Новые колёса

СЕРИЯ СТО ДЕВЯНОСТАЯ.
Как изумрудный Цукан с чужими яйцами разбирался

Зона особого режима “Жемчужная” продолжает стремительно погружаться в сказочную жизнь. Начальник колонии Цукан штудирует сочинение детского писателя Волкова “Волшебник Изумрудного города”.

- Как славно придумало это чучело Страшило-Мудрый, - восторгался Цукан. - Приказал напялить на нос всем жителям своего мегаполиса зелёные очки на нос! И все проблемы решил. Народонаселению окружающая мерзкая действительность предстала в нежно изумрудном свете! Мне бы таких толковых помощников, чтобы на Жемчужном Побережье красоту навести.

- У нас в администрации колонии страшил пруд пруди, - заметил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший.

- А то! - подтвердил главный эконом ЖеПе Витёк Поремба. - Только вместо очков следует телепортационные программы использовать.

- Это как? - оживился Цукан.

- Мы должны давать определённый заказ прикормленным борзописцам, - разъяснил Поремба. - Надо чётче выстраивать информационную политику в интересах актива, депутанов и прочих барыг.

- Так мы борзописцам давно заказы даём, - не понял Леший. - Уж который год по ящику никакой критики не наблюдается. Только изредка “отдельные недостатки” освещаются.

- Критики нет, это точно, - кивнул Витёк. - Но прикормленные борзописцы отличаются крайней бестолковостью и часто проявляют дурацкую инициативу. Выбирают какие-то горячие темы. Типа: студент старушку-процентщицу топором зарубил. Или: на пляже тюлень загорает, а во дворах мусор не убирается.

- Точно! - поддержал Егорка. - А нужно, чтобы телепортатор бубнил исключительно о стараниях актива, нужно, чтобы зэки твёрдо усвоили точку зрения руководства колонии: зона развивается социально.

- Выделить этим щелкопёрам 50 мульёнов! - рубанул воздух ребром ладони Цукан. - Пусть пуще прежнего стараются!

- А вот я устал подобным образом маневрировать, - вступил в разговор смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Финансирую этих борзописцев, финансирую... Сколько нервов и сил на них потратил! Не говоря уже о тугриках. Так всё равно критика в мой адрес появляется. Ты, Цукан, случаем, не знаешь, кто эти наезды оплачивает?

- Кто? Я? - засуетился начальник колонии, густо покраснев. - Понятия не имею!

- Просто руки опускаются! - жаловался Ярый. - Причём, как раз в тот момент, когда надо что-то полезное для барака сделать. Если бы я снова выбирал свою судьбу, никогда бы в смотрящие не пошёл!

- Зря расстраиваешься, - ухмыльнулся Цукан. - Ты заплатил, про тебя субъективно хорошее сообщили, кто-то переплатил - тебя объективно охаяли. 1:1 получается.

- Нет, - всхлипнул Ярый. - Уйду в монастырь своего имени. Его недавно Гундяй самолично открыл. Или на Лазурный берег уеду.

- А меня больше всего яйца волнуют! - прервал Ярого главный аграрий ЖеПе Запрудный по кличке Сорок лет без урожая.

- Чешутся? - понимающе посочувствовал Егорка.

- В цене растут! - схватился за голову Запрудный. - На рынке десяток уже 70 тугриков стоит. Зэки волнуются...

- А ты им отвечай, - посоветовал Поремба, - что это не мы, а рыночная экономика виновата. Раньше, когда в сов­депии яиц вовсе не было, винили командно-административную систему. Теперь надо винить рынок. Пусть зэки думают, что опять к командному администрированию вернуться надо!

- К вертикали власти! - поправил Цукан.

В кабинет вошла главная эскорт-туристка ЖеПе Ага-Геева.

- Чем это вы тут занимаетесь? - сходу взяла быка за рога Ага-Геева. - Тугрики на пиар делите? Мне тоже требуется. 100 мульёнов!

- Куда столько? - округлил глаза Цукан.

- У меня теперь корпорация туристических эскорт-услуг, - напомнила Ага-Геева. - 50 мульёнов - на зарплату мне и помощникам. 25 мульёнов - на представительские расходы, 20 - туда-сюда, выпить, закусить, повеселиться, и 5 мульёнов - на презентацию наших болот как главной достопримечательности региона.

- Болот? - заглянул в записную книжку Леший. - Так на их осушение главный мелиоратор ЖеПе уже 100 мульёнов запросил. И говорит, что этого ему ещё мало! Все эти тугрики только на содержание бюрократического аппарата уйдут.

- Одно другому не мешает, - хихикнула Ага-Геева. - Он будет типа осушать, а я - типа презентировать. Всё равно все тугрики зарплаты сожрут - на конкретные дела не останется.

В дверях появилась супруга Цукана Светик по кличке Золотая ручка госзакупок.

- Помнишь, ты мне в Малых Гусятках общественную недвижимость подарил? - обратилась к Цукану жена. - Так я их загнала через систему госзакупок. Очень выгодно!

- Молодец, - похвалил Цукан. - Деловая у меня семейка: и маманя, и брательник, и сынок, и жёнушка.

- Теперь прокураторы этим делом заинтересовались. - всхлипнула Светик. - Говорят, что я злоупотребила твоими служебными полномочиями.

- Глупости говорят, - помрачнел Цукан. - Когда я тебе презент делал, в державе ещё не приняли закон против коррупции. Значит, её и не было. Будь спокойна, дорогая, иди дальше торгуй!

Цукан проводил супругу, хлебнул бататовой самогонки и включил магнитофон. Из динамика послышался любимый шансон Цукана:

“Он был старше её, она была хороша,

В её теле гостила воровская душа,

Они ходили на дело вдвоём,

Они не тырили по мелочам.

И все говорили, чем не муж и жена,

И лишь одна ерунда его сводила с ума,

Что их обоих возьмёт в оборот прокурор...”

Задушевные слова неслись над Побережьем, и каждый зэк понимал: на их воровской зоне скоро всё будет в полном ажуре. Даже зелёные очки не придётся надевать.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля