Новые колёса

СЕРИЯ СТО ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.
Как кластерный Цукан олигархов на зону заманивал

Который день на зоне особого режима “Жемчужная” кипят политические страсти. Начальник колонии Цукан нерв­но бегает по кабинету, размахивая руками.

- Кластеры! - кричал Цукан. - Вся колония будет в кластерах! Экономика поднимется на невероятную высоту! Мы пригласим на зону всех олигархов державы! Чубайстов, Вексельбоберов и прочих Дерипопок. Они сядут в наши камеры, как миленькие. И Жемчужное Побережье разом попадёт в список журнала “Форбс”.

В дверь просунул голову верный помощник начальника колонии Сашок Котомка.

- На праймерисе Ярый Щук победил! - доложил Котомка, округлив от ужаса глаза. - Партийцы “Нам всё едино” за него больше всего голосов отдали!

- А Савва Пенко?! - схватился за сердце Цукан. - А Власик?! Как Ярый таких орлов обошёл?! Неужто теперь мой заклятый враг на пост смотрящего Главного барака снова пролезет?

В кабинет ввалился Савва Пенко с помятым лицом. Нетвёрдой походкой он подошёл к столу Цукана.

- Чёрствые, неблагодарные люди, - пробубнил под нос Савва и громко икнул. - Я им такой план развития Главного барака предложил - пальчики оближешь! Точечная застройка, тотальная вырубка баобабов, и всё такое... Ну, как всегда - опыт у меня есть. Ты же знаешь...

- Подкачал Савва, - вздохнул Сашок Котомка, - не выдержал праймерис...

- Это я-то подкачал?! - обиделся Пенко. - Да если знаешь, я настоящий герой. Мне письма с угрозами присылали. Мол, сними свою кандидатуру, а не то худо будет. А я не снял! Зачем? Всё равно не выберут...

- Иди уж, герой! - отмахнулся Цукан. - Опохмелись лучше.

- А мне кажется, - вступила в разговор исполком-дама Хайло Мурзик, примчавшаяся следом за Саввой, - что праймерис проходит просто великолепно! Среди кандидатов даже одна женщина есть. Это такая интрига! Хотя хотелось бы, чтобы женщин было побольше.

- Если женщин и мужчин будет поровну, - не согласился Котомка, - никакой интриги не будет. А вот когда одна баба на всех - сюжет завернётся сам собой.

- Семь мужиков и одна баба, - задумчиво почесал затылок Цукан. - Просто сериал можно снимать.

- Если бы ещё Образка Тридевятого из списков не вычеркнули, - предположил Савва, - интрига была бы ещё круче!

- Да иди же ты опохмелись, в конце концов! - стукнул кулаком по столу Цукан.

- Не надо на меня кричать, меня не запугаешь, - гордо поднял голову Савва, ещё раз икнул и принялся загибать пальцы. - Мне письма с угрозами присылали два раза, брательнику моему... Тоже два раза... Или три?

Цукан вытолкал Савву за дверь и вернулся к рабочему столу. Из коридора послышалась Саввина ругань.

- Я вообще свою кандидатуру с праймерис сниму! - разорялся Пенко. - Уеду в Златоглавую, зашьюсь и начну новую жизнь! Плевал я на ваше ЖеПе!

Затем Савва достал из кармана флягу, жадно глотнул, крякнул, успокоился и, тихо напевая, отправился писать заявление о снятии своей кандидатуры.

- Отвлекают постоянно, некогда кластерами заняться, - проворчал Цукан. - Олигархов с инвестициями и вещами к нам ещё не этапировали?

- Какой-то абрек из Кабарды прискакал, - доложил Сашок. - Говорит, тамошний хан хочет наш дельтаплановый аэропорт купить.

- Слава богу, - обрадовался Цукан. - А велик ли у него уставной капитал?

- Сейчас выясним, - засуетился Котомка. - Главному эконому ЖеПе позвоним... Алло! Чем-Какин? Кто там к нам с инвестициями из Кабарды прискакал?

Котомка внимательно выслушал ответ и повернулся к Цукану.

- Чем-Какин говорит, что не из Кабарды, а из Балкарского аула...

- А это лучше или хуже? - напрягся Цукан.

- Алло! Чем-Какин? - снова взялся за телефон Сашок. - Один хрен, говоришь? А сколько у того хана капиталу?

- Не томи, - Цукан дёрнул Сашка за рукав, - выясняй быстрее.

- У хана своя фирма, - затараторил Котомка. - “Пролёт-инвест” называется. Бабла - аж десять тысяч на счету фирмы лежит!

- Евробаксов? - с надеждой поинтересовался Цукан.

- Тугриков! - ответил Котомка.

- Всё равно надо ему аэропорт продавать! - рубанул воздух ладонью начальник колонии. - Главное, чтобы откат был солидный! Разумеется, чёрным налом...

На улице послышался шум. Цукан выглянул в окно. На тротуаре стоял борзописец в очках.

- Цукан! - орал очкарик. - Сколько ты своих родственников на работу в администрацию колонии пристроил?

- Дурак! - осерчал Цукан. - Ни моя невестка, ни муж моей сестры со мной кровным родством не связаны! Как и девери, золовки и прочие внучатые племянницы. Иди, генетику учи!

Цукан с треском закрыл окно и обессиленный рухнул в кресло.

- Устал, - тихо прошептал Цукан. - Чертовски устал, а ещё так много нужно сделать полезного!

Цукан разложил на рабочем столе заявления многочисленной родни о приёме на работу в администрацию колонии. Цукан смахнул набежавшую слезу и с чувством продекламировал:

“Я узнал, что у меня

Есть огромная семья!

И племянник, и сынок,

Я бы каждому помог.

Это всё моё, родное,

Словно небо голубое.

Это вся моя семья,

Всех люблю на свете я!”

Задушевные слова Цукана разносились по ЖеПе, настраивая зэков на глубоко лирический лад. Протестные настроения и недовольство народонаселения улетучивались, как утренний туман. Зону медленно обволакивало единое чувство бесконечной любви к партии “Нам всё едино”, начальнику Цукану и прочим официальным родственным лицам.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля