Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ.
Как ледокольный Али-Хан на велике митинговал

Встал как-то ранним утром начальник колонии “Жемчужная” Али-Хан по кличке “Антон Хоттабыч”, потянулся, зевнул и сразу принялся радеть за Отечество. Первым делом, включил телепортатор.

- Коррупция разъедает наше общество, - тревожно поведала социальная реклама. - Она ведёт к деградации управления державой. Скажи коррупции “Нет!” Или ты “за”?

- Нет! - спросонья испуганно гаркнул Али-Хан.

- Тихо! - зашипел новый главный аппаратчик ЖеПе Зародин. - В Златоглавой услышат... Или ты опять по телефону интервью даёшь?

- Сегодня выходной, - насупился Али-Хан и переключил канал телепортатора.

- Борьба с коррупцией, - растопырил усы во весь экран Дима Песочный - любимый толмач царя-батюшки Паутина, - это чистой воды популизм!

- Борьба с коррупцией разрушает державу! - ворвалась в эфир борец с оральным сексом депутанша Лизулина.

В кармане “Антона Хоттабыча” зазвонил мобильник.

- Народ несанкционированно митинговать против коррупции желает, - доложила ответственная за фильтрацию базара в ЖеПе Зародина по кличке “Пресс-папье”. - Что делать?

- Сейчас возьму велик, - ответил “Антон Хоттабыч”, - и поеду на митинг. На месте определюсь, что делать: против коррупции возражать или утку... тьфу, то есть лодку от раскачивания беречь.

Через час Али-Хан был уже на площади, где собрались десятка два пенсионеров. Бабушки бросились к начальнику колонии и стали делать с ним селфи.

- Долой Ярого Щука! - подняла плакат одна из пенсионерок.

- Не надо так о Яром, - поморщился Али-Хан. - Он как-никак смотрящий Главного Барака. К тому же он в ЖеПе самый глубоко воцерквлённый. Очень глубоко... Аж по самые эти... Короче, вам, бабуля, по пояс будет...

- Против Ярого протестовать нельзя, против царя-батюшки Паутина нельзя, - запричитала старушка, - против престолонаследника Димона, в смысле Мед-Веда, нельзя... А против кого можно?!

- Против мелких клерков ЖКХ, - принялся загибать пальцы “Антон-Хоттабыч”, - против учителок всяких и лекаришек, против полицаев можно... Но только при условии, если они не в генеральском звании.

- Хорош коррупцию побеждать! - подбежала к начальнику колонии “Пресс-Папье”. - Пора Арктику осваивать! Это нынче модный тренд: сам царь-батюшка этим делом баловаться изволит.

- У меня красного зимнего пуховика нет, - смутился Али-Хан. - И кепочка аналогичного цвета отсутствует.

- Не беда, - успокоила Зародина. - Поедешь в Питер - на юбилей ледокола “Красин”. Он в своё время во льдах Арктики зимовал, со всеми ледоколами мира конкурировал!

- А почему бы и нам не стать кому-нибудь конкурентом? - почесал затылок “Антон Хоттабыч”. - Например, тому же Данцигу. Наша зона тоже может стать хабом!

- Хабом мы можем стать только после того, - вмешалась ответственная за инвестиции в недоразвитость инфраструктуры ЖеПе Ленка Дятел, - как взлётную полосу в дельтоплановом аэропорту доделаем. А для этого гравий требуется в Швеции закупить.

- Почему в Швеции? - удивился Али-Хан.

- Своего у нас ничего нет, - развела руками Дятел. - Даже гравия. Отечественный производитель способен выдать на-гора только песчано-гравийную смесь. Отделить одно от другого пока не получается: имортозамещение ещё нужный темп не набрало.

- А на чём сейчас у нас импортозамещение сконцентрировано? - поинтересовался “Антон Хоттабыч”. - Где главная точка приложения усилий экономики ЖеПе?

- Огурцы, - доложила Дятел, - и лифт в Светлогорском бараке.

- И всё? - округлил глаза Али-Хан.

- Ну, ещё освоение Арктики, - поразмыслив, добавила Дятел. - Но это общедержавная задача. Лично у царя-батюшки на контроле.

Али-Хан щёлкнул тумблером телепортатора и на экране появился Паутин на льдине. Он кутался в красный пуховик и пел песню о своём самодержавном одиночестве:

На льдине холодной плыву я один.

Угрюмый, свободный,

Средь царственных льдин...

Ему вторил срывающимся фальцетом престолонаследник Мед-Вед:

Эх, загу-загулял парнишка

парень молодой, молодой,

в красном полушубочке

хорошенький такой!

Мощный голос монарха вкупе с визгом престолонаследника проникал в самые отдалённые уголки колонии “Жемчужная” и каждый зэк понимал: светлое будущее зоны особого режима можно найти только в одном месте - за Полярным кругом.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля