Новые колёса

СЕРИЯ СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ.
Как олимпийский Цукан побег от кризиса замышлял

С приближением зимы на зоне особого режима “Жемчужная” катастрофически ухудшаются политическая погода и инвестиционный климат. Начальник колонии Цукан готовится к наступающему кризису.

- Возьми из общака полмиллиона тугриков, - приказал Цукан главному аппаратчику Жемчужного Побережья Егорке по кличке Леший, - закажешь в заморском бутике зонтики типа “Анти-шторм”. С крупной надписью “Мы - в ЖеПе” и гербом колонии. Раздашь каждому сотруднику администрации и активистам. Начнём ими размахивать и от кризисной непогоды обороняться.

- Неплохо было бы ещё крестный ход по периметру колонии провести, - предложил смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - С криками “Чур меня!” Жрецы говорят - очень действенная политико-экономическая мера.

- Крестный ход само-собой, - кивнул начальник колонии. - Но это последнее средство - самое мощное. Для начала устроим факельный побег от кризиса. В честь олимпиады, под лозунгом: “Пилим. Тратим. Гуляем”.

- Мощно задвинуто! - восхитился Егорка. - Внушает! Только нужно на трое суток все дороги перекрыть. Праздник - так праздник!

- Ура! - обрадовался смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Возьму себе выходные - и тоже с факелом побегу. Всё равно работать будет невозможно.

- Правильно! - стукнул кулаком по столу Цукан. - Не надо бояться кризиса. Я вот недавно в Европе был. Очень мне их стандарты жизненные понравились. Отсюда вывод: у нас в ЖеПе такие же следует завести. Решение - проще пареной репы.

- И когда заводить начнём? - неуверенно осведомился Егорка.

- Да всё руки не доходят, - горестно покачал головой Цукан. - То олимпий­ский побег, то покупка зонтиков, то крестный ход, то чемпионат футбольный.

- А я как раз над “Проблемой-2018” работаю! - ворвалась в кабинет главная эскорт-туристка ЖеПе Ага-Геева. - То есть над обеспечением футбольного чемпионата.

- И чем порадуешь? - оживился Цукан.

- Главное, - подняла указательный палец Ага-Геева, - чтобы футбольные фанаты посетили все наши достопримечательности: музеи, концертные залы, филармонию и художественную галерею. Сопровождать их туда будут школярки-малолетки. А так как они сами там никогда не были, я приказала провести для них специальные уроки...

Цукан зажмурился и представил чудесную картину:

Ночь. Тёмная улица. Погасший фонарь. По улице бредёт сонная малолетка, только что поднятая с кровати. За ней с криками “Оле-оле-оле!” движется толпа фанатов. Малолетка останавливается напротив кое-как сляпанного спортивного центра “Жемчуг” и громко объявляет: “Плиз! ЖеПе-Карнеги Холл!”

- Умница, - Цукан похвалил эскорт-туристку. - Знаешь своё дело!

- Надо ещё полицаев аглицкому языку обучить, - размечтался Егорка. - Пусть они тоже о наших достижениях иноземцам докладывают.

Цукан вновь погрузился в сладкие грёзы.

Дюжий полицай завалил на тротуар смуглого иноземца и, охаживая бедолагу дубинкой, вопит: “Зис из э кэпитал оф ЖеПе, твою мать! Цукан из грейд босс оф ЖеПе! Андэстенд, чурка нерусская?!”

- Нет, - покачал головой Цукан, - полицаев рано аглицкому учить. Они ещё русский плохо знают.

- А мне на ум ещё одна антикризисная мера пришла! - хлопнул себя ладонью по лбу Егорка. - Надо сувенирку заказать! Богатую!

- Ой! - всплеснула ручками Светка Кондратка. - Я на базаре инкрустации из жемчужной крошки видела - полный отпад!

- Закажем панно! - гордо вскинул подбородок Цукан. - Или даже ковёр. План нашей зоны почти в натуральную величину! Мульён тугриков на это благое дело из общака выделяю. Повешу на стену - буду своими владениями любоваться.

- Ляпота! - закатила глазки Кондратка. - И ещё много-много декоративных тарелочек с гербами колонии и золотым позументом!

- Из ценных пород дерева! - со знанием дела уточнил Егорка. - Это я вам, как бывший главный леший ЖеПе, заявляю!

- Выделить ещё мульён! - вошёл в раж Цукан. - На тарелочки не жалко.

- Будем дарить важным гостям, - восторженно шептала Кондратка. - Пусть несут в дома культурку, вешают тарелки на сухую штукатурку!

Цукан понял, что кризис будет однозначно преодолён и радостно пустился в пляс. Обращаясь к Егорке, он припевал:

“Раздобудь к утру ковёр-

Шитый жемчугом узор!..

Государственное дело,-

Расшибись, а будь добёр!

Чтоб на ём была видна,

Как на карте, вся страна,

Потому как мне с балкону

Нет обзору ни хрена!”

Эти слова полетели над Побережьем, вселяя в зэков твёрдую уверенность: с такими начальниками никакие кризисы не страшны!

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля