Новые колёса

СЕРИЯ СОРОК ШЕСТАЯ.
Авторитет Цукан, Ярый-зоофил и депутаны лёгкого поведения

Администрация зоны особого режима “Жемчужная” неожиданно для себя обнаружила странную тенденцию: зэки всё меньше и меньше уважают тюремное начальство и совсем не любят партию “Нам всё едино”.

- Просто народонаселение от зимы устало, - предположил смотрящий главного барака Ярый Щук. - Сезонная депрессия и авитаминоз снижают накал романтических чувств. Вот выглянет солнышко, и среднестатистический зэк опять активно займётся любовью с партией власти. Сами посудите - кроме нас, им всё равно некого любить. Любовь, как говорится, зла, полюбишь и...

- Топозла! - хихикнул смотрящий за выборами Серый Лунь. - Топозёл тоже в выборах хочет участвовать. Мечтает депутаном-активистом стать.

- Это тот, который мародёрствовал на галерном флоте при атмирале Егоре Бугре? - уточнил советник начальника колонии Рома Сверхзвуковой. - А потом тем же самым делом в администрации зоны при Педровиче промышлял?

- Как-то ты недобро к старым местным кадрам относишься, - поморщился Цукан. - Может, тебя обратно в Злато­главую отослать?

- Старый козё... В смысле, конь борозды не портит! - поддержал начальника Серый Лунь. - Пусть участвует. А вот На-Гана я от выборов отстранил. Сейчас с редактором папируса “Новая колесница” Меченой Рудой разбираюсь. Надеюсь, и Лоп-Ата у меня не зарегистрируется. Не уважаю я людей, которые “Нам всё едино” не поддерживают.

- Престолонаследник Мед-Вед сказал, - вслух размышлял Цукан, - что нам оппозиция нужна. Для создания здоровой конкуренции.

- Оппозицию мы уже сформировали, - доложил Серый Лунь. - Вука-Лов возглавил партию “Белый налив”. Вука-Лов - проверенный кадр. Весь срок своего прежнего депутанства во фракции “Нам всё едино” состоял. Достойный кандидат.

- Как у опытного политикана, - закивал Вука-Лов, - у меня был один выбор: либо болтаться где-то между или подлезть под фракцию “Нам всё едино”. Я с уважаемым гражданином начальником Цуканом хочу находиться в одной плоскости. Куда партия пошлёт, там и буду работать!

- Молодец! - хлопнул оппозиционера по плечу Серый Лунь. - Настоящий партиец. Так сказать, “депутан лёгкого поведения”.

- Скорее, “политик по вызову”, - уточнил Вука-Лов.

- Об электорате не следует забывать, - вздохнул Серый Лунь, взглянув на Цукана. - Напоминать нужно аборигенам о себе почаще.

- Я уже обратился к зэкам с воззванием, - приосанился Цукан. - Приходите, говорю, и голосуйте за партию “Нам всё едино”! Кто против партии, тот против меня. А я - начальник. С начальством спорить - что против ветра... Так что - шагом марш к избирательным урнам! Справа по одному, строго по ранжиру.

- А я бегемота Глясика посетил, - неожиданно заявил Ярый Щук. - У него зуб разболелся, а я посочувствовал. Все телепортационные каналы нашу встречу транслировали. Думаю, теперь мой рейтинг поднимется. Особенно у экологов, стоматологов, зоологов...

- И зоофилов! - хохотнул Серый Лунь.

- Отставить смех! - нахмурился Цукан. - Лучше посоветуйте, как общий рейтинг партии приподнять! Кстати, где мой советник по непонятным вопросам Кар-на-Ухо?

- Идёт он лесом! - указал пальцем Ярый Щук.

- В смысле? - не понял Цукан.

- А я бегемота Глясика посетил. У него зуб разболелся...

- В прямом, - мрачно ответил появившийся из зарослей Кар-на-Ухо, поигрывая мачете. - На Побережье свирепствует банда лесных братьев. Верховодит у них бывший прокуратор, а ныне главный лесовик ЖеПе Бздынык. Все ценные породы баобабов и пальм в джунглях повырубал почти до полного облысения! Одно слово - шельма. Но я его зарезал!

- Как?! - ахнул Цукан.

- В переносном, конечно, смысле, - успокоил начальника Кар-на-Ухо. - Как штатную единицу. Уволил беспредельщика.

- С такими советниками, - проворчал Цукан, - у меня скоро ни одного подчинённого не останется. Может, пора Кар-на-Ухо вместе со Сверхзвуковым в Златоглавую вернуть?

Кар-на-Ухо обиженно шмыгнул носом, заткнул мачете за пояс и снова удалился в прореженные Бздыныком заросли.

- А как мы без борьбы с коррупцией рейтинг партии поднимать будем? - засомневался Ярый Щук.

- Как всегда! - рубанул воздух ладонью начальник колонии. - Обещаниями.

Цукан решительно подошёл к телепортационным камерам и обратился к народонаселению.

- Вскорости мы обустроим дельто­плановый аэропорт по мировым стандартам, - ударил себя кулаком в грудь Цукан. - Слово партийца! А если не обустроим, то создадим там выставку достижений народного хозяйства. Тоже, между прочим, неплохо. Ну, или оранжерею какую-нибудь. Или даже живой уголок...

- Бегемота Глясика туда поселим! - обрадовался Ярый Щук.

- Кроме того, - не слушал Ярого Цукан. - Создадим в ЖеПе свой наукоград. Типа, силиконовой долины. Будут у каждой аборигенки во-от такие силиконы! И порт построим на зависть заморским соседям, и дорогу закольцованную до ума доведём, и липездрическую станцию на ядрёном топливе. И всего тогда у нас будет вволю, только потерпите, дорогие зэки! Голосуйте за “Нам всё едино”!

Призыв начальника колонии тревожным набатом нёсся над Жемчужным Побережьем, доходя до самых отдалённых бараков и проникая в сердца простых аборигенов. В их измученных зимним авитаминозом душах пышным цветом начинала расцветать любовь к партии. Лица зэков просветлялись, они с надеждой смотрели в будущее и тихо шептали: “Пройдёт зима, наступит лето, спасибо партии за это!”

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля