Новые колёса

СЕРИЯ СТО СЕМЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ.
Как Цукан с мотыгой в Кудашкине ананасы выращивал

Зону особого режима “Жемчужная” всколыхнула неожиданная криминальная сенсация. Начальник колонии Цукан устал называться вульгарным “паханом” и решил заделаться крёстным отцом. Как в цивилизованной Сицилии.

Первым делом Цукан организовал мафиозную семью - по образцу и подобию организации Коза ностра. В состав гангстерского формирования вошли: сам Цукан, его брательник-подельник и маманя-пенсионерка. Преступное сообщество для конспирации назвали фирмой “О-мама-тэл”. Штаб-квартиру, естественно, разместили в Малых Гусятках, вблизи фамильного поместья начальника колонии в Кудашкино. Тут же закипела бурная деятельность.

- Есть такая тема, - доложила Цукану главная организаторша конкурсов в ЖеПе Ленка Дятел по кличке “Тук-Тук”, - заказ наклюнулся. Выгодный - на 13 “лимонов”. Буду организовывать конкурс.

- Я к тебе одну шуструю пенсионерку с заявкой подошлю, - кивнул Цукан. - От фирмы “О-мама-тэл”. Смекаешь?

- Старуха надёжная? - поинтересовалась Тук-Тук. - Не подкачает?

- Это же маманя моя! - грозно нахмурился Цукан. - Удивительного везения женщина. Ещё ни одного конкурса не проиграла. Поняла?

Дятел молитвенно сложила ручки. Дескать, обижаешь, начальник! Тук-Тук побежала принимать заявки. С презрением взяв в руки документы разных безродных барыг, Дятел брезгливо отложила их в сторону. От цукановой мамани Тук-Тук приняла заявку с величайшим почтением.

- Мадам! - расшаркалась Ленка. - Мы счастливы видеть в вашем лице... Вы, как представитель частного капитала... Ну, в общем, мы не имеем права допустить вашего проигрыша.

Через несколько дней стало известно: дьявольское везение фирмы “О-мама-тэл” и на этот раз не дало сбоя.

- Фартовый я пацан! - радовался Цукан, пересчитывая барыши вместе с брательником. - И на этот раз свезло!

- Нашей семье везде уважение и почёт, - согласно кивал брательник.

- Семья у меня - что надо! - надулся от важности Цукан. - Мой старший сынок тоже пристроен - директорствует. Заведует неработающим спортзалом. Работы - никакой, а зарплата солидная!

- А младшенького ещё не пристроил? - поинтересовался брательник.

- Маловат пока, - вздохнул Цукан. - Вот исполнится годков пять, поставлю директором какого-нибудь детсада.

- Дорогой, - подошла к Цукану его супружница. - Я пошла взносы с барыг собирать.

- Молодец! - похвалил Цукан. - Правильно я для тебя благотворительный фонд помощи малолеткам организовал. Какая никакая, а копеечка в семью!

Супружница отправилась снимать дань с барыг. За окном слышалась её убедительная речь, произносимая с интонациями Остапа Бендера:

“Нужна немедленная помощь! Мы должны вырвать детей из цепких лап улицы, и мы вырвем их оттуда! Поможем детям! Будем помнить, что дети - цветы жизни. Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям. Только детям, и никому другому. Вы меня понимаете?”

Барыги вытаскивали тугие кошельки и отдавали тугрики.

- Под таким соусом можно начальнику деньжат отвалить, - переговаривались между собой барыги. - Никто за руку не схватит - мол, взятку давал! Помогал детям, и дело с концом!

За происходящим из окна своего кабинета с любопытством наблюдал новый прокуратор ЖеПе Рен-Табельный по кличке Паяльник. В руках его была пухлая папка с надписью “Дело гражданина Цукана”.

- Всё надо проверять, - рассуждал Рен-Табельный, листая папку. - Маманя все конкурсы выигрывает? А вдруг ей и впрямь везёт? Или, к примеру, поместье Цукана Кудашкино. Незаконно? Возможно. А вдруг семья Цукана использует поместье по сельхозназначению? Бананы, к примеру, сажает. Или кокосы с ананасами и финиками. В садоводстве я пока плохо кумекаю. В степях, где я раньше служил, всё больше баранами увлекались. Так что надо отслеживать обстановку. Рано пока все точки расставлять.

Словно подтверждая сомнения Рен-Табельного, мимо его окон прошёл Цукан с мотыгой в руках. Сзади шла его супружница с авоськой, из которой торчала рассада.

- На свой участочек спешим! - Цукан помахал рукой прокуратору. - К утренней электричке надо поспеть! Летом один день год кормит!

Цукан скрылся за углом. Мимо окон прокуратора проследовала группа престарелых пенсионеров-огородников. Они тихо напевали:

“Наш Цукан назвался колхозником,

Наш Цукан назвался жнецом

И лучшим на свете навозником,

И всем садоводам - отцом!

Сорняк, там где надо, он скосит,

И сам удобрит чернозём,

Дерьмо в борозду лично бросит,

Что мы для него привезём...”

Слова песни летели над Побережьем, вселяя в зэков твёрдую уверенность, что ЖеПе идёт верным мичуринским путём. И скоро в колонии наступит цивилизованный порядок. Как в Сицилии.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля