Новые колёса

СЕРИЯ СТО ШЕСТИДЕСЯТАЯ.
Как морковный Цукан в спецоперации участвовал

Тюремно-лагерная проза.

“Один день Коляна Коляныча”

(По мотивам повести А. Солженицына)

В шесть часов утра на зоне особого режима “Жемчужная”, как всегда, пробило подъём - словно молотком об рельс у штабного барака, ударила в информационные литавры ответственная за пресс-имидж начальника колонии Ариша Поскольская.

Дневальные телепортационные борзописцы, нещадно зевая и матерясь, взялись развешивать лапшу на уши зэков, рассказывая позитивные новости.

Начальник колонии Цукан никогда не просыпал подъёма. Утром, ещё до развода зэков на работы, оставалось часа полтора времени - своего, не казённого. И кто знает лагерную жизнь, всегда может сделать что-нибудь для души: например, написать кляузу. То ли на борзописцев-экстремистов, которые в чудом уцелевших оппозиционных папирусах сообщают о воровстве среди лагерной администрации, то ли на соратников-однопартийцев, которые так и норовят занять удобное кресло начальника колонии.

Цукан взялся за карандаш и приготовился составить очередной донос на депутана Околесника и смотрящего Главного барака Ярого Щука. Дескать, не по понятиям урки живут.

- Пусть мой любимый Караул, - мечтал Цукан, - в очередной раз пропесочит их в своём воров­ском прогоне “Мгновение истины”.

И тут начальник колонии вспомнил: сегодня судьба решается - даст Златоглавая денег на распил или нет. Цукан стремглав помчался в рабочий кабинет и схватил телефонную трубку.

- Алло! Златоглавая? - нервно кричал начальник колонии. - Да, опять я! Нет, я не прошу дать денег, вы не поняли! Я умоляю! Нужно 450 мульёнов. Срочно!

В трубке раздались короткие гудки.

- Не дали, - вздохнул Цукан. - Но ведь и не отказали окончательно! Значит, будем надеяться.

Начальник колонии откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и принялся мечтать: на Жемчужном Побережье внезапно появилась мощная инфраструктура и десятки тысяч новых рабочих мест. Со всех краёв света в ЖеПе потянулись инвесторы-толстосумы, желающие вложить свои кровные в процветающий жемчужный край...

- У нас зэки морковку не покупают! - вбежал в кабинет главный свинопас ЖеПе Запрудный по кличке “Сорок лет без урожая”.

- А где они её покупают? - с трудом вышел из транса Цукан.

- В Поляндии!

- Почему в Поляндии?! - стукнул кулаком по столу Цукан.

- Там дешевле и вкуснее, - развёл руками Запрудный. - К тому же, паны этот корнеплод перед продажей моют.

- Совсем оборзели, - нахмурился Цукан. - Никакой управы на этих иродов нет.

- Вот и я о том же, - кивнул Запрудный.

Внезапно двери кабинета распахнулись, и на пороге появились опричники в чёрных масках и с автоматами.

- Всем лежать, падлы! - заорал главный опричник. - Идёт спецоперация по обезвреживанию коррупционеров!

- Я готов написать явку с повинной! - взвизгнул Цукан и рухнул на пол.

- И я тоже! - заверещал Запрудный, забившись под стол.

- Кто из вас главный конкурсант ЖеПе? - рявкнул опричник.

- Не я! - с облегчением вздохнул Цукан.

- И не я, - радостно крикнул из-под стола Запрудный.

- Ошибочка вышла, - плюнул на пол опричник и выбежал из кабинета.

Через минуту по коридору протащили главного конкурсанта ЖеПе Ай-Вай-Зяна. В наручниках.

- Пронесло, - поднялся с пола Цукан.

- И меня тоже, - покраснел Запрудный.

На улице послышался шум и странные выкрики: “Апокалипсис, приди!”

Цукан высунулся в окно. На тротуаре стоял взлохмаченный депутан Тандерболт Ерболаев.

- Креатив давай! - безумно выпучив глаза, вещал Тандерболт. - Добавим изюма в ЖеПе! Индейцы майя раскрутили идею апокалипсиса и повысили свою туристическую привлекательность. А мы чем хуже?! У нас апокалипсис давно наступил - такой бардак, как на нашей зоне, никаким майя в самом страшном кошмаре не снился. Надо зазывать забугорных туристов - пусть приезжают и любуются!

- Грамотно излагает, - с уважением заметил Цукан. - Надо взять идею на вооружение.

Вечерело. Рабочий день близился к концу. Начальник колонии с чувством выполненного долга отправился домой.

Засыпал Цукан вполне удовлетворённый. На дню у него выдалось много удач: Златоглавая пока не отказала окончательно с деньгами; с морковкой разобрался; в карцер не посадили; Тандерболт помог найти здравую идею развития туризма.

В общем, день прошёл насыщенный, ничем не омрачённый, почти счастливый.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля