Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ОДИННАДЦАТАЯ.
Как мураторговый Цукан хорошего отёла дожидался

Блатные обитатели зоны особого режима “Жемчужная” неожиданно для себя захотели выглядеть, как порядочные люди. Начальник колонии Цукан который день сидит в своём кабинете и размышляет: как на ёлку влезть, и задницу не ободрать. В смысле и воровать не прекратить, и честным фраером прикинуться.

- Нужно всем раздать специальный документ, - наконец сообразил начальник колонии. - “Кодекс этики и эстетики служебного поведения граждан начальников Жемчужного Побережья”.

- Это что-то вроде морального кодекса строителя коммунизма? - предположил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - А что, толково придумано!

- Посмотрим, посмотрим, - зашелестел страницами смотрящий главного барака Ярый Щук. - Ух ты! Кто не работает, тот не ест...

- Глупость какая-то! - фыркнул штатный экономический гений ЖеПе Пофигуллин по кличке “Малина”. - А эффективному менеджеру что, с голоду подыхать?

- Молод ещё рассуждать, - обиделась главная депутанка ЖеПе Мариан Оргия. - Я по этому кодексу все молодые годы жила. И ничего: жрала в три горла и палец о палец не ударяла. При этом эффективным управленцем была.

- А может, это? - любимый визирь начальника колонии Ахмед-хан вытащил из-под полы шитого золотом халата “Пиратский кодекс”.

- Воровство, грабежи, золото, бриллианты, - почесал затылок Цукан. - Правильно мыслишь!

- Грабежи - это хорошо, - вскочил пан Кальский по кличке “VIP-свинья на променаде”. - И воровство - это по-нашему.

- Не, нельзя так в лоб, - испугался Ярый Щук. - Хотелось бы, как в кодексе, по которому Оргия жила: написано одно, а делаем... Ну, вы меня понимаете.

- Не вопрос, - схватился за карандаш Егорка. - Так и запишем: “Граждане начальники должны исполнять должно­стные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне”.

- Хорошо, - обрадовался Цукан. - Только слово “должны” мне не нравится. Замените на что-нибудь другое. Например, “хотели бы” или “стараются”.

- Заменим, - согласился Леший. - Слушайте дальше: “Должностные лица стараются осуществлять свою деятельность в пределах своих полномочий”.

- Класс! - показала большой палец Мариан Оргия. - Пусть все заучат наизусть.

- Едет, едет! - ворвался в кабинет главный зоотехник ЖеПе Серый Лютик по кличке “Рыбий Глаз”.

- Кто? - приподнял бровь начальник колонии.

- Главный зоофил державы Ткач по кличке “Кубана-мама”, - выпалил Серый Лютик. - Раз он появился - жди хорошего отёла. Примета верная.

- Я, собственно говоря, только фирму “Мура-торг” проведать хотел, - ввалился в кабинет “Кубана-мама”. - Престолонаследник Мед-Вед за имущество своих родственников волнуется.

- Да мы к “Мура-торгу” всей душой! - приложил руку к сердцу хозяин ЖеПе. - Помогаем всем, чем можем. Может, прикажите им больше бабла из общака выделять? Или землицы подбросить на льготных условиях?

- Абсолютно нет никаких исключений, - хитро подмигнул Ткач. - “Мура-торг” должен получать столько на килограмм условного мяса на гектар земли, сколько и все.

- Я вас понял, - поклонился Цукан. - Сделаем.

- Повезло вам с “Мура-торгом”, - Ткач похлопал Цукана по плечу. - Это для вас сущее благо - самого Мед-Веда ублажать.

- Разве мы не понимаем? - начальник колонии облобызал руку “Кубаны-мамы”. - Чай соображение имеем, не какие-нибудь живопырки правозащитные.

- Это хорошо, - одобрил Ткач. - А в целом как дела? Как питаетесь?

- Живём мы хорошо, - принялся тараторить Цукан, - здоровье у зэков хорошее...

- Поэтому на здравоохранение денег тратим всё меньше и меньше, - вставил свои пять копеек главный счетовод ЖеПе Витёк Поремба.

- А питаемся мы - дай бог каждому, - продолжил начальник колонии. - Помните, что мы раньше ели? Всякую ерунду: хамон гишпанский, пармезан швейцарский, разносолы лифляндские, стейки уругвайско-парагвайские... Тьфу! Противно вспомнить!

- А сейчас? - заинтересовался Ткач.

- Сейчас, - стукнул себя кулаком в грудь начальник колонии, - всё своё! Даже омары с кокосами. Кстати, я ими вас сегодня потчевать буду.

- Нам бы ещё яблочек, - мечтательно закатил глазки Серый Лютик. - Полянд­ские вы нам закрыли...

- Будет у вас на зоне собственный плодоовощной кластер! - рубанул воздух ладонью “Кубана-мама”. - Мирового уровня! Поляндия обзавидуется.

- А когда будет? - облизнулся Серый Лютик.

- Скоро, - стукнул кулаком по столу Ткач. - Согласно моим планам лет через пять. Или через 50. Уточнить надо.

- Спасибо, отец родной! - Серый Лютик бухнулся Ткачу в ноги.

Начальник колонии поднялся из-за стола и бодро запел:

Жить и верить - это просто замечательно.

Перед нами - небывалые пути:

Утверждают агрономы и мечтатели,

Что на зоне будут яблони цвести!

Эти полные романтики и веры слова понеслись над Побережьем, и даже последняя “шестёрка” в отдалённом бараке понимала: Ткач - это Христос ЖеПе, пятью хлебами накормит пять тысяч голодных, воду превратит в молоко, и каждой зэчке даст по яблоку.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля