Новые колёса

СЕРИЯ СТО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ.
Геронтофил Цукан, Конец Света и протрезвевший Дурашок

Зона особого режима “Жемчужная” готовится к бурной политической осени. Начальник колонии Цукан в своём кабинете внимательно изучает календарь Майя.

- 2012 год есть, - озабоченно водит пальцем по датам Цукан, - а 2013-й - отсутствует! Ох, не к добру это! Опять в державе светопреставление начнётся. Кризисы, оранжевые революции, кощунства всякие... Затем, не дай бог, победят коррупцию, и всё - здравствуй, Конец Света!

- Исполком-дама Хайло Мурзик сбежала! - влетел в кабинет любимый помощник начальника колонии Сашок Котомка. - Бросила партию “Нам всё едино”, и укатила в Златоглавую!

- Ну вот, началось! - вытер испарину со лба Цукан. - Если даже проверенные жулики и воры родную партию бросают, то это дурной знак. А ведь ещё вчера наш депутанский посланец в столице Околесник по кличке “Торпеда” убеждал: “Хайло не уйдёт, так как не было решения исполкома”.

- Так она сама себе исполком, - заметил Котомка. - Ключ от пустого сейфа бросила и укатила. Сказала, что партийная жизнь ей наскучила - туризмом будет заниматься.

- Значит, ещё не Конец Света, - облегчённо вздохнул Цукан. - Стабилизец продолжится.

- Ещё как продолжится, - поддакнул Сашок. - Царь-батюшка Паутин повелел сам себе, и заодно прочим служивым боярам, до ста лет при должностях оставаться!

- До ста? - округлил глаза Цукан. - Это сколько же мне ещё осталось? Ага... Надо бы на обследование к геронтологу сходить. Пригодится ещё здоровье-то.

- И меня запиши на приём, - откликнулся Котомка. - Я тоже геронтофилом хочу стать.

- Кстати, может перебежчица Хайло нам с развитием туризма на зоне поможет? - почесал затылок Цукан. - Я же семь мульёнов посетителей в год запланировал.

- Семь мульёнов на зону только товарищ Берия мог прислать, - возразил Котомка.

- Я привык ставить амбициозные задачи! - стукнул кулаком по столу начальник колонии. - Семь поставим в план, для двух денег найдём, один захочет приехать. Глядишь тыщёнки полторы к нам и заявятся.

- Голова! - восхитился Котомка. - Правда, раньше “амбициозный проект” называли “ефрейторским зазором”. Но всё равно хорошо!

На улице послышался визг тормозов, пьяные выкрики и ругань.

- Что там у вас? - высунулся из окна Сашок Котомка.

- Депутан Дурашок за свои права борется! - ответил полицай.

- Гражданские? - всполошился Цукан. - Опять смуту мандариновую наводит?!

- Да не за гражданские, - уточнил полицай, - а за водительские!

- Сатрапы! - наседал на полицаев Дурашок, размахивая депутанской ксивой. - Душители свободы! Враги демократии! Отдайте документы! Я трезв, как стекло! После днюхи не имеете права алкоте­стер в морду тыкать! Я может, с гостями целовался... А их было... было... Тыща!

- Да с тобой без противогаза разговаривать невозможно, - поморщился полицейский. - Выхлоп - за три версты. Иди, проспись!

Из кустов появилась взлохмаченная голова Гамбургера: “Даёшь опохмел оппозиции! Свободу Косте Дурашку!”

Удивлённый Котомка закрыл окно и облизнулся:

- А наш Дурашок, оказывается, не дурак выпить...

- Эх, не того генерал-полицай Мартын-колхозник повязал, - раздосадованно вскрикнул начальник колонии. - Надо было Ярого Щука ловить. А то он на моё кресло всё за­глядывается. А Костя - свой человек. Ручная оппозиция...

- Конструктивная оппозиция, - поправил Котомка.

- Ах, да, конструктивная, - согласился Цукан и включил телепортатор. Там уже давал интервью конструктивный Дурашок.

- Кто? Я?! - округлял глаза Дурашок. - Какие полицаи? Какие права? Никто у меня ничего не отбирал. Я, кроме мандаринового сока, ничего не пью. И вообще сейчас нахожусь за пределами нашей зоны. Мой кореш Гамбургер подтвердит. Гамбургер! Ты где? Щас, погодите, сей момент сыщу...

Цукан выключил телепортатор, тяжко вздохнул и задумался о корпоративной солидарности.

- Вот ты, Котомка, - обратился к помощнику Цукан, - Представь, что меня всех начальственных прав лишили. Посвидетельствовал бы ты за меня? Эй, Котомка! Ты где? Ау!

Цукан заглянул под стол - никого, в шкаф - пусто. Начальник колонии плеснул себе кокосовой самогонки и грустно затянул:

“Если друг оказался вдруг,

И не друг, и не враг, а - так,

Если сразу не разберёшь,

Плох он или хорош...”

Слова песни летели над Жемчужным Побережьем, заставляя простых зэков радоваться, что у них никаких прав в этой колонии давно уже нет. Значит, и отбирать нечего. Ну, разве, что по мелочи. Типа, водительских...

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля