Новые колёса

СЕРИЯ СТО ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ.
Как твиттнутый Цукан бататовый самогон покупал

Вот и до зоны особого режима “Жемчужная” докатились новые веяния времени! Мудрёная штука Твиттер пришла на смену набившим оскомину отчётным партсобраниям. Освоил заморскую хреновину и начальник колонии Цукан.

- Ничего тут особенного нет, - поделился опытом Цукан со своим любимым помощником Сашком Котомкой. - Пользоваться проще простого. Смотришь по сторонам и излагаешь, что видишь. Как казахский акын. Я их в совдеповские времена по телепортатору видел. Только они поют, а тут кнопки нужно тыкать.

- Ну, ты голова! - восхитился Котомка. - Держишь нос по ветру, улавливаешь тренд!

- Это точно, - согласился Цукан. - Теперь каждый шаг свой освещать буду. Поехали по колонии, осмотрим Жемчужное Побережье!

Вскоре по пыльной дороге покатила кавалькада бронированных колесниц с мигалками.

- Глянь! - Сашок схватил за рукав начальника колонии. - На обочине дохлый кролик лежит. Или кошка. Нет, всё же кролик. Как пить дать браконьеры завалили!

- Бардак! - немедленно сообщил кому-то по телефону Цукан и застучал холёными пальцами по кнопкам: “Высказал обеспокоенность по проблеме браконьерства, специальному агентству Златоглавой и столичному главкому полицаев нужно жёстче принять меры”.

- Так они же тебе не подчиняются, - удивился Котомка.

- Браконьеры мне тоже не подчиняются, - отмахнулся Цукан. - Твиттер дело такое - главное отреагировать.

- Справа приют для малолеток! - доложил Сашок.

- Привет, дефективные! - помахал рукой из окна Цукан и продолжил записи: “Дети требуют особого внимания. Приказал установить камеры видео­наблюдения”.

- Слева поля бататовые, - ткнул пальцем в окошко Котомка.

- Записываем, - откликнулся Цукан: “Увиденным в Гурьевском бараке остался доволен. Барак может обеспечить сочными корнеплодами всех зэков Побережья!”

Колесница неожиданно въехала в глубокую лужу и забуксовала.

- Кругом болото, - настрочил Цукан. - Остро стоит вопрос мелиорации. Программу по её реализации мы разработали ещё в прошлом годе. А воды всё равно по самые не балуй. Надо разработать ещё одну программу.

Наконец, колесница вылезла из грязи и проехала мимо Правдинского барака.

- Поздравляю с юбилеем! - крикнул в окно Цукан и вновь ушёл в Твиттер: “Отхеппибёздил зэков с 700-летием их барака. Недавно им газовую трубу проложили - дождались наконец, всего-то семь веков прошло. К следующему юбилею газ пустим. Администрация колонии всегда будет поддерживать усилия по развитию наших бараков”.

- Слева у дороги пьяные зэки валяются, - продолжал помогать начальнику Котомка.

- Где они водку взяли? - поразился Цукан, взглянув на часы. - В вечернее время торговля запрещена!

Цукан вышел из колесницы и подошёл к тюремному ларьку.

- Осуждённая, - ласково улыбнулся начальник колонии продавщице. - А не продашь ли ты мне 0,5 первача?

- Отчего не продать? - кокетливо повела глазками зэчка. - Держи литр! Чтобы два раза не бегать.

- Торговать же запрещено! - рявкнул Цукан. - Нарушаешь?! Ты что, меня не узнала?!

- Много вас тут за водярой шляется, - обиделась продавщица. - Я всех помнить не обязана!

Селянка громко хлопнула окошком и закрыла ларёк. Цукан растерянно смотрел на бутылку бататового первача. Из ближайшего леса вышел странный мужик в гламурной собольей телогрейке и направился по дороге в сторону Главного барака. Цукан с удивлением узнал шлакоблочного барыгу Томаса Плешку по кличке Бетономешалка.

- Бетономешалка! - окликнул Цукан. - Ты откуда?

- Из тайги, - важно бросил на ходу гламурный Плешка. - Более трёх дён в ските отсиживался. Без интернета, телефона, папирусов, телепортаторов, саун, девочек и бухла. В результате мозги чудным образом прояснились и было мне знамение. Повелел мне голос с небес: баллотируйся, мол, в смотрящие Главного барака! Иначе пропадут там зэки без тебя. Вот иду совершать гражданский подвиг.

Цукан недоумённо посмотрел сначала на удаляющегося Плешку, потом - на бутыль первача. Верный Сашок уже подбежал к начальнику с закусью. Цукан хлебнул из горла, сел на травой заросший бугорок и затянул акынскую песню:

“Ох, стреляют кролей браконьеры,

Но к ним будут приняты меры,

Детки требуют больше внимания,

А батат и сурепка - старания,

А поля наши ждут осушения,

Но кругом - одни упущения,

Самогон мне продали аж литр,

Ну а я всё фиксирую в Твиттер...”

Заунывные звуки летели над Побережьем, вызывая неподдельный интерес зэков к деятельности родной администрации колонии и к персональной работе начальника ЖеПе твиттнутого Цукана. И самому последнему урке в отдалённом бараке стало ясно: Цукан трудится на благо простых зэков денно и нощно.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


7 + 7 =