Новые колёса

СЕРИЯ СТО ПЯТИДЕСЯТАЯ.
Как обиженный Цукан с педофилами боролся

Скачки температуры, слякоть и неустойчивость атмосферного давления на зоне особого режима “Жемчужная” привели к странным психо-неврологическим явлениям. Начальник колонии Цукан всё чаще пребывает в неадеквате.

- Если бы Цукан не был простым мужиком из Малых Гусяток, - тихо поделился своими наблюдениями главный лекарь Побережья Вервольф по кличке Клистир, - можно было бы заподозрить, что он впал в предменструальный синдром. По крайней мере, все симптомы налицо: плач, перепады настроения, вздутие живота, депрессия, тревожность, стресс, гнев, печаль и раздражительность.

- Не мо-о-ожет быть! - ахнул главный аппаратчик ЖеПе и бывший заслуженный леший Побережья Егорка. - То-то я смотрю, у него какие-то фантазии странные: то ему 10 мульёнов туристов подавай, то бататовую самогонку...

Из кабинета начальника колонии послышался капризный голос начальника колонии.

- Почему меня борзописцы не любят? - хныкал Цукан, громко сморкаясь в обширный носовой платок. - Сварщиком обзывают...

- Большинство всё-таки любит, - утешил начальника Егорка. - А на тех, которые не любят - наплюй. Или сам их обзови.

- Я их уже пытался экстремистами обозвать! - заорал, резко вскочив с кресла, Цукан. - Не реагируют!

- Ну, тогда язык им покажи, - предложил Егорка. - Или скажи, что они педофилы.

- Педо... Кто? - не понял Цукан.

- Это те, которые детишек любят, - разъяснил Егорка.

- Я их тоже люблю, - пустил слезу умиления начальник колонии. - Детские садики для малолеток строю.

- Так ты их за откаты любишь, - уточнил главный аппаратчик. - Бабла-то немало на этих садиках наваришь - цены на строительство втрое задрал. А педофилы малолеток просто так обожают. Бесплатно.

- Бесплатно? - раздражённо стукнул кулаком по столу Цукан. - Это же натуральное извращение!

- А я о чём, - поддакнул Егорка.

- Меня ещё и барыги, оказывается, не любят! - совсем опечалился Цукан. - 71% деловых на зоне считают меня нечестным.

- А оставшиеся 29 процентов? - попытался уточнить главный аппаратчик.

- А оставшиеся, - впал в ярость начальник колонии, - в моей администрации работают, мы с ними общие дела прокручиваем. Пусть только пикнут!

- Вот, видишь, - улыбнулся Егорка, - всё не так уж плохо. А если ещё обругаешь всех, ещё больше настроение улучшится.

Начальник колонии подошёл к окну, высунулся на улицу и гаркнул: “Все, кто меня ругает - педофилы!”

- Полегчало? - спросил Егорка.

- Всё равно на душе тревожно, - пожаловался Цукан. - Даже мой давний почитатель, конструктивный оппозиционер Гамбургер меня намедни старым ловеласом обозвал. Принародно опозорил! Утверждал, что из меня песок сыплется...

- Это же он образно, - разъяснил Егорка. - В лучшем смысле этих слов. Мы же Гамбургера давно знаем - он мухи не обидит. Если, конечно, это насекомое по коридорам власти летает.

- А меня обидел, - скрипнул зубами Цукан, - Сказал, что мне в отставку пора! Мол, со мной никто общего языка найти не может. Даже лидер местной ячейки партии “Нам всё едино” Околесник по кличке Торпеда.

- Может, тебе самогонки плеснуть? - решил отвлечь начальника от мрачных мыслей главный аппаратчик. - Или вот - план развития Жемчужного Побережья почитай.

- Задел успешного развития региона до 2020 года обеспечен, - забубнил, уставившись в документ, начальник колонии. - У него есть три источника и три составные части: поручение царя-батюшки Паутина, воля самодержца и верноподданнические чувства активистов и депутанов ЖеПе. Здесь будет колония-сад, колючую проволоку по периметру украсят розы, зэки будут добиваться не условно-досрочного освобождения, а наоборот - начнут требовать пожизненного заключения! На нашей зоне такая комфортная среда, что присесть к нам желает практически всё народонаселение державы.

- Круто, - вздохнул Егорка.

- Не искренне говоришь! Я же чувствую, что ты не веришь, - бросил документ на пол Цукан. - Никто не верит! Даже я сам!

- Может, тебе отдохнуть надо, - попытался успокоить начальника Егорка. - Съезди в Поляндию с Лифляндией - попрезентуйся. Глядишь, и развеешься.

- Так и там мне не верят, - снова пустил слезу Цукан.

- Ну, я уже просто не знаю, что делать, - развёл руками Егорка. - На мячик - поиграйся.

Цукан взял в руки мяч с надписью “ЧМ-2018” и с размаху пнул его ногой. Мяч гулко ударился о стену, отлетел и разбил графин на столе.

- Я же говорил, что здесь играть невозможно! - в который раз вспылил Цукан. - На болоте следует мяч гонять, на увлажнённом грунте!

- Это на острове что ли? - сразу понял Егорка. - Там, где стадион собрались строить?

- Именно там, - подтвердил начальник колонии. - А кто это решение ругает - просто меня не любит. Цуканофобы какие-то! А я хочу, чтобы меня уважали. Возможно, даже любили. Причём, бесплатно. Как эти... Как их там?

- Педофилы? - испугался Егорка.

- Цуканофилы, - поправил начальник колонии.

Цукан сел за стол, плеснул себе самогонки, пригорюнился и продекламировал:

“К нам сегодня приходил

Нежный друг цуканофил.

Аппарат электросварки

Он в подарок приносил!”

За окном смеркалось. Атмосферное давление продолжало скакать, а температура непредсказуемо меняться. В общем, никаких признаков улучшения не наблюдалось...

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля