Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА СЕМЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ.
Как шибко грамотный Али-Хан красный диплом прятал

Великая Наша Держава буквально захлебнулась от радости: царь-батюшка Паутин лично повелел считать патриотизм важнее учёбы. На зоне особого режима “Жемчужная” царит праздничное, приподнятое настроение.

- А я всегда гордился, что был троечником, - похвастался смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Вот увидите, скоро въедет царь-батюшка в нашу колонию на белом коне, сожжёт на кострах все учебники и окончательно упразднит науки!

- Умные нынче не надобны, надобны верные, - поддакнул начальник колонии Али-Хан по кличке “Антон Хоттабыч”, стыдливо пряча за пазуху красный диплом об окончании вуза.

- Много будешь знать, скоро состаришься! - кокетливо пожала плечиками ответственная за фильтрацию базара в ЖеПе Зародина по кличке “Пресс-папье”.

- Что верно, то верно, - кивнул основной депутан Главного Барака Крап-Пот­кин. - Лично я без всякого ума и знаний целую книженцию сочинил. Очень толстую и полезную. Собираюсь её и за бугром издать. Вот только переводчика на гейропейский язык найти нужно.

- Ты сначала прививки от желтухи сделай, а уж потом с их переводчиками якшайся, - предупредила главная депутанша ЖеПе Мариан Оргия. - Директиву из Златоглавой читал?

- Какую ещё директиву? - округлил глаза Крап-Поткин.

- О поголовной вакцинации всех православных граждан, убывающих в Гейропу, - подняла указательный палец Оргия. - Там же сплошные геи и лесбиянки. Ты их в дверь, они - в окно!

- Вот же незадача, - Крап-Поткин почесал затылок. - Может, лучше у бульбашей мою книгу переиздать? Как думаете?

- Тоже мне, проблема! - поморщился Али-Хан. - У меня выборы на носу. А я не могу вопрос на сопутствующий референдум придумать.

- Только не надо про точечную застройку спрашивать! - побледнел Ярый Щук.

- Это святое! - успокоил друга “Антон Хоттабыч”.

- Да ну к лешему это быдло! - сплюнул Ярый. - Зачем их вообще о чём-то спрашивать? Кого их мнение интересует?!

- Вот и я пришёл к аналогичному выводу, - кивнул начальник колонии. - Хотя можно было бы спросить о том, кто тюленей на косе убивает. По такому вопросу электорат может иметь своё мнение.

- Их лифляндцы бьют! - уверенно произнёс любимый помощник начальника колонии Шандарах-Жутков по кличке “Пухлый Саша”. - К гадалке не ходи!

- Почему именно лифляндцы? - не понял Али Хан. - Тюлени на нашем берегу подохли. Так?

- Так, - согласился Пухлый. - То есть они наши, славяне. А мы своих не сдаём. Так что их лифляндцы угробили!

- За что? - попытался уточнить “Антон Хоттабыч”.

- Не “за что”, а “почему”, - поднял над головой кулак Шандарах-Жутков. - Потому что вокруг нас сплошные русофобы! Враги.

- Они на нас 22 июня 1941 года напали! - напомнила Мариан Оргия. - Между прочим, внезапно.

- Кстати, - хлопнул себя по лбу ладонью Али-Хан. - Это же “день памяти и скорби”. Надо как-то отметить.

- Уже сделано, - доложил главный счетовод ЖеПе Витёк Поремба. - Прожиточный минимум увеличили на 200 тугриков.

- Замечательно! - потёр руки начальник колонии. - На эти деньги можно целую бутылку бататовой самогонки купить!

- Только зэки всё равно почему-то недовольны, - печально вздохнула Мариан Оргия. - Ума не приложу: что им ещё надо?!

- Многие жалуются, - скептически скривил рот Шандарах-Жутков, - что много бабла на подкуп чинуш уходит. На взятки.

- Кто жалуется, тот сам и виноват! - стукнул кулаком по столу Али-Хан. - Если ты овца, которую стригут, то стой, блей и плати. Если они овцы, то что с ними делать? Волки их будут грызть!

- А для волков много знаний не требуется, - подмигнул коллегам Ярый Щук. - Овец стричь и троечники могут.

- Народец не по лаболаториям сидеть должон, - шмыгнула носом Мариан Оргия, - а патриотично импортозамещением заниматься. Например, батат с картофаном на дачах выращивать.

Ярый Щук обнял Мариан и они хором запели:

Товарищи учёные,

доценты с кандидатами!

Замучились вы с иксами,

запутались в нулях,

Сидите, разлагаете

молекулы на атомы,

Забыв, что разлагается

картофель на полях...

Знакомые всем с совдеповских времён слова полетели над Побережьем и любому зэку было ясно: для поднятия Державы с колен хватит и трёх классов традиционно-патриотического обучения в церковно-приходской школе.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля