитетный пацан, а просто фраерок залётный - лох столичный!

- Ты выражения-то выбирай! - одёрнула наглеца главная депутанка ЖеПе Мариан Оргия.

- Может, этого гада-бумагомарателя опричникам на улицу Пенделя сдать? - предложил Егорка. - Пусть ему там экстремизм с сепаратизмом припаяют!

- Рано, - не согласился Али-Хан. - Опричники ещё после отставки своего любимого генерал-гувернёра Зинича не отошли. Надо же иметь чувство такта!

- А что прикажете с этой пятой колонной делать? - окончательно разгневалась Оргия. - Они без штрафного изолятора не уймутся!

- Каждому оппозиционному борзописцу нужно дать по морковке и капусте, - неожиданно вынес решение хозяин ЖеПе.

- Точно! - поддержал любимый заместитель начальника колонии Шандарах-Жутков по кличке “Пухлый Саша”. - Поедем в поле, продемонстрируем наши успехи в сельском хозяйстве - пусть оппозиционные борзописцы нашими достижениями подавятся!

“Антон Хоттабыч” надел красные резиновые сапожки, взял под ручку Шандарах-Жуткова и увлёк за собой пишущую братию на чахлые нивы Жемчужного Побережья.

- Во! - “Пухлый Саша” вытащил из земли кривой корнеплод. - Обожраться можно!

- На всю зону хватит! - кивнул Али-Хан. - Всех накормим!

- Да что там на нашу зону, - размахивая корнеплодом, кричал Шандарах-Жутков. - Всю державу!

- В Златоглавой наш батат и брюкву есть будут, - мечтательно закатил глазки “Антон Хоттабыч”.

- Да что там в Златоглавой, - окончательно вошёл в раж “Пухлый Саша”, - мы этим продуктом всю Поляндию завалим! У нас его будет, как грязи!

Шандарах-Жутков бросил корнеплод и сорвал початок маиса. Лицо “Пухлого Саши” расплылось в блаженной улыбке.

- Год-то какой маисовый, - растроганно прошептал “Пухлый”, захлёбываясь от прилива нежности. - Хорошо-то как, Господи!

Рядом пустился в пляс Али-Хан. От нахлынувшего счастья юный начальник колонии запел:

Как надену я на ножки

Красные сапожки.

Каблучками застучат,

Затанцуют ножки!

Только я не виноват -

Это всё сапожки.

Как пойду я в них гулять -

Сами пляшут ножки!

Весёлые слова полетели над Побережьем, как бы давая зэкам чёткий и понятный ответ на их сакраментальный вопрос: “Ху из мистер Али-Хан?”

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля