Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.
Как прогрессивный Цукан нано-табуретки выпускал

Зона особого режима “Жемчужная” пожинает плоды разгула демократии. Добропорядочная игра в праймериз партии “Нам всё едино” (кручу, верчу, запутать хочу) неожиданно обернулась скандалами, интригами и расследованиями. Начальник колонии Цукан глядит в окно своего кабинета и не узнаёт родного Жемчужного Побережья.

- Праймериз - своеобразный момент истины, - тяжело вздохнул Цукан. - Чёрт меня за язык дёрнул сказануть такое!

- Он мне угрожает! - завопил с тротуара ломовой извозчик Долдонских по кличке Депутан-автобус, указывая пальцем на Цукана. - Все видели? Он мне угрожает!

- Как начальник колонии и член партии, - поднял указательный палец Цукан, - я считаю, что всё у нас должно быть предельно чисто и честно. Не должно быть скандалов!

- Идиоты кругом, - вышел на тротуар депутан Пятый Коп. - Понастроили саркофагов, козлы, а в них дышать нечем!

- Каких ещё саркофагов? - не понял хозяин ЖеПе. - О чём он говорит?!

- Он спорткомплекс “Жемчужный” имеет в виду, - объяснил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Типа там петь нельзя...

- Так Пятый Коп у нас ещё и поёт? - изумился Цукан.

- Там только попса выступать может, - сплюнул на асфальт Пятый Коп. - Типа Фили Киркорова!

- Всё вокруг подделка! - поддержал Пятого Копа красный от злости Долдонских. - Праймериз себя дискредитировал. Кому нужны такие выборы, если я на них оказываюсь в пролёте?!

- Что для Казани хорошо, - неожиданно брякнул Пятый Коп, - то для Жемчужного Побережья - смерть!

- Всё, что про меня наплели - неправда! - вышел на середину улицы коррупционер Морозко по кличке Мега. - Я воровал совсем немножко, у меня даже оффшора в Панаме нет и виолончелями я не торговал. За что меня родная партия “Нам всё едино” законной победы лишила?! Дураки!

- Люди не дураки! - высунулся из-за угла конструктивный оппозиционер Гамбургер. - Всего лишь придурки. Поэтому пока что за вас и голосуют...

- А я всегда негативно относился к несправедливости, - снова вышел вперёд Морозко. - И всегда был душой и телом с партией “Нам всё едино”. Но если так дело пошло, я за себя не ручаюсь - уйду к другой партии!

- Молодец! - подбежал к Морозко бывший смотрящий Главного барака Савва Пенко. - Я тоже так сделал - ушёл в пенсионеры. Сейчас баллотируюсь без проблем.

- Если на то пошло, - поддержал Савву Пенко депутан Гороховый по кличке Австрияк. - Я любую партию куплю с потрохами. Нужна мне больно эта “Нам всё едино”!

- Сейчас главный вопрос, - крикнул Долдонских, - как мы будем защищать свои права на выборах в сентябре. Как пить дать, администрация колонии на нас опять наезжать станет! Надо противодействовать.

- Хотите, - предложил Гороховый, - я всем снадобья своего мура-местинового плесну? Для храбрости.

- Бардак какой-то, - в сердцах захлопнул окно Цукан. - Развели, понимаешь, демократию...

- Полностью согласен, - вошёл в кабинет любимый визирь начальника колонии Али-Хан по кличке “Издержка развития”. - Никакого порядка: что в политике, что в экономике.

- Что опять стряслось? - испугался хозяин ЖеПе.

- Помните, мы местным бизнес-барыгам решили проблему 1 апреля? - нахмурился Али-Хан.

- Конечно, - кивнул начальник колонии. - Всем барыгам-производителям обещали компенсировать убытки от нашего предыдущего решения. Для этого им только на учёт надо было встать. И всё - получай казённые денежные дотации!

- Дотации все получать хотят, - сообщил Али-Хан, - а на учёт становиться - шиш с маслом!

- Это почему? - округлил глаза Егорка.

- Очень сложная для них, видите ли, процедура - скептически пожал плечами “Издержка развития”. - Сертификаты муторно получать. Вот, к примеру, производит барыга простейшие табуретки.

- Ну, допустим, - насторожился Цукан. - К чему ты клонишь?

- Деревяшки он в одном месте покупает, - продолжил Али-Хан, - а винтики и шурупы - в другом...

- Это естественно, - поддакнул Егорка. - Наш бизнес всегда занимался только высокотехнологическим производством...

- Для деревяшек один сертификат требуется, - не унимался Али-Хан, - для винтиков - другой. А ещё на табурет бирку наклеить требуется!

- Понял, - хлопнул себя по лбу начальник колонии. - Бирку ещё где-то закупают и на неё отдельный сертификат необходим.

- Не только на бирку, - заглянул в записную книжку любимый визирь начальника колонии, - но и на клей! Бирку же присобачить к табурету чем-то надо!

- Как всё сложно, однако! - ахнул Егорка.

- Сложно, - подтвердил Али-Хан. - Вот барыги и не справляются.

- А хорошие вести есть? - спросил хозяин ЖеПе.

- Имеются, - расцвёл Али-Хан. - Инвесторы к нам заморские приехали. Производство создавать будут!

- Высокотехнологичное? - обрадовался начальник колонии. - Нано?

- Очень нано, - доложил Али-Хан. - Доски из баобабов будут стругать.

- А наши барыги из них табуретов понаделают! - развеселился начальник колонии. - Прогресс! Скоро догоним и перегоним все ведущие экономики мира вместе взятые!

Цукан обнял одной рукой Егорку, другой - Али-Хана. Все трое дружно запели державный гимн:

Священная наша ты нанодержава,

Любимая наша ты нанострана!

Могучая нано, великая нано,

Нана, нанана, нананана!

Пафосные слова полетели над Побережьем, поднимая простых зэков на великие трудовые нано-подвиги и нано-свершения. И даже последней “шестёрке” было понятно: ЖеПе ожидает великое нано-будущее!

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля