Новые колёса

СЕРИЯ СТО ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ.
Как испуганный Цукан братву и мосты разводил

Попурри по мотивам кинофильма

Джо Демми “Молчание ягнят”,

романа Пьера Буля “Мост через

реку Квай” и стихотворения

Некрасова “Дед Мазай и зайцы”.

На зоне особого режима “Жемчужная” продолжает развиваться ситуация “в огороде бузина, а в Киеве - дядька”. Начальник колонии Цукан вернулся из Златоглавой, где присутствовал на совещании царя-батюшки Паутина. После этого Цукан молчит, аки агнец божий. Лишь постоянно крестится на портрет царя-батюшки и повторяет: “Прости, меня, дурака грешного, ибо не ведаю, что творю...”

В кабинет начальника колонии вбежал взлохмаченный смотрящий Главного Барака Ярый Щук.

- Что ты молчишь, как сын барана? В смысле, ягнёнок, - злобно рявкнул на начальника колонии Ярый Щук. - Мосты надо новые строить! Задолбал уже этот трафик!

- От трафиков, тофиков и прочих гастарбайтеров никуда не денешься, - возразил Цукан. - Без них улицы некому будет мести и доходные дома строить. А насчёт мостов: почему старых не хватает?

- Старые устарели, - тяжко вздохнул Ярый Щук. - Их, оказывается, ремонтировать надо. Вот на Аллее Храбрых мост сто лет стоял. Я думал, что ещё столько же простоит! И тут, как снег на голову, мост в аварийное состояние пришёл. Разве можно было такой форс-мажор заранее спрогнозировать?! А теперь на ремонт финансов нет.

- А вторая эстакада? - не унимался Цукан. - Мы же совсем недавно её отгрохали.

- Кстати, о второй эстакаде, - нахмурился Ярый и заглянул под рабочий стол Цукана. - У тебя, случаем, 750 мульёнов не завалялось? За вторую эстакаду надо рабочим заплатить.

- Я же тебе давал! - замахал руками начальник колонии. - Или только хотел дать? Ну, это неважно! Хреново ты деньгами распоряжаешься!

- Все казённые рубли, - объяснил Ярый Щук, - пропили и прое... Ну, ты понимаешь. Нету, короче, бабла. Закончилось. А работяги грозят эстакаду перекрыть. Надо отдавать.

- А мне откуда взять?! - осерчал Цукан. - Я тоже, между прочим, и выпить не дурак, и это самое... Ну, ты понимаешь. В общем, нет у меня бабла. Выкручивайся, как хочешь!

- Тогда я пошёл третью эстакаду планировать, - заявил Ярый. - Около двухъярусного моста.

- Давай, давай, - проводил смотрящего Главного Барака Цукан. - Может, с третьей эстакадой что-нибудь дельное получится...

Не успел начальник колонии в очередной раз перекреститься на портрет Паутина, как в кабинет вбежал главный скотник ЖеПе Запрудный по кличке “Зоофил”.

- Зайцы! - с порога заголосил Запрудный. - Зайцы, мать их!

- Что с зайцами случилось? - округлил глаза Цукан. - Гибнут?

- Наоборот, - запричитал Запрудный. - Размножаются.

- Так это же замечательно, - просветлел ликом начальник колонии. - Хоть кому-то на нашей зоне хорошо, хоть кто-то размножается и демографическую программу выполняет.

- Они яблоньки сожрут, - пустил слезу Запрудный. - Мы вас хотели в одно фермерское хозяйство пригласить. Там одна зэчка яблоневый сад высадила.

- Какого сорта яблони? - деловито поинтересовался Цукан. - Когда начнут плодоносить?

- Как только половосозреют, так и начнут, - со знанием дела доложил Запрудный. - Главное, осеменить вовремя. Но дело не в этом. Дело - в зайцах!

- Я тебе кто?! - гаркнул Цукан. - Дед Мазай, что ли?!

- Так эти зайцы и до вашего вишнёвого сада в имении Кудашкино доберутся! - испугался Запрудный.

- Тем более, ты должен с зайцами разобраться, - стукнул кулаком по столу Цукан. - Иди!

Запрудный с криком “Ну, зайцы, погодите!” выбежал из кабинета.

- Трафики, тофики, мосты, зайцы! - застонал Цукан. - Просто голова кругом идёт!

В дверь деловито вошёл главный жрец ЖеПе Серый Фима с кадилом.

- С тофиками, в смысле, с гастерами, - забасил Фима, - я тебе разобраться помогу!

- Как это? - не понял Цукан.

- Как два пальца об асфальт, - хмыкнул Серый Фима, - я их, туды в качель, окультуривать буду!

- Проповеди будешь басурманам читать? - не понял начальник колонии.

- Ещё чего, - помотал головой Фима. - Загоню их всех скопом в речку и обращу в истинную веру! Так сказать, гармонизирую меж­этнические отношения.

Серый Фима покинул кабинет, оставив после себя смрадный дым от кадила. Цукан тяжко вздохнул, плеснул из шкалика бататовой самогонки, выпил и запел:

Ехал Ярый через мост,

На мосту ворона сохнет,

Он ворону хвать за хвост,

Положил её под мост,

Пусть ворона мокнет!

Я поехал через мост,

Под мостом ворона мокнет,

Я ворону хвать за хвост,

Положил её на мост,

Пусть ворона сохнет!

Ярый снова через мост...

Эта бесконечная песня звучала над побережьем целую ночь напролёт. Зэки слушали задушевные слова, не переставая удивляться слаженности работы разных уровней власти и чёткому взаимодействию отдельных её представителей.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля