Новые колёса

СЕРИЯ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.
Цукан и его сукин сын

Зона “Жемчужная” гудела, как растревоженный улей. Топ-менеджер ЖеПе Цукан начал прямой диалог с народонаселением.

- При Мандариныче власть была трагично монологична, - с ходу объявил начальник зоны.

- Мудрёно завернул! - поразились аборигены. - Что он сказать-то хотел?

- Трагично монологично, - объяснил зэк в очках, - это когда один говорит, а остальные слушают и плачут.

- А теперь как будет? - волновалась общественность.

- Нынче наступит полная противоположность, - продолжил Цукан. - Власть станет комедийно диалогичной!

- Это, когда все говорят одновременно и хохочут, - расшифровал очкарик.

- Дурдом, короче, - вздохнули зэки. - Понятно...

- Администрация зоны чуть было не потеряла уважение людишек! - резал правду-матку начальник зоны. - Мне досталось множество проблем: от нехватки денег до необходимости консолидации элит. А как её консолидировать без денег? Задача. Но у меня уже есть план действий. Скоро я его озвучу. Спасибо за внимание.

- Эй! Погоди! - бросился к Цукану главный жрец Побережья Серый Фима. - Когда недвижимость в лоно конфессии вернёшь?

- Так сколько уже всего вам передали, - удивился Цукан. - Неужто мало?

- Мы своё кровное возвращаем, - нахмурился Серый Фима. - Недвижимость нам по святому канону принадлежит! Мы только на святые для нашей веры строения претендуем.

- Ага, как же, - вступил в разговор зэк в очках. - А по какому канону вы аптеку к рукам прибрали?

- Господь наш исцелял от болезней возложением рук, - поднял указательный палец Серый Фима. - Значит, мы любое медицинское учреждение своим считать вправе!

- А дискоклуб “Вагонетка”? - не унимался очкарик.

- В деяниях Святого Иоанна упоминается, - открыл толстую книгу главный жрец, - что двенадцать апостолов водили хоровод вокруг сына Божьего. Что это, если не дискотека?

- А кукольный театр?!

- А папа Буратины был плотником. Неродной, прошу заметить! Как и у нашего сына божьего...

- Так вы скоро бары, рестораны и гостевые дома к рукам приберёте!

Серый Фима на секунду задумался, после чего лицо его просветлело.

- Это мысль! - улыбнулся главный жрец. - Господь наш во время пира в Канне Галилейской превратил воду в вино. То бишь, по сути своей стал первым в истории барменом. А в гостевых домах часто разврат и прелюбодеяния творятся. На сей случай у нас святая блудница Мария Магдалина имеется!

Довольный открытием, Серый Фима побежал писать петицию с требованием передать жрецам очередную порцию недвижимости. Зэки с удивлением посмотрели Фиме вслед и побрели в свои бараки. Вечерело. В администрации зоны “Жемчужная” как всегда горело лишь одно окно - заместителя Цукана Кар-на-Ухо.

Кар-на-Ухо сел за компьютер, хлебнул энергетического напитка и потёр красные от бессонных ночей глаза. Взглянув в окно, он увидел пьяного аборигена, спящего под уличным фонарём. Кар-на-Ухо оживился и написал первую строчку для своего блога.

Замерцал огонёк, и забрезжили тени.

Лишь один я не сплю, не ведая лени...

Кар-на-Ухо наморщил лоб, подбирая рифму. В соседнем кабинете с грохотом упал стул. Активисты покидали рабочие места и расходились по домам.

- О! Нашёл! - обрадовался заместитель Цукана и продолжил тяжкий поэтический труд.

Работа с грохотом ушла,

Как будто дня и не бывало,

Хоть работёнка и пошла,

Но наша где не пропадала!

Кар-на-Ухо перечитал вирши и задумался.

- Нет, не то! Не то... - мучительно скривился заместитель начальника зоны. - Нужна свежая, лирическая рифма: слёзы - грёзы, любовь - морковь, росы -единороссы... Или кровососы? Нет, лучше что-нибудь новаторское! Мотоцикл - менструальный цикл, например!

К Кар-на-Ухо пришло вдохновенье, и он исступлённо затарабанил по клавишам:

Задребеденил огонёк,

и тени вдруг замельтешили,

Ужасен грохот тишины -

злодеи звуки порешили,

И в правом оке у меня

слеза блеснула каплей влаги,

Припомнился один роман,

когда я полон был...

- Браги?.. - почесал затылок Кар-на-Ухо. - Наваги?.. Нет! Отваги! Эврика! Когда я полон был отваги!

Заместитель начальника зоны откинулся в кресле и блаженно улыбнулся.

- Ай, да Кар-на-Ухо! - прошептал поэт. - Ай, да сукин сын!

За окном забрезжил рассвет. Занималась заря новой эры. Под звуки поэтических строк Кар-на-Ухо зэки отправлялись на работу. Они, смеясь, расставались со своим прошлым - мрачной эпохой трагичной монологичности.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля