Новые колёса

СЕРИЯ ТРИСТА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.
Как Цукан по променаду на цыпочках ходил

На зоне особого режима “Жемчужная” холодно и мерзко - погода отвратительная, кризис никак не заканчивается. Одна радость осталась: 71 год тому назад была у державы одна славная победа. Других поводов для ликования, к сожалению, нет.

Начальник колонии Цукан сидит в своём кабинете и размышляет о героическом прошлом Жемчужного Побережья - о будущем думать слишком грустно.

- Хорошо наши деды воевали! - ностальгически вздохнул Цукан. - Их победу ещё наши правнуки праздновать будут...

- Будут, будут, - кивнул главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке “Леший”. - Своих-то побед нет и не предвидится. Развалили экономику державы!

- Ты, это... Поосторожней в выражениях, - прижал указательный палец к губам начальник колонии. - Лично престолонаследник Мед-Вед сказал, что экономика державы хороша, как никогда!

- Нашу экономику, - шёпотом доложил главный счетовод ЖеПе Витёк Поремба, - осталось только выкрасить да выбросить...

- Нет, красить нельзя, - не согласился смотрящий Главного барака Ярый Щук. - Слишком дорого. Я лично проверял. Намедни хотел дать распоряжение: выкрасить весь асфальт в Главном бараке в красный цвет...

- Иди ты! - не поверил Цукан, бросился к окну и посмотрел на улицу: мостовые и тротуары были серыми.

- Не получилось, - развёл руками Ярый Щук. - Я специально в командировку своих специалистов отправил. В Гейропу, естественно. Проехались они по мно-о-огим городам и весям, командировочных потратили - тыщи! Но не напрасно. Теперь достоверно установлено: красный асфальт очень красив и в принципе возможен. Но крайне дорог.

- Ну, ты голова! - восхитился Егорка.

- Стараюсь, - скромно зарделся Ярый Щук. - Всё для людишек, как учит лучший друг виолончелистов царь-батюшка Паутин и как рекомендуют короли панамского оффшора из партии “Нам всё едино”.

- А вот я покидаю вашу сраную партию! - просунул голову в дверь Савва Пенко, бывший смотрящий Главного барака, а теперь - человек без определённого рода занятий. В общем, предприниматель. - Ну вас всех! Ухожу к пенсионерам, начинаю новую жизнь!

- На покой, что ли? - прыснул в кулак Егорка.

- Не на покой, а на выборы! - обиделся Савва Пенко.

- Да ты, я погляжу, перебежчик! - стукнул кулаком по столу хозяин ЖеПе. - Бросаешь партию в трудную минуту.

- В вашей партии не протолкнуться, - скривился Савва. - Народу, как в трамвае - плюнуть некуда. И все депутанами стать мечтают! А на меня никто даже внимания не обращал. А ведь я старался...

- А я вообще из большой политики ухожу, - меланхолично сообщил оптово-розничный депутан Власик по кличке “Викторина”. - Тяжело стало работать.

- Понятное дело, - посочувствовал Егорка. - Антикоррупционное законодательство совершенствуется...

- Политикой заниматься - это не такое простое дело, - поднял указательный палец Цукан. - Но партию-то ты не покинешь! Значит, останешься у кормушки. В качестве эксперта продолжишь воро... в смысле работать. Законодательство за нами не угонится!

В коридоре послышались грубые крики и смачные матюги.

- Что это там? - насторожился начальник колонии.

- Общественные слушания идут, - доложил Егорка. - Пан Кальский по кличке “VIP-свинья на променаде” проект своего “стакана” в Светлоградском бараке проталкивает.

Начальник колонии выглянул за порог и тут же в страхе захлопнул дверь.

- Ужас какой! - Цукан вытер испарину со лба. - Пан Кальский бригаду “общественников” прислал. Конкретные отморозки - у каждого, минимум, три ходки на зону на лбу нарисованы.

- А инвестора их видел? - на всякий случай закрыл дверь на замок Егорка. - То ли Тыква, то ли Репа...

- Качан! - уточнила из-за двери заведущая клуба марионеток ЖеПе Кузя-Ева. - Качан его фамилия. А погоняло - “Хряпа”.

- Хорош базарить! - раздались возгласы сторонников “Светлоградского стакана”, - кто на Хряпу или на пана Кальского рыпнется - пасть порвём, мать вашу...

- Себе в убыток инвестирую! - запричитал Качан. - На месте стройки только борщевик рос. Я его лично вырубил!

- И остальных вырубим, - поддержала “общественность”. - Век воли не видать!

- Я предлагаю реальный компромисс! - продолжал голосить Хряпа. - У кого нет миллиона тугриков - пошёл на хрен со своими возражениями!

- А в чём компромисс? - робко поинтересовался зэк в очках.

- О скорости твоего движения на хрен будем договариваться, - заржал Качан. - Предложу тебе типа другой фасад нашему “стакану” пририсовать. Но это максимальные уступки.

- Давайте не будем мешать общественности, - на цыпочках отошёл от двери начальник колонии. - Пусть общаются.

Отступая в глубь кабинета, хозяин ЖеПе бубнил под нос стишки:

Если “VIP-свинью” не любишь,

К Кузе-Еве не ходи.

Лучше сразу иди на хер,

Кто не понял - тот поймёт.

Эти правдивые слова тихо, но убедительно прозвучали над Побережьем, призывая каждого зэка быть осмотрительным, блюсти воровские законы, чтить паханов и не лезть на рожон.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля