Новые колёса

СЕРИЯ СТО СОРОК ВОСЬМАЯ.
Как патриотичный Цукан австрияком заделался…

Зона особого режима “Жемчужная” продолжает стремительное сближение с Европой. Из кабинета начальника колонии Цукана слышится громкое иноземное пение.

- Эй-я-йо-и-и-у-у, йо-и-у, у-у! - весело по-альпийски горланил Цукан, наряженный в короткие тирольские шорты с помочами и шляпу с петушиным пером.

- Йо-и-и-у! - вторил Цукану барыга Влаха по кличке Питательный продукт.

Цукан сделал паузу и подлил Влахе австриякского самогона под названием “Штро”.

- За удачную покупку! - поднял кружку Влаха. - Отличный отель мы для тебя у австрияков прикупили!

- Чудное место, - поправил перо на шляпе Цукан. - Чудная страна. И отель доходный. Что ещё нужно человеку, чтобы спокойно встретить старость!

- Теперь, ежели тебя схватят за руку на воровстве казённых мульёнов, будет, куда лыжи навострить.

- Пока рано! Есть ещё, что хапнуть в ЖеПе. Поработаю маленько - ЧМ-2018 впереди. После него ещё два отеля в Альпах куплю....

- Там рядом, кстати, сам Адольф Алоизович родился, - уважительно произнёс Влаха.

- Это который фюрер? - округлил глаза Цукан.

- Он самый, - кивнул Питательный продукт. - Редкой изобретательности был человек. Умел народонаселением управлять. Газ придумал, чтобы лишних людишек травить...

- Да и ты не промах, - хлопнул Влаху по плечу Цукан. - Ты зэков куриными отходами травишь. Все реки в Жемчужном Побережье уже загадил!

- Я не по идеологическим мотивам, это просто бизнес, - обиделся Влаха. - Ничего личного. Я же не избранную нацию травлю, а всех подряд. Никакого геноцида!

- Да трави, сколько душе угодно, - обнял барыгу Цукан. - Лично мне это не вредит. К нам 139 миллионов жаждут приехать! Всё население державы! А если у нас ещё и реки чистыми будут, то миллиарды губу раскатают. Куда мы их всех разместим?

- Сюда пусть едут, - махнул рукой Влаха. - Лишь бы в Европу не попёрли. Нам там и без них тесновато.

На улице неожиданно раздались крики и ругань. Цукан и Влаха выглянули в окно. На тротуаре бешено размахивал руками и голосил сенатский депутан Власик по кличке Викторина.

- Я вас всех научу родину любить! - орал Власик на группу детдомовских малолеток.

- А, понятно, - улыбнулся Цукан. - Это Власик из Хранции, где с семьёй проживает, срочно к нам примчался сироток наших спасать.

- Неужто он их всех к себе на виллу, что на Лазурном побережье, решил взять? - удивился Влаха.

- Нет, наоборот, - покачал головой Цукан. - Власик запретил малолеткам за бугор выезжать. Говорит, там всё семьями наших депутанов оккупировано - лишних мест нет. Да и нельзя наш генофонд разбазаривать, иначе некому будет отчизну развивать!

- Душой болеет за державу человек! - восхитился Влаха. - Истинный патриот.

Малолетки на тротуаре принялись показывать Власику языки и кричать дразнилки:

“Утром Власик без затей

Скушал четверых детей,

А пятого, помятого,

Спасла Чулпан Хаматова!”

- Хранцуз Власик за державные интересы бьётся, - пробормотал Цукан, подтягивая кожаные шорты, - а мы, австрияки, чем хуже? Пора и мне делом заняться. Эй, Егорка! К ноге!

В кабинет забежал главный аппаратчик ЖеПе и бывший заслуженный леший Побережья Егорка по кличке Лес рубят - щепки летят.

- Продолжим реорганизацию администрации колонии, - объявил Цукан. - Иди к подчинённым и объяви: пусть завуч Хребетная и главный попечитель сирых и убогих Грозня пишут заявления об уходе. Добровольно! Надоели они мне.

- Сей момент! - взял под козырёк Егорка.

- И вот ещё что, - принял неожиданное решение Цукан. - Пусть мой ранее любимый помощник Сашок Котомка тоже заявление напишет. Не люб он мне более!

Егорка помчался по кабинетам указанных лиц с криком: “С вещами - на выход!” Через пять минут мимо окон Цукана проследовали плачущие Хребетная и Грозня.

- А Котомка где? - не понял начальник колонии.

- Под столом в своём кабинете спрятался, - развёл руками Егорка. - За кресло обеими руками держится - не оторвать. Требует личной аудиенции с вами.

- Комсомольская закалка, - плюнул Цукан. - Ну и хрен с ним. Пусть там и сидит. Ни на какие совещания его больше не приглашать. На совместные пьянки - тоже. Видеть его больше не могу!

Цукан плеснул себе в стакан австриякского самогона “Штро” и запел альпийские частушки:

“Десять я любила,

Эй-йо-у-у-йо-рики,

Девять разлюбила,

Эй-йо-рики,

Одного прогнать,

Йо-моё,

Никак не могу!”

Слова весёлой частушки летели над ЖеПе, вселяя в зэков твёрдую уверенность в цивилизованном европейском будущем родимой зоны особого режима.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля