Новые колёса

СЕРИЯ СТО ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.
Как юбилейному Цукану филейное место зацеловали

На зоне особого режима “Жемчужная” продолжает царить невротически-радостное настроение. После решения о проведении на Жемчужном Побережье футбольного чемпионата, начальник колонии Цукан никак не может выйти из состояния крайнего возбуждения. Душа требует праздника.

- Царь-батюшка Паутин своё 60-летие отметил с размахом, - размышлял Цукан. - А у меня тоже юбилей: два года на зоне начальником числюсь!

- Надо это дело отметить! - потёр руки верный помощник начальника колонии Сашок Котомка.

- Может, заодно об успехах перед зэками отчитаться? - задумался Цукан.

- Зачем себе праздник портить? - пожал плечами Котомка. - Неблагодарные зэки и побить могут. Лучше соберём банкет в кабаке “Бабилон”, пригласим проверенных соратников. Они выпьют, закусят и тебя славить начнут.

- Это хорошо, это я страсть как обожаю, - расплылся в улыбке Цукан.

- Устроим грандиозный бордельеро! - засуетился Котомка. - Тематическая вечерина в китайчегском духе: тысяча тысяч лет процветания нашему великому кормчему, славному вождю и мудрому учителю!

К вечеру в “Бабилоне” накрыли поляну. За столами с яствами пускали слюни лучшие активисты и депутаны Жемчужного Побережья. Наконец в зал решительной походкой вошёл виновник торжества.

- Объявляю благодарность всем, кто помогал мне на этом серьёзном пути, - сделал присутствующим ручкой начальник колонии. - Два года как коту под хвост, но теперь начинается серьёзная работа! С нашей родной ЖеПе стартует триумф державного футбола!

- Ура! - радостно поддержали начальника активисты-депутаны. - Да здравствует наш обожаемый Цукан - лучший друг футболистов!

Цукан уселся за стол и принялся выпивать и закусывать. Вилкой с подцепленным на ней куском осетрины начальник колонии дал отмашку: мол, начинайте! На середину зала немедленно выскочил оптово-розничный политикан Власик по кличке Викторина. На нём был одет шутовской парик, к рукавам пришиты потешные бубенчики.

- А кто тут не хочет поздравить нашего любимого Цукана? - со смешными ужимками принялся тормошить депутанов Власик. - А кто тут не хочет произнести тост в честь нашего дорогого начальника?

- Все, все хотим! - испуганно заголосили гости.

- Тогда произносите хвалу в порядке очереди, - сделал широкий жест с поклоном в сторону начальника Власик.

- Ты дал нам счастье! - вскочил с места Шлак Мамоновский по кличке Баграт. - Ты - великий руководитель и гениальный психолог. Причём, с диссертацией!

- Ты дал трудовому народу свет! - продолжил бизнес-воротила Федорюга по прозвищу Деревенский рыбий хвост. - Ты - лучший электросварщик планеты!

- И веру нам дал! - поддержал коллегу Ревка по кличке Серпастый. - Когда ты явился к нам из Малых Гусяток, народ вздохнул свободно!

- Ты дал нам надежду! - всхлипнул от нахлынувших чувств Мусей по кличке Диван Даллас. - Народонаселение верит, что их благосостояние вырастет настолько, что каждая семья сможет купить по дивану моего производства.

- И любовь! - забился в экстазе либерастический демократ Ветошка. - Любовь к начальству.

- Ты - величайший усмиритель протестных настроений! - обратился к виновнику торжества конструктивный оппозиционер Лоп-ата.

- Протестных настроений в колонии быть не может! - стукнул по столу кандидат в смотрящие Главного Барака Красный Галаня. - Хочу тебя заверить, о мудрый Цукан, что коммуняки - более не оппозиция твоему успешному курсу. Мы всей душой и телом тебе преданы!

- Дайте мне чмокнуть любимого начальника! - прослезился Сашок Котомка.

- Ты и так каждый день его лижешь, - нахмурился Мусей. - Дай и другим!

- Спокойно! - поднял руку Власик. - Чмокаем поочерёдно. Я - первый.

- У меня ж рот занят, - прочавкал набитым едальником Цукан.

- Не извольте беспокоиться, - успокоил начальника колонии Власик. - Мы в другое место целовать вас будем. Котомка! Фиксируй, если кто уклонится!

Котомка низко наклонился, чмокнул начальника первым и вытащил блокнот. К Цукану выстроилась очередь депутанов-активистов. Звуки чавканья перемешались со звонкими чмоками.

- Запиши, что я дважды приложился! - указал Котомке Красный Галаня.

- И я! - гордо крикнул депутан Зайка-охранник по кличке Тарантул.

- Отлично! - кивнул Котомка. - Все пошли по второму кругу!

Затем был и третий круг, и четвёртый, и пятый... Время близилось к полночи, а дружеское чествование Цукана продолжалось. Лишь ближе к утру натруженные уста народных избранников освободились, и они хором запели:

“От края до края, по горным вершинам,

Где вольный орёл совершает полёт,

О мудром Цукане, родном и любимом,

Прекрасную песню слагает народ!”

Эти искренние слова разлетались по всему ЖеПе, вселяя в простых зэков неподдельную любовь к начальнику колонии Цукану и уважение к его верным сатрапам.

 Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля