Новые колёса

СЕРИЯ СТО СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ.
Как элитарный Цукан свой интеллект демонстрировал

На зоне особого режима “Жемчужная” всё идёт своим чередом - тихо, мирно и спокойно. Стабильность. Правда, некоторые шибко умные зэки называют это “стагнацией” или даже “застоем”. Но эти злопыхатели никому настроение не портят. Народонаселение тупо пялится в телепортаторы, граждане начальники продолжают наслаждаться жизнью, воровать и пустозвонить.

При этом начальники всех мастей и рангов не устают называть друг друга “элитой”. Это стало настоящей болезнью - типа наркомании. Настало время организовать в ЖеПе клуб анонимных элитоголиков.

- Здравствуйте, - буркнул начальник колонии, - меня зовут Цукан. Я - элитоголик.

Члены клуба встретили признание товарища по несчастью дружными аплодисментами.

- Вот все называют меня сварщиком, - поделился горестями Цукан. - А у меня даже диссертация есть. Можно сказать, научный труд о возгорании.

- О выгорании, - шёпотом поправил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший.

- Один хрен, - махнул рукой Цукан. - Важно другое - в академических кругах меня не уважают! Всякое быдло десятилетиями над умными книгами корпит, потом труды пишет, затем кандидат­ские и докторские защищает. А я - раз! - и в дамках. Три класса сельской школы, после чего моментом - кандидат наук! Ну и кто из нас умнее?! Кто настоящая элита?! Конечно же, я, а не эти очкарики.

- У меня проблема почище твоей, - подал голос оптово-розничный депутан Власик по кличке Викторина. - Каких вершин я достиг! Сижу депутаном в Златоглавой, голосую всё время “за” (какую бы хрень ни предложили). Устал пальцем на кнопку давить! Так умаялся, что даже законопроекты некогда читать. И после этого я не элита?!

- Я вот тоже элита, - подал голос смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - У меня вилла в Каннах есть. И дружбан Дон-Кац по кличке Будда с саксом. У него высокохудожественный вкус, он джаз любит и синагогу строит. Настоящая богема!

- Подумаешь, - насупился Цукан. - У меня тоже богемный дружбан есть. В Малых Гусятках гнилым урюком торговал. Гам-Барин его зовут. Кличка Басмач.

- Знаю его, - поддакнул Егорка. - Сейчас Басмач - знатный строитель. Фартовый, как ваша, Цукан, маманя. Мама одну половину конкурсов на получение заказов выигрывает, а Гам-Барин - вторую. Огромного ума человек. У Басмача тоже три класса образования. Четыре года сельскую школу достроить не может. Всё время на самообразование отвлекается. Казённое бабло пересчитывает.

В помещение заглянул Дон-Кац и поманил Ярого пальчиком.

- Выдели мне ещё один участок для точечной застройки, - горячо зашептал Дон-Кац в ухо Ярому. - В центре барака.

- А у тебя есть элитарные проблемы? - поинтересовался у Дон-Каца Власик.

- Нет, - отрезал Дон-Кац. - Мне похер, кем меня другие считают. Главное, что я сам себя элитой чувствую. У меня такая национально-психологическая особенность.

- Везёт человеку, - вздохнул Власик. - А я вот сижу в Златоглавой, давлю пальцем на кнопку, как проклятый, а всякое быдло меня “взбесившимся ксероксом” обзывает. Обидно.

- А меня сварщиком! - опять поморщился Цукан. - Какой я им сварщик - у меня ни разряда, ни трудового опыта нет! Только диссертация по возгоранию.

- По выгоранию, - опять тихо поправил Егорка.

- Я ведь работаю над собой, - не слушал начальника колонии Власик. - За время депутанства у меня такая приятная моральная гибкость в убеждениях появилась - за кого хотите проголосую.

- Хоть за Гитлера? - не поверил Цукан.

- А что Гитлер? - пустился в привычные политиканские рассуждения Власик. - Гитлер - он тоже человек. Не хуже многих нынешних политиканов в Златоглавой. Очень крутой был государственный деятель.

- А у него диссертация была? - попытался уточнить Цукан.

- Книжка у него была какая-то, - ответил Власик.- Кажется, “Майн Кайф” называется.

- Надо и мне книжку написать, - Цукан обратился к Егорке. - Пометь и закажи у какого-нибудь яйцеголового. Только не обращайся опять к тому, который мне диссертацию состряпал. Сам я её не читал, но люди говорят - чушь редкостная.

- Книжка - это хорошо, - вслух рассуждал Власик. - Только по Златоглавой слухи ходят, что настоящие элитарные люди - либо педофилы, либо педерасты.

- Вы же против них закон специальный приняли! - не понял Цукан.

- Принять-то приняли, - вздохнул Власик, - но мне знающие люди рассказывали, что мальчиков трахать - весьма насладительно. Попробуешь - потом за уши не оторвать.

- Пробовал? - похотливо заблестел глазками Цукан.

- Нет, - отрицательно помотал головой Власик. - Боюсь начинать. Еле-еле удержался. Аж сейчас дрожу.

- Всё равно мы с тобой элита, - стукнул кулаком по столу Цукан.

- Самая элитарная элита! - согласился Власик.

Власик и Цукан горячо обнялись и хором запели:

“Мы не колхозники, не сварщики,

Но сожалений горьких нет,

Ведь мы элита, мы чиновники,

Хотя несём всё время бред!”

Слова жизнерадостной песни разносились по Побережью, убеждая зэков в мудрости, порядочности и скромности правящей элиты, яркие представители которой ежеминутно пялятся на быдло с экранов телепортационных ящиков.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля