Новые колёса

СЕРИЯ ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
Преподобный Цукан и зэки в рясах

В администрации зоны строгого режима “Жемчужная” ни на секунду не стихает работа. Денно и нощно сидит за компьютером Кар-на-Ухо. И вот сморила-таки его усталость. Недописав последней строчки в своём блоге, заместитель начальника зоны заснул. Склонил Кар-на-Ухо голову на стол, рядом с мерцающей лампадкой и иконкой Равноапостольного Блогера Мед-Веда, и предался сладким видениям.

И почудился ему жрец Серый Фима в чёрных одеяниях.

- А не рукоположить ли тебя, отрок, в монахи? - ласково улыбнулся жрец.

- В рядовые не хочу, - засомневался Кар-на-Ухо. - Мне бы сан поприличнее.

- Быть тебе заместителем архиерея, сын мой! Благославляю!

- Значит, Цукан архие­реем стал? - удивился Кар-на-Ухо, поправляя новенькую чёрную сутану.

- Истинно! - закивал жрец. - Отныне всё народонаселение Жемчужного Побережья подлежит градации согласно конфессиональной иерархии. Смотрящий главного барака ЖеПе (по-новому - центрального монастыря) преподобный Ярый Щук стал иереем, исполняющая обязанности начальницы монастырского хозяйства святая Мухобойка - игуменьей, великомученики депутаны - иеромонахами, прочие зэки - послушниками, а борзописцы - юродивыми.

Заместитель архиерея просветлел ликом и выглянул из окна рабочей кельи на улицу.

- Господи! - радостно воскликнул Кар-на-Ухо. - Ляпота-то какая кругом!

По улице на трудовую повинность шли зэки в чёрных рясах. Молодки и отроковицы скромно прикрывали головы платочками, детишки, аки ангелочки, все до единого одеты в белые подряснички. Из роскошной импортной колесницы, путаясь в полах сутаны, вышел стриптиз-схимник Крапп-Поткин.

- Покайтесь, грешники! - Крапп-Поткин поднял над головой икону с обнажённой святой блудницей Марией Магдалиной. - Кто не согрешит в моей стриптиз-часовне “Духота”, тот не покается, а кто не покается, тот не спасётся!

Крапп-Поткину дружно зааплодировали адепты стяжательской секты “Нам всё едино”.

- Секта выдвигает тебя на второй депутанский срок, - кричали намвсёединовцы, били поклоны и вешали на себя пудовые золотые вериги.

- Осанна! - вопили рядовые монахи - сторонники секты.

Хором дирижировал диакон Мамоновский, помощник архиерея Цукана по промышленности вещий Олег по прозвищу Шлак. Мимо промчался шустрый парнишка с крестом на пузе.

- Ты чьих будешь? - сурово крикнул вдогонку крестоносцу Шлак. - В “Нам всё едино” веруешь?

- Это новый засланец Златоглавой, - сказал зэк-инок в очках. - Новым заместителем Цукана по нутряному политиканству назначен. То ли Ромой Скоростным его кличут, то ли Стремительным. Суетливый, короче.

- Ваше святейшество, - в келье Кар-на-Ухо послышался слабый от постов и молитв голос монашествующей секретарши. - Его высокопреосвященство на проводе!

- Слушаю вас, батюшка-архиерей! - взял телефонную трубку Кар-на-Ухо. - Что случилось? Неужто апокалипсис к завтрему ожидается?

- Конец Света откладывается, - послышался голос Цукана. - С божьей помощью первая стадия реформации ЖеПе прошла успешно. Все аборигены поголовно приняли обет послушания, а борзописцы - обет молчания. Таким образом, возникновение протестных настроений невозможно в принципе. Извини, ко мне тут Главный Жрец ЖеПе Серый Фима пожаловал. Повиси на трубе...

Кар-на-Ухо услышал, как на другом конце провода, в келье Цукана, забасил Серый Фима.

- Ну, что, Цукан, - весело горланил Главный Жрец, - отремонтировал кукольный театр?

- Конечно! - закивал архиерей. - 81 мульён тугриков общественных денег вгрохал!

- Хорошо. Теперь отдавай его мне в собственность. Страсть, как всяких марионеток люблю. А что с филармонией?

- Ремонт в 60 мульёнов обошёлся! - похвастался Цукан.

- Значит, и его пора мне передавать. Классный музон - услада слуха, - Серый Фима зажмурился от удовольствия.

- Не извольте сомневаться, передадим, - щёлкнул каблуками под рясой Цукан. - И ещё четыре мульёна вам сверху накинем. На всякий случай. Пользуйтесь!

- Ей, Фима! - послышался с улицы голос безбожника и борзописца папируса “Новая Колесница” по прозвищу Меченая Руда. - Людям что важнее: лекарства или жрецы? Почему общественные деньги тебе в карман идут, а не на больницы?!

- Изыди, сатана! - высунулся из окна Серый Фима. - На всё божья воля. Кто без лекарств коньки отбросит, того отпоём. За дополнительную плату, естественно.

- Не слушайте этого смутьяна, преподобный отец, - поморщился Цукан, закрывая окно. - Меченая Руда богохульник. Эко завернул! Народонаселение лечить надо. Может, ещё и обучать его требуется?

- Кстати, об обучении, - вспомнил Главный Жрец. - Школярские помещения хабзайки номер пять мне передать не забудь. И денег дай на их содержание.

Цукан согласно кивнул и Серый Фима покинул келью.

- Эдак он ко мне каждый день будет являться! - вздохнул Цукан. - Легче с ним одним махом разделаться. Напишу указ: вся недвижимость, включая частные жилища, общественные строения, сортиры, притоны, подвалы, собачьи будки и скворечники передать управлению по имуществу Главного жреца Побережья. Аминь!

- Господу нашему слава! - радостно прокричал Кар-на-Ухо и тут же проснулся.

Заместитель Цукана осторожно приоткрыл окно рабочего кабинета. Действительность мало отличалась от сна. По зоне бегали служители Серого Фимы и прибирали к рукам мирскую недвижимость. Над Побережьем звучал звон колоколов, вселяющий в зэков богобоязненную уверенность в лучшую жизнь. В мире ином. На небесах то бишь.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля