Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
Как преданный Зинич портрет Паутина целовал

Зона особого режима “Жемчужная”, кабинет начальника колонии. Генерал-гувернёр Зинич сидит у окна, глядит в туманную даль и откровенно страдает. Где-то там, за горизонтом, находится благословенная Златоглавая. Сорока сороков, малиновый звон, царь-батюшка Паутин шагает по брусчатке... А его верного стража Зинича рядом нет! Тоска...

Неожиданно кабинет озарился ярким небесным светом - это дважды любимый визирь начальника колонии Али-Хан по кличке “Издержка развития” просунул в дверь довольную физиономию. Над макушкой Али-Хана сиял нимб.

- Где взял? - Зинич удивлённо посмотрел на Али-Хана.

- С лекаря одного снял, - похвастался визирь. - Этот козёл вообще скромность потерял - напялил нимб и возомнил себя небожителем... Видите ли он людей исцелять может! Ну я и поставил выскочку на место... Вот, теперь сам ношу! Хотите дам попользоваться? На время...

- Не надо мне ничего, - грустно махнул рукой Зинич. - В Златоглавую хочу. Как там царь-батюшка Паутин без меня?

- А не желаете ли портрет самодержца? - Али-Хан вытащил из-под полы картину из перламутровой крошки. - Я тут недавно одну жемчужную порнографию разогнал - вот, разжился по случаю.

- Отец-родной, - всхлипнул Зинич, поцеловав изображение. - Как ты там без меня? Кто тебя теперь с охранным конвоем сопровождает?

- Тогда возьмите бусики из жемчуга, - не сдавался визирь. - Кустарная работа, вашей жене очень понравится!

- Зачем они ей? - тоскливо улыбнулся генерал-гувернёр. - Супруга всё равно на людях не появляется.

- Очень вы папаша не активный, - вступил в разговор главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - Политологи уже вовсю судачат о “низкой вовлечённости генерал-гувернёра ЖеПе в продвижение партии “Нам всё едино”.

- Чего её продвигать? - пожал плечами Зинич. - У нас полная демократия: все остальные партии тоже за царя-батюшку Паутина. Поддерживай, кого хочешь - никакой разницы.

- Ну я тогда не знаю! - развёл руками Егорка. - Развеялись бы как-нибудь. Нельзя же вечно о Златоглавой грустить!

- Хотите я вам достопримечательности продемонстрирую? - возник на пороге смотрящий Главного Барака Ярый Щук.

- Не слушайте его, - покачал головой “Леший”. - Как пить дать, опять на службу в храм потащит. А там скукотища - даже покемонов ловить нельзя!

- Что у меня в бараке ничего, кроме храмов, нет? - обиделся Ярый. - Давайте я вас в хранилище медведей свожу! В смысле, в зоопарк.

- Медведи это хорошо, - согласился Егорка. - Медведи - это очень политкорректно...

- А ещё можно рыбалку организовать, - не унимался Ярый Щук.

- Опять про сома под мостом будешь байки рассказывать? - поморщился Егорка.

- Зачем про сома, - фыркнул Ярый. - Главный депутан моего барака Крапп-Поткин намедни в пруд толстолобика запустил. Харя - во! Покрупнее сома будет.

- У Крапп-Поткина или у толстолобика? - неожиданно заинтересовался Зинич.

- Какая разница, - пожал плечами Ярый Щук. - Ладно, пойду я. Типа барачными делами заниматься...

- Скучно с вами, - плюнул на пол генерал-гувернёр. - Уйду я от вас. Вот перекантуюсь полгодика - и всё, только меня и видели!

- Его высочество посол Датского королевства! - доложила из коридора секретутка-международница. - Собственной персоной! С визитом!

- Во, блин, понаехали тут! - выругался Зинич. - Чего этому басурману надо?

- Имею желание поинтересоваться вашей территорией! - появился в дверях посол.

Зинич встал, откашлялся и заученно произнёс:

“Международные связи важны для ЖеПе. Мы заинтересованы в привлечении датских инвесторов. Наша встреча придаст импульс экономиче­ским и культурным связям...”

- Как шпарит! - восхитился Егорка. - Прирождённый дипломат!

- Внешнетоговый оборот у нас упал, - вздохнул Али-Хан.

- Главное, сохранить положительные тенденции в экономических связях! - генерал-гувернёр дружески хлопнул посла по плечу.

На улице раздался шум и крики. Зинич высунулся в окно. На тротуаре толпа зэков обступила Ярого Щука.

- Почему одни храмы строишь?! - набросилась на смотрящего болезненная старушка. - Медпунктов не хватает, лечиться негде!

- Точно, - схватил Ярого за грудки пожилой зэк в рваной фуфайке. - Перебор уже с храмами! Сделай нам больничку, а где молиться - мы сами найдём!

- Я тебе дам перебор! - рявкнул Ярый Щук. - Про душу свою думайте!

- Хорошо, что с духовностью в ЖеПе всё отлично, - порадовался Зинич. - Скоро храмов будет больше, чем в Златоглавой!

- Чтоб на тебя холера напала! - старуха больно стукнула Ярого клюкой по башке.

Ярый Щук вырвался из рук зэков, перебежал на другую сторону улицы, перекрестился и запел свой любимый псалом “Во здравие”:

Если я заболею, к врачам

обращаться не стану,

Обращусь я к жрецам -

не сочтите, что это в бреду.

Дайте в руки кадило,

приложите мне крестик ко лбу,

А воды освящённой в гранёном

стакане - в изголовье поставьте...

И молитесь усердней -

тогда я вовек не помру!

Полные духовности и веры слова полетели над Побережьем, обволакивая зэков сладким опиумом безграничной веры в бога, царя и отечество.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля