Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ДВЕНАДЦАТАЯ.
Как честный Цукан на 146% нацелился

Зона особого режима “Жемчужная” заступила на трудовую предвыборную вахту. Начальник колонии Цукан сидит в своём рабочем кабинете, рядом с плакатом “Даёшь 146% партии “Нам всё едино!” В руках Цукан вертит конверт с большой сургучной печатью.

- Вот! - начальник колонии продемонстрировал собравшимся конверт. - Малява из Златоглавой пришла. Тут чётко прописано: если партия “Нам всё едино” на Жемчужном Побережье не победит, уволят нас всех к ядрене Фене. Без выходного пособия.

- Подумаешь, проблема! - жеманно закатила глазки главная по подсчёту голосов в ЖеПе Ванесса Инярская по кличке “Мечта пенсионера”. - Это нам, как два бюллетеня об избирательную урну... Сделаем 146%, не впервой.

- Не так всё просто, - почесал затылок хозяин ЖеПе. - Нужно, чтобы не просто наша партия верх взяла, а конкретные пацаны к власти пришли. Свои в доску.

- Пятого Копа имеешь в виду? - сообразил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - Так он уже шустрит вовсю - награды добивается. Кстати, а вот и он - лёгок на помине!

- Орден дай, орден дай! - жалостно заголосил под окном Пятый Коп. - Ордена нет - медаль давай!

- Не могу больше слышать, как человек убивается, - утёр слезу главный депутан Главного барака Крапп-Поткин. - Душа разрывается. Дайте уже ему медальку. Хоть какую-нибудь!

Подбежал смотрящий Главного барака Ярый Щук и повесил на грудь Пятого Копа позолоченный значок с надписью “За особые услуги”. Пятый сразу успокоился, выпятил грудь колесом и отправился на внутрипартийные дебаты со своим заклятым противником - депутаном Околесником по кличке “Торпеда”. По дороге Коп громко пел: “Как пришёл солдат во родимый дом - вся-то грудь в крестах, сам седой, как лунь...”

- Орёл! - Цукан проводил взглядом медаленосца. - Ветеран-рецидивист.

- А вот хрен вам, а не дебаты, - неожиданно набросился на Пятого Копа депутан Околесник. - Вали отсюда, дефективный!

- Ж-ж-желаю дискутировать! - не сдавался Пятый Коп.

- У меня без тебя есть, с кем партийные темы перетереть, - Околесник больно лягнул Пятого.

- Беспредел какой-то, - захныкал Пятый Коп. - Никакого плюрализма!

- В нашей державе уже вовсю производят не уступающие западным аналогам фуа-гра и пармезан! - не обращая внимания на Копа, начал выступление Околесник. - Мы просто это называем гусиной печенью.

- Браво! - принялись дружно аплодировать допущенные участники дебатов. - А можно и куриную использовать!

- Пробовал я западные продукты, - брезгливо скривился Околесник. - Где огурец, а где яблоко - не отличишь! В смысле, по вкусу. А внешне я их со времён введения контрсанкций не видел - позабыл уже, как выглядят...

- Бис! - вошли в раж специально отобранные оппоненты Околесника. - Наш огурец поляндскому яблоку не товарищ!

- А как снимут санкции, - мечтательно облизнулся оратор, - вернётся французский пармезан!

- Ура! - застонали от предвкушения слушатели. - А то утомились мы отечественными плавлеными сырками закусывать.

- А что? - пожал плечами Ярый Щук. - Отличная получилась партийная дискуссия. Даже без Пятого Копа. Зря только мы ему награду вручили.

- Подумаешь, - насупился Цукан. - Я тоже не хуже ораторствовать умею. Типа: “Каждый тугрик должен расходоваться эффективно. Мы должны преобразить внешний облик ЖеПе. С каждым днём он должен улучшаться. Наша зона станет самым красивым тюремным застенком державы даже при таком скромном бюджете, который у нас есть...”

- Хорошо излагаешь, - кивнул Егорка. - Не речь, а музыка - концерт виолончели для оффшора с оркестром. Просто партийный гимн “Нам Панама - мать родная”.

- Я ещё про 10 мульёнов туристов могу задвинуть, - разошёлся начальник колонии. - У меня хорошо получается!

- Десять не надо! - испугался главный тур-менеджер ЖеПе Андрюшка Ермяк по кличке Джанкет-тур. - У нас даже на имеющихся приезжих сортиров не хватает!

- Не баре, - махнул рукой Цукан. - За кустики будут бегать...

- А ещё, - продолжил Ермяк, - у нас туробъектов недостаёт. В смысле, достопримечательностей...

- Куда же вы их дели?! - округлил глаза хозяин ЖеПе.

- Жрецам всё раздарили, - напомнил Егорка. - Ты сам велел.

- Ну и? - не понял начальник колонии.

- А жрецы объекты не восстанавливают, - объяснил Ермяк. - Всё лежит в руинах. Сами не пользуются и другим не дают.

- Хрен вам! - на пороге появился главный жрец ЖеПе Серый Фима. - Это наш крест и мы его будем доить... В смысле, нести. Не отдадим! Накось, выкуси!

- А мы и не покушаемся, - замахал руками Цукан. - Мы же понимаем, что вы духовность общества обеспечиваете. Святое дело делаете! Кстати, благословите нас на победу на выборах! Помолитесь за богатство и процветание народонаселения. На вас только и уповаем.

Серый Фима осенил окружающих крестным знамением и пробасил магический заговор:

Молчи, бессмысленный народ,

Подёнщик, раб нужды, забот!

Эти полные душевной доброты слова полетели над Побережьем, обещая зэкам честные, демократические выборы и последующее благоденствие простых людишек - на небесах.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля