Новые колёса

СЕРИЯ СТО СОРОК ВТОРАЯ.
Как гетеросексуальный Цукан от гомосеков отбивался

Зона особого режима “Жемчужная” замерла в ожидании “перелома и великих потрясений”, которые обещал всей державе царь-батюшка Паутин. Начальник колонии Цукан вернулся на Жемчужное Побережье из Златоглавой сам не свой - сидит за рабочим столом и по ящикам шарит.

- Потерял что-то? - поинтересовался любимый помощник начальника колонии Сашок Котомка.

- Скрепы ищу, будь они не ладны, - проворчал Цукан.

- Канцелярские?

- Духовные! Царь-батюшка пожаловался, что в державе духовных скреп дефицит!

Котомка активно подключился к поиску и стал рыться в карманах сюртуков, развешанных в прихожей Цукана. Поочерёдно Сашок вытаскивал пачки смятых тугриков в конвертах со светящейся оранжевой надписью поперёк “взятка”.

- Может, - предположил Котомка, засунув тугрики обратно в карманы, - Паутин цементирующую роль партии “Нам всё едино” имел в виду?

- Какая на хрен цементирующая роль?! - вскипел Цукан. - Партийным лидером колонии опять Околесника выбрали! А ведь я другого продвигал - Щепетило по кликухе Сексот. А его вмиг раскололи. В итоге никакого сплочения партии вокруг меня не предвидится. Трещину прямо мне на сердце сделали - теперь не зацементируешь.

В кабинет вбежал Щепетило, держась ладонью за сердце.

- Не могу я против Околесника, - запричитал Щепетило. - У него кулаки, как кувалды! Как глянул на него, так аж сердце прихватило...

- Не потерплю никакого бл...дства! - рявкнул Околесник по кличке Торпеда, ввалившись следом за Щепетилой в кабинет и громко хлопнув дверью.

- Ой, мне в больничку надо, - прошептал посиневшими от страха губами Щепетило и спрятался за кресло Цукана.

- Кругом сплошные гомосеки! - продолжал гневаться Околесник.

- Какие гомосеки? - испуганно вскочил с места Цукан. - У меня двое детей!

- Не о тебе речь, - устало плюхнулся в освободившееся кресло Околесник. - Гомики - публика интеллигентная. Из тебя гомосек, как из Котомки мастер рукопашного боя. Ты на свои руки сварщика посмотри... Да и вообще, у тебя на лбу написано три класса образования.

- А где эти гомосеки? - робко поинтересовался Котомка.

- Везде! - Околесник подошёл к окну и ткнул пальцем в сторону жемчужного Хурала. - Там твои депутаны даже закон хотят принять - “Об упорядочении сексуальных связей и регламентации половой деятельности на зонах особого режима”. Спрашиваю: зачем? Так они - в крик! Нам угрожают...

- Точно! Угрожают... - высунулся из-за спинки стула Щепетило.

- Твои депутаны жалуются, - Околесник по-хозяйски закинул ноги на цукановский стол, - говорят, если не встанут на путь нетрадиционной ориентации - их за границу не пустят!

- А ты? - насторожился Цукан.

- А я сказал, что родину нужно здесь любить, а не за бугром! - гордо поднял голову Торпеда. - И родина сама решит, кого любить и в какое место...

Околесник потрепал Цукана по щеке и со словами “Живи пока” вышел из кабинета.

- Дела, - покачал головой Цукан. - Правильно царь-батюшка говорил - размывается менталитет и традиционные ценности у зэков. Надо скрепы искать!

- Я как раз по поводу размыва, - просунул голову в дверь главный строитель ЖеПе Серый Майор. - Наше Побережье размывают не гомосеки, а морские воды. Все пляжи снесло. Надо песок намывать.

- Вот это дело! - потёр ладошки Котомка. - На гомосеках много не заработаешь, а на намывке пляжей мульёны тугриков отмыть можно!

- Правильно, - подмигнул Майор. - Я уже программу составил. Освоим 10 миллиардов тугриков из расчёта 250 мульёнов на погонный километр пляжа.

- Это примерно 2.500 тугриков за песчинку, - быстро подсчитал Котомка. - Не слабо!

- Помимо намыва и отмыва, - продолжал Майор, - мы получим потрясающий экономический эффект. Исходя из моего расчёта, на метр пляжа можно утрамбовать не менее 70 отдыхающих. А перемножив их на общую протяжённость восстановленной береговой линии, мы получим 720.000 туристов!

- Голова! - одобрительно похлопал Майора по плечу Цукан. - Иди, отправляй проект на утверждение в Златоглавую.

- Вот уж укрепим ЖеПе, - мечтательно закатил глазки Цукан. - Всем скрепам будет скрепа.

Цукан обнял своего верного Котомку и они запели:

Нас генералами песков зовут,

Здесь наша жизнь, здесь наш приют,

Намыв с отмывом колыбель поют

И “бабки” спать нам не дают...

Трогательные слова зазвучали над Побережьем, и подобно духовным скрепам сплачивали зэков в единый, мощный коллектив, способный сообща тянуть в колонии ещё не один срок - без амнистий и послабления режима.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля