Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА СОРОК ПЕРВАЯ.
Как Али-Хан на велосипеде, с гитарой и в кимоно экономику поднимал

Зона особого режима “Жемчужная” переживает свой звёздный час, свою “минуту славы”. Телепортационные каналы Златоглавой продемонстрировали на всю Державу победителя очередного шоу “Самый-пресамый”. В номинации “молоко-на-губе-не-дуре-не-сохнет” победил юный начальник колонии Али-Хан по кличке “Антон Хоттабыч”. В прямом эфире его триумфальное выступление наблюдало всё Жемчужное Побережье.

- Я ещё и вот так могу! - сообщил с экрана Али-Хан, оделся в кимоно и низко поклонился.

- Гениально! - ахнула смазливая ведущая.

- И на гитаре играю, - продолжил начальник колонии.

- Шансон? - обрадовалась ведущая. - Типа “Владимир­ский централ, ветер северный...”

- Исключительно мелодии зарубежных исполнителей, - замотал головой “Антон Хоттабыч”.

Али-Хан взял гитару, ударил по струнам и жалостливо затянул:

“Как я мог сменить

свой огонь на тьму,

И место в общем строю

на успех и тюрьму?!

Ай-я-яй! Как я мог?!

Как так меня угораздило?!”

- Какой приятный молодой человек! - умилились домохозяйки у телепортаторов.

- Толковый парень, - согласились супруги домохозяек.

- А я ещё на велике умею, - не сдавался на экране Али-Хан. - И с женой своей в кабаке посидеть не прочь, и камешки в море покидать...

- А на работе вы вообще бываете? - поинтересовалась ведущая. - Что у вас там происходит?

- Работа как работа, - пожал плечами начальник колонии. - Резиденты на зону так и прут, так и прут - встречать не успеваю. Мне лично нравится. Я и после 2017-го начальником быть желаю. А что - прикольно!

- До вас тут в начальниках одно старичьё сидело, - продолжила ведущая. - Никаких инноваций, сплошной застой. Деньги на нужды колонии всё время взаймы брали - зона в долгах, как в шелках.

- У меня всё будет наоборот, - побожился “Антон Хоттабыч”. - Сплошные инновации пополам с модернизациями. Но деньги в долг я брать продолжу. Где их ещё возьмёшь?!

- Правильно, - прокомментировал слова начальника смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Здесь чуть-чуть, там чуть-чуть - так общак и наполним.

- Теперь у нас на зоне всё будет иначе, - поднял указательный палец “Антон Хоттабыч”. - Потому, что я много умных слов знаю. Вот задайте мне какой-нибудь вопрос!

- С удовольствием, - согласилась бойкая ведущая. - Есть ли у ЖеПе светлое будущее?

- Светлее не бывает, - гордо вскинул подбородок “Антон Хоттабыч”. - С одной стороны, наша зона - точка входа на евразийский рынок, с другой ЖеПе - точка выхода из европейских рынков. Наша колония - идеальная точка подскока для китайчегов и индусов. Только они пока об этом не знают. А то бы давно уже через нас скакали туда-сюда-обратно...

- Вот глупые макаки! - сплюнула на пол телестудии ведущая. - Не дают нам развиваться!

- Конечно, нашу великую державу окружают либо враги, либо полные идиоты, - согласился Али-Хан. - Но нам нужно больше рассказывать о себе. К сожалению, ЖеПе перестало восприниматься как территория с уникальными условиями!

- Но рецепт процветания у вас, конечно, имеется, - констатировала ведущая.

- Конечно, - подтвердил “Антон Хоттабыч”. - Проще простого: ряд льгот из территорий опережающего развития мы имплементируем в свой режим, введём льготы по налогу на добавленную стоимость и обеспечим квазибезвизовый режим.

- Обалдеть, какие слова вы знаете! - ахнула девица. - Имплементируем. Зэки вами должны гордиться!

- Им все гордятся, - высморкалась от нахлынувших чувств главная депутанша ЖеПе Мариан Оргия. - Раньше у нас какие начальники были? Перерезает ленточку, к примеру, какой-нибудь Цукан или Зинич, ну, открывает что-нибудь... Рожа морщинистая, лысина в полбашки... Страх господний! А нынче - личико молодое, румяное... Так бы целыми днями и любовалась, как Али-Хан ленточки кромсает!

- Да уж, - глубокомысленно изрёк главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - День и ночь...

- Только коррупция осталась прежней, - вздохнули простые зэки у экранов телепортаторов.

Али-Хан закончил дозволенные речи, вышел из студии, сел в чёрную бронированную колесницу (кино закончилось) и запел из своего любимого Pink Floyd:

“Есть у меня велик,

можешь прокатиться, если хочешь.

На нём корзина, бренчащий звонок

И всякие штуки, с которыми

Он здорово смотрится.

Если бы мог, я подарил бы его тебе,

Но он не мой, его выдали мне

на съёмку телепередачи

с рассказом о моей молодости...”

Мелодичные слова полетели над Побережьем, убеждая зэков в кардинальных переменах, уже наступивших в колонии. И даже последняя “шестёрка” в отдалённом бараке понимала: Pink Floyd - это очень инновационно!

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля