Новые колёса

СЕРИЯ СТО ЧЕТВЁРТАЯ.
Как Цукан от сварщика до психолога докатился

На зоне особого режима “Жемчужная” неожиданно возник высокоинтеллектуальный спор по вопросам образования. До сего момента каждый послед­ний зэк-шестёрка на Жемчужном Побережье знал: для нормальной житухи в колонии требуются связи и бабло. И тут - как колом по голове - ещё и диплом необходим! Зэки с удивлением перечитывали в папирусе “Жепянская правда” обвинения в адрес начальника колонии Цукана.

- Диплом, видишь ли, у Цукана липовый, - возмущалась исполком-дама Хайло Мурзик. - Ну и что?! Не в дипломе счастье.

- Меня больше интересует другой вопрос, - потрясал папирусом верный помощник начальника колонии Сашок Котомка. - Какая гнида на нашего пахана капнула?!

- Вы чего кипеж поднимаете? - высунулся из своего кабинета Цукан, держа в руках какую-то помятую справку. - У меня тугамент об образовании правильный. Железная бумаженция! Вызывайте правильных борзописцев. Пусть дадут достойный ответ моим хулителям.

В кабинет начальника колонии дружно вбежала группа борзописцев, специализирующихся на вопросах образования. Из-за дверей послышался скрип перьев и возбуждённые крики.

- От сварщика до психолога! - предлагал кто-то броский заголовок.

- Мелко! - возражали другие. - От сварщика до учёного!

- Пойдёт!

- За два года до учёного?

- Именно! Цукан и за год мог. Он - голова!

- Нужны свидетели усердия Цукана!

- Есть свидетель! Вот показания старого профессора.

В кабинете наступила тишина. На телепортационном экране появился седой старичок.

- Как сейчас помню, - шамкал вставной челюстью дедок. - В одна тысяча, дай бог памяти, девятьсот... Или восемьсот? Ну, да это неважно. В общем, читаю я лекцию. Или семинар провожу? Ну это неважно. А все студенты прошлым вечером отмечали первомай. Или Новый год? Неважно... Короче - все перепились вхлам. Но вот, что примечательно, вся аудитория спохмела - влёжку. Один Цукан, как огурец! Я ему: неужто голова не болит? А он мне: чему болеть? Там же кость! В смысле, череп... То есть, голова этот Цукан. Как есть, голова! Как я такого студента мог не запомнить?!

- Отлично! - обрадовались борзописцы. - Кстати, у Цукана скоро день рождения. Давайте напишем, что его лично царь-батюшка Паутин поздравил.

- Так заранее же не поздравляют!

- Паутину законы не писаны. Захочет - хоть за год вперёд отхеппибёздит! Пишите! Мол, позвонил царь-батюшка своему любимцу Цукану аж за неделю до дня рождения и сказал: “От твоей напряжённой работы, опыта и профессионализма зависят укрепление экономического потенциала Жемчужного Побережья, совершенствование инфраструктуры и социальное самочувствие людей”.

- Разве так поздравляют? - засомневался Цукан. - Уж шибко официально.

- Ничего, - ответили борзописцы. - Зато правдоподобно.

Борзописцы стремительно умчались кропать статью, а Цукан остался сидеть в кабинете в глубокой задумчивости - как и полагается учёному. В приоткрытую дверь просунул голову Сашок Котомка.

- Умаялся совсем, - сочувственно поглядел на начальника колонии Сашок. - Может, тебе съездить куда-нибудь? Развеяться...

- Куда? - встрепенулся Цукан.

- Да хоть к китайчегам, - предложил Котомка. - Опыт перенять.

- Чур меня! - перекрестился Цукан. - Эти варвары своих коррупционеров к стенке ставят. Если их опыт у нас применить, ни одного активиста, ни одного смотрящего, ни единого служащего администрации в ЖеПе, ни одного члена партии “Нам всё едино” в живых не останется! Включая меня...

- А ты с ними о другом поговори, - испугался Котомка. - О туризме, к примеру.

- Точно! - хлопнул себя по лбу Цукан. - Этих китайчегов мильярды! Если к нам хотя бы треть нагрянет - на ЖеПе будет не протолкнуться!

Цукан вскочил с места и начал лихорадочно собирать чемоданы. Вскоре начальника колонии провожали в полёт на дельтаплане. Из радиотрансляторов гремел гимн китайчегов:

“Чжун хуй миньцзу, дао ляо цзуй!” - “Пробил час тревожный, спасём мы край родной!”

Провожающие Цукана зэки махали шапками и радостно кричали начальнику колонии: “Хуй миньцзу!” Эти жизнеутверждающие возгласы вселяли в Цукана твёрдую уверенность, что ему, рано или поздно, удастся спасти родное ЖеПе и сделать зону образцово-показательной.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля