Новые колёса

СЕРИЯ СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ ВТОРАЯ.
Как выдающийся Цукан на секс-символ не потянул

На зоне особого режима “Жемчужная” появился очередной повод рассказать зэкам, в каких великолепных условиях они мотают свой срок. Начальник колонии Цукан уже три года занимает должность. Почти юбилей! Самые бойкие борзописцы Жемчужного Побережья наперебой цитируют Цукана и повествуют о его трудовых свершениях. Активисты колонии тоже не отстают.

- Цукан всё делает правильно! - фанатично перекрестилась на портрет начальника колонии главная депутанша ЖеПе Мариан Оргия. - Буквально всё! Сама удивляюсь: что Цукан ни сделает - всё правильно получается. Кудесник! И только глупые людишки не хотят этого видеть. Слепцы!

- Согласен, - благосклонно потрепал Мариан за щёку Цукан. - К тому же я неглупый и щедрый! Недостаток у меня только один: недостаточно красив. То есть не Ален Делон. На секс-символ пока не тяну...

- Тянешь, тянешь! - зарделась Оргия. - Нет у тебя недостатков! Абсолютно нет!

- А ещё я шибко грамотный, - продолжил перечисление своих достоинств Цукан. - Книжки читаю. С картинками. Народные сказки. Они добрые. А законов сколько прочитал! Хотя они и не для меня писаны...

- Отец ты наш! - подскочила к Цукану сельская учителка в поношенной телогрейке. - За народ радеешь! Скажи только, когда нам зарплату прибавят. Сам царь-батюшка Паутин обещал!

- Когда мне говорят, что высокая зарплата учителей - это обман, меня это лично оскорбляет! - обиделся начальник колонии. - Мне активисты-депутаны докладывают, что училки живут лучше некуда. И я склонен им верить.

Учителка испуганно шмыгнула в толпу и спряталась за спины зэков.

- Скоро все простые зэки будут жить так же хорошо, как учителки! - гордо подбоченился Цукан. - А ещё мы скоро аэропорт отстроим и дельтапланы во все концы света запускать начнём. Составим конкуренцию лучшим компаниям мира!

- Браво! - гаркнул вновь избранный депутан Андрюха Горох по кличке Австрияк. - Теперь я каждый день к себе в альпийское имение лётать буду!

- Кстати, об имениях, - вспомнил Цукан. - Вот тут некоторые злопыхатели утверждают, что я третье имение в посёлке Жемчужном строю. На первой линии, в туристической зоне. Враки! Какое там имение? Я большую часть земли, которую там на халяву получил, давно распродал. Себе оставил сущую безделицу - там лишь скромную виллу впихнуть можно.

- Очень скромное строение! - поддакнул главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - У Андрюхи Гороха в Альпах дворец гораздо больше!

- Да и какая там к чёрту туристиче­ски-рекреационная зона! - скептически скривился Цукан. - Мне от крыльца до моря 20 минут топать нужно. Пёхом!

- Точно! - закивал Егорка. - А ежели для туристов отели строить желаете, подыщите где-нибудь в другом месте участок. В лесу, к примеру. Или на топком болоте - рядом со стадионом, где чемпионат по футболу состоится.

Неожиданно в кабинет вбежала тарифная регуляторша ЖеПе Наталка Андрейкина.

- Дело мне шьют, начальник! - с порога заголосила Андрейкина. - Уголовное.

- За коррупцию? - поинтересовался Цукан.

- За неё, родимую, - подтвердила Наталка.

- Ха-ха-ха! - развеселился Цукан. - Не надо истерить! Такие дела возбуждаются десятками и сотнями. А моя команда от этого только крепнет!

Начальник колонии наморщил лоб, силясь придумать какое-нибудь новое достижение. Его взгляд упал на широко улыбающегося херватского дип-барыгу Влаху по кличке Питательный продукт.

- Говорят, ты чёрный пояс по нанайской борьбе имеешь, - горячо зашептал Влахе в ухо начальник колонии.

- А также жёлтый по дзю-до и по дзю-после, - набычился Влаха.

- Видишь, там бугай стоит? - Цукан указал в сторону депутана Околесника по кличке Торпеда. - Иди, поборись с ним. Типа в шутку. И завали! Мордой по паркету повози... Публика потешится, Околеснику позорище будет, а мне - бальзам на душу. Очень мне этот Околесник не нравится. Мало того, что единолично командует партией “Нам всё едино”, так ещё кулачной крутизной своей хвастается. Сам я не могу - опасаюсь, а тебе - в самый раз.

Питательный продукт метнулся выполнять указание. Уже через пять минут Влаха приковылял обратно, потирая ушибленные места и приговаривая: “On me povrijediti, u usta me jebati!”

- Чего-чего? - не понял Цукан.

- Совсем тебя этот Околесник не уважает! - пожаловался Цукану Влаха. - Я ему удушающий приёмчик хотел провести, а он удушаться не пожелал! Двинул мне под дыхало и по кумполу! Весь дипломатический иммунитет повредил.

- Никакого проку от тебя! - плюнул на Влаху Цукан. - Только речки отходами загрязнять можешь!

Прихрамывающий Влаха убрался во­свояси. У Цукана ухудшилось настроение. Начальник колонии уединился в кабинете, выпил бататовой самогонки и тихонько запел:

И думал Околесник, Влахе челюсть круша:

“И жить хорошо, и жизнь хороша!”

Кому хороша, а кому - ни шиша!

Грустные слова полетели над Побережьем и дальше - к далёкой Херватии, где местные националисты уже объявили трёхдневный траур в связи с неудачей своего побиенного героя. Но в самом ЖеПе холопско-дипломатическая трагедия Влахи осталась незамеченной. Как и крушение надежд Цукана взять верх над окаянным Околесником.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля