Новые колёса

СЕРИЯ ШЕСТНАДЦАТАЯ.
Место встречи изменить нельзя

На экране телепортационного канала “ЖеПе-ТV” появляется заставка с надписью: “Криминальная хроника”. Идет прямой репортаж с депутанской сходки. Скрытая камера демонстрирует темное помещение малого хурала. За накрытым столом сгрудились члены организованной блат-хаты, решивших продлить крышевание территории ЖеПе еще на полгода.

- Вот что, господа хорошие, - веско произносит бин-банкир Коз-Лов, - тут из прокуратуры один мазурик весточку притаранил. Дело нам шьют.

- Сразу предупреждаю! - поднимается из-за стола спикерёнок Никитка. - Мне одному за всех на киче париться скучно будет! Ежели за меня не вступитесь, всех со спокойной душой сдам.

- Да говори толком, - торопит Никитку человек-тарантас Дон Дурев, - под какой статьей ходим?

- Политической, - вздыхает спикерёнок. - Нарушение прав электората.

- Едина мать! - возмущается Ёжкин. - Так нашу честную малину опустить! Я понимаю грабеж, там, или кража... Ну, растрата обчественных средств, на худой конец. А то - политика!

- Политика? - изумляется Зол-от-Уха. - Да мы ей сроду не занимались! Так, по мелочам в общаке... бюджете, то бишь, подвизались.

- Беспредел полный, конечно, - соглашается Никитка. - Но я, как знатный урист в законе, предлагаю выработать линию защиты. А для этого с классикой познакомиться требуется. Обмозговать, что там и как.

Никитка достает из портфеля книжку.

- Вот, - сообщает он, - Достоевский. “Преступление и наказание”. Будем читать совместно.

- Тварь я дрожащая? - подскакивает со стула Коз-Лов. - Или право имею?

- Ты это, не выражайся тут! - бормочет Дон Дурев, начиная дрожать всем телом и осторожно отодвигаясь от Коз-Лова.

- Нашел! - сообщает довольный Никитка, тыкая пальцем в раскрытую книгу. - “И Родион ударил старушку-процентщицу топором по голове”.

- А-а! Понял! - расплывается в улыбке чисто конкретный депутан Зол-от-Уха. - Эта старушка типа электоратом была.

- А Родион в партии “Нам все Едино”, наверно, состоял, - предполагает Пошляков. - Потому и право имел с электоратом не церемониться.

- Вот ввели бы диктатуру пролетари... тьфу ты, депутаната, - горячится краснохуралец Буханкин, - и проблем никаких бы не было!

- А что там в конце книжки прописано? - интересуется Дон Дурев. - Отмазался Родион?

- Посадили его, - заглядывает на последнюю страницу Никитка. - На зону болезный попал. Каторгой тогда это прозывалось.

- Значит, не состоял он в “Нам все Едино”! - сокрушается Пошляков.

- Ну, господа хорошие, что делать-то будем? - обращается к собравшимся Коз-Лов.

- Что делать, что делать... Сухари суши! - высовывается из-за дверей голова смутьяна Меченой Руды.

- А ты, мил человек, кто будешь? - грозно хмурит брови Коз-Лов.

- Депутан, кто же еще, - нагло усмехается незваный гость.

- Да ты на руки его посмотри! - подозрительно щурится Дон Дурев. - Да на прикид. И вообще, у него на лбу умственное образование прописано. Какой он, к единой матери, депутан?!

- Видишь, - поворачивается в сторону Меченой Руды банкир Коз-Лов. - Тарантаса не проведешь, он сердцем ворога чует. Сдается мне, мил человек, что не нашего ты поля фрукт.

- Я, между прочим, еще и борзописец, - угрожающе добавляет Меченая Руда.

- Борзописец? А на печатной машинке что-нибудь сбацать можешь? - ехидно спрашивает депутан Баталеркин.

- Пусть десять раз кряду “Нам все Едино” пропечатает! - предлагает Шушушкин. - И без ошибок чтоб!

- Без ошибок даже я не смогу, - тихо бормочет под нос Дон Дурев.

Руда садится за печатную машинку, разминает пальцы и быстро бьет по клавишам. Затем выдергивает лист, кладет его на стол и удаляется.

- Дела! - восхищается Пошляков. - Что он там изобразил?

- Повестка в суд, - морщась, разглядывает листок Никитка.

- Придется идти, - качает головой Коз-Лов.

- На святое дело идем! - встает Пошляков. - Привилегии свои выручать!

- Как придем, - вслух размышляет Никитка, - так сразу в полную несознанку ударимся! Знать, мол, никакого электората не знаем, и никакими продлениями полномочий его по башке не били!

- Толково придумано! - замечает Коз-Лов.

- Заметано, - соглашается Шушушкин. - Там с Рудой этим и встретимся...

- А может, изменить место встречи? - покрывается испариной Пошляков.

- Нет! - вздыхает Коз-Лов. - Место встречи изменить нельзя.

- Ну, с богом! - поднимается из-за стола Никитка. - Проспаться перед делом требуется.

Депутаны встают и расходятся по кабинетам. На столе остается раскрытая книга “Преступление и наказание” с карандашными пометками Никитки. За окнами начинает светать. На фоне медленно восходящего солнца появляется телепортационный диктор.

- Далее в программе, - сообщает он, - демонстрация художественных фильмов “Криминальное чтиво” и “Адвокат дьявола”. Оставайтесь с нами!

Хулио Иванов

(Продолжение следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля