Новые колёса

СЕРИЯ СОРОК ВТОРАЯ.
Покушение штукатурки на демократа Цукана

В зоне строгого режима “Жемчужная” несколько ночей подряд гремит канонада. Багровые отсветы пляшут на оконном стекле начальника колонии Цукана.

- Неужто мой кавказский друг Абрек Размазан уже свою делегацию к нам прислал? - удивился Цукан, выглядывая на улицу. - Вот бы все начальники, как он, оперативно работали, наверняка наша страна жила бы совсем в других условиях.

Но вскоре Цукана постигло разочарование. Повсюду бегали хмельные зэки, взрывали новогодние петарды и запускали огненные шутихи.

- Пьяная вакханалия какая-то, - поморщился Цукан. - Ни тебе ракет “земля-воздух”, ни огнемётов, ни взрывов заминированных колесниц. Нет, не доехала ещё до Побережья абрековская делегация.

- В палате мне на голову вот такой кусок штукатурки  с потолка упал...

Цукан вздохнул, сел за стол и открыл новенький ежедневник на 2011 год.

- Нужно составить план работы, - пробормотал Цукан, открывая первую страницу. - Пункт первый. Реализация моей давней мечты об увеличении поголовья народонаселения Жемчужного Побережья. Доведу-ка я число зэков до одного мульёна!

- И потребуйте расширения жизненного пространства ЖеПе! - просунул голову в приоткрытую дверь помощник начальника колонии Кар-на-Ухо. - Дранх нах Остен! Или нах Вестен. В общем, дранх куда-нибудь, как советовал Адольф Гитлер - лучший друг моего кумира Гесса!

- Брысь! Иди в свой блог! - Цукан кинул в Кар-на-Ухо чернильницей. - Выборы на носу, а он со своими дурацкими советами лезет.

Начальник ЖеПе нашёл в еженедельнике дату 13 марта, обвёл её красным фломастером и подписал: “Всеобщий день голосования”.

- А если в каком-нибудь бараке партия “Нам всё едино” продует, - сурово насупил брови Цукан, - поснимаю активистов. К чёртовой матери!

- Активистов, в отличие от тебя, электорат выбирал, - крикнул из-за дверей Ярый Щук. - Как ты их снять можешь?!

- Мой кореш Размазан тебя бы вообще к стенке поставил, - с сожалением вздохнул начальник колонии. - Вот у кого демократии следует поучиться.

Ярый Щук от волнения поперхнулся и побежал готовить программу “Четыре сбоку, ваших нет”.

- Каждый “намвсёединовец” должен привести на выборы четверых знакомых или родственников, - вещал по тепортатору Ярый Щук. - А лучше десять. Чтобы они правильно проголосовали. Кто больше всех приведёт, получит приз! А кто меньше всех - поедет обмениваться опытом к Абреку Размазану.

- Так-то лучше, - посмотрел вслед Ярому Цукан. - Думать начал. А то заладил: демократия, демократия... Значит, 13 марта выигрываем выборы. Следовательно, на 14 марта назначаю создание в ЖеПе достойных условий содержания заключённых. По европейским стандартам. Параши в камерах индивидуальные и всё такое прочее. Нам это по плечу. Только напрячься всем требуется. Но чуть-чуть...

Цукан мечтательно закрыл глаза. Ему чудилось благоденствующее Жемчужное Побережье, опрятно и по форме одетые зэки, на каждом бараке плакаты “Партия “Нам всё едино” - наш рулевой”, вечерние поверки на чисто выметенном плацу, пышущие здоровьем лица аборигенов, аборигенок и аборигенят...

- Кстати, - вспомнил начальник колонии. - Нужно позвать главного лекаря ЖеПе Выгу Питерского. Пусть на этот год запланирует всплеск рождаемости. Мне здоровые, молодые и талантливые зэки нужны.

- Через пять лет обеспечим пополнение! - просунул голову в кабинет Выга. - А здоровье у людишек и так лучше некуда. Заботимся.

- Знаю, как ты заботишься, - покачал головой Цукан. - Третьего дня заходил я в больничку, где малолеток лечат. Жуткое состояние! Народу в очереди стоит, видимо-невидимо. Еле пробился. Так в палате мне на голову вот такой кусок штукатурки с потолка упал. До сих пор лысина саднит.

- Вот победит партия “Нам всё едино”, - ответил Выга, - тогда и порядок будет.

- Скорее бы, - согласился Цукан, листая ежедневник. - А то я тут ещё много чего запланировал. Создание новых рабочих мест для зэков, строительство спецбараков для молодёжи и это, как её... А! Достижение стабильности.

- Вот те раз, - поразился Выга. - Мы же её, родимую, ещё в прошлом году достигли.

- Достигнем и в этом, - отрезал начальник колонии. - Хуже от этого не будет.

Цукан захлопнул ежедневник, потянулся и подошёл к окну. На заснеженных улицах продолжали веселиться пьяные аборигены. Их разухабистая удаль и беспрестанные выкрики с упоминанием чьей-то матери вселяли в начальника колонии уверенность в победе партии “Нам всё едино”. Причём, естественным путём.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля