Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ.
Как державный Цукан квадратный глобус обнимал

На зоне особого режима “Жемчужная” правильные пацаны решили замутить ватную движуху - провести выборы и распределить хлебные должности между авторитетными урками. Начальник колонии Цукан оказался первым в списке бригады “Нам всё едино” (по Жемчужному Побережью, естественно).

- Хорошая кодла у нас собралась, - удовлетворённо произнёс Цукан, рассматривая список. - Второй номер - главная депутанша ЖеПе Мариан Оргия. Толковая шмара!

- Авторитетная особа, - согласился главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - С юных лет фраерам по ушам лапшу развешивает.

- Ну, этого кента нам для форсу добавили, - хмыкнул начальник колонии, взглянув на третьего в списке. - Летун Конкретов - герой-вояка, любо-дорого посмотреть!

- В своё время его начальство шибко обидело: уволили, - вспомнил Егорка. - Почитай на помойку выбросили, бабло не заплатив. Потом конкретные пацаны его подобрали, обогрели, облагодетельствовали и в предвыборный список внесли.

- Пускай числится, - кивнул Цукан. - Он “честь имею” говорить умеет - не помешает для поднятия общего имиджа.

- Надо к зэкам обратиться с воззванием, - предложил Егорка.

- Старт избирательной кампании дан! - стукнул кулаком по столу хозяин ЖеПе. - Только победа! Призываю всех “намвсёединовцев” воро... тьфу, то есть работать ещё активнее!

- Победа будет за нами! - гордо вскинула подбородок Мариан Оргия. - Не только в ЖеПе, но и во всей Державе!

- Бери выше, - поднял указательный палец Цукан. - Во всём мире!

Начальник колонии подошёл к большому квадратному глобусу и положил на него пятерню.

- Кишинёв, Джорджия, Рига, Лифляндия, Тал-лин-ннн, - принялся рассматривать названия на глобусе Цукан. - Где эти страны? Где их государственность? А? О! Прибалтика! Где она? Можно долго перечислять эти страны. Они размыты на карте геополитики.

- Какие-никакие, а соседи, - вздохнул Егорка.

- Соседи! - презрительно сплюнул на пол Цукан. - Я на глобусе вообще ни одной порядочной державы, кроме нашей, найти не могу! Мы гордая страна, у нас гордые люди.

- И очень добрые, - добавила Мариан. - Точнее, духовные.

- Вот пусть у нас все учатся! - обнял глобус начальник колонии. - Мы им покажем настоящую независимость! Как сказал наш царь-батюшка Паутин, 36 часов, и наши танчики в их столицах!

- Правильно, - захлопал в ладоши Егорка. - Мы их научим свободу любить!

- Геополитика! - погрозил глобусу кулаком Цукан. - Понимать надо!

- Победы - это хорошо, - встрял в разговор смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Но надо что-то и простым зэкам пообещать. Типа пайку увеличить... Или зарплаты с пенсиями поднять...

- Думай, что говоришь! - Цукан схватил Ярого за грудки. - Вразрез с партийной линией идёшь?!

Начальник колонии включил зомбоящик. Оттуда плавно полилась предвыборная речь главного “намвсёединовца” престолонаследника Мед-Веда: “Кто бы ни был сейчас у власти, он не сможет увеличить зарплаты и пенсии простых зэков. Если, конечно, не хочет по миру пустить всю державу, обанкротить государство и уничтожить бюджет!”

- Ай, молодца, - похвалил оратора Цукан. - Всё по понятиям. Это только мы, авторитеты и элита, имеем право увеличивать себе зарплату, да ещё тырить казённое бабло впридачу. Только нам царь-батюшка дозволил пускать по миру державу, банкротить государство и уничтожать бюджет!

- И мы его уничтожим! - неожиданно влетел в кабинет начальника колонии разгорячённый Пятый Коп, депутан на выданье в Госдуру. - Потому, что мы банда... простите, партия жуликов и воров! Молодец Мед-Вед. Верно он зэкам сказал: денег нет, а вы гуляйте...

- Не гуляйте, а держитесь, - уточнил Цукан.

- Всё равно молодец! - выпучил глаза от избытка чувств Ярый Щук. - И начальник нашей колонии - молодец. Смелость и отвага у него - через край. Приедет, бывало, к начальству в Златоглавую, шаркнет ножкой, облобызает ручку, и давай одно и тоже долдонить. Типа, подайте, люди добрые, копеечку на поправку бюджета. Орёл!

- Я с детства отчаянным был, - зарделся от удовольствия хозяин ЖеПе.

- Я бы даже рот побоялся открыть, - продолжил Ярый Щук. - А Цукан идёт “напрямки” и очень неудобные вещи начальству говорит. Типа бабла на зоне нет, всё пропили и прое... В смысле, на строительство стадиона “Гнилая топь” спустили.

- Смелость города берёт, - объяснил начальник колонии. - Я начальство целую куда угодно, даже в запрещённые места - не тушуюсь. И своим подчинённым тоже приказываю действовать аналогичным образом.

- Совсем без тормозов! - восхищённо ахнул Ярый Щук.

Цукан достал из шкапчика бутыль бататового самогона, налил, выпил, крякнул, перекрестился на портрет царя-батюшки и запел партийный гимн:

Ну, целуй его, целуй,

Хоть до крови, хоть до боли.

Не в ладу с холодной волей

Кипяток сердечных струй!

Полные нежности слова полетели над Побережьем, призывая зэков пуще преж­него любить своё начальство и голосовать исключительно за партию “Нам всё едино”.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля