Новые колёса

СЕРИЯ ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ.
Как неугомонный Цукан в народ ходил

На зоне особого режима “Жемчужная” произошло очередное аномальное явление. Начальник колонии Цукан впервые прошёлся по Жемчужному Побережью пешком - из своей опочивальни до рабочего кабинета. Ножками! Словно простой зэк.

- Нужно всё описать, - немедленно взялся за перо начальник колонии и вывел на чистом листе слово “рассказ”.

Затем глубоко задумался, скомкал и выбросил бумагу в корзину.

- Повесть будет! - решительно произнёс Цукан. - “Записки путешественника”. Или даже роман. “Хождение в народ”.

Высунув от усердия кончик языка, начальник колонии принялся за работу.

- Однажды, - начал Цукан, - решил я пойти на работу пешком, чтобы увидеть ЖеПе глазами пешехода. Жена, конечно, в слёзы, дети - в крик. В общем, все начали меня отговаривать от такого подвига. Но я волю и твёрдость проявил. Пошёл. Хотя, честно говоря, страшновато было...

- Документы подписывать будете? - заглянул в кабинет верный помощник Сашок Котомка.

- Отстань, некогда! - отмахнулся Цукан и продолжил излагать впечатления.

- Наши бараки очень красивые, - со скрипом выводило перо, - но неухоженные. Тротуары плохие, поцарапал лаковые штиблеты (новые, между прочим). Везде много пешеходов. Видно, что зэки любят пешие прогулки. На проезжей части видел пробку! Удивительное зрелище. Сколько меня по Побережью на колеснице ни возили - в пробки никогда не попадал! Из прочих достопримечательностей хочу особо отметить фонтан (около него цветник затоптан) и памятник мужику в пиджаке (там гранитная плитка расколота)...

Начальник колонии устало откинулся на спинку кресла.

- Уф! Умаялся, - вздохнул Цукан. - Поручу-ка лучше Ярому Щуку пешо­дралом прогуливаться. Пусть он трактат о ЖеПе и напишет...

Начальник колонии вызвал Котомку, взял у него свежий номер папируса “Новая колесница” и углубился в чтение.

- Блин, - расстроился Цукан. - Опять про коррупцию пишут! Будто других тем нет. Пьянство, например. Вот был бы я борзописцем, написал бы эссе о буднях юных зэков на селе. Примерно так: “Приходит парень в родную деревню из армии, а девка его не дождалась. Вот юноше и нечем заняться. К тому же работы нет. Итог: дискотеки, водка рекой, все - пьяные... Пора обратить внимание на село и поднять тамошний уровень до городского”.

- Если до городского поднять, - засомневался Котомка, - то они не только пить, но ширяться начнут. Как в нашем стрип-баре “Духота”.

- Да что же это такое! - охнул Цукан, открыв очередную страницу папируса. - Их послушать, так в моей администрации окопались взяточники!

- Неправда это, - отвёл глаза в сторону Котомка и густо покраснел.

- Нужно отреагировать! - продолжал бушевать Цукан.

Он решительно встал, отворил окно и высунулся на улицу.

- Не виноватый я! - крикнул начальник колонии. - Эти коррупционеры сами в администрацию пришли. У меня самого складывается к ним большое недоверие с точки зрения чисто­плотности. Лично я никогда себе ничего подобного не позволяю. Этим занимаются силовые структуры.

Под окном быстро собрались борзописцы Побережья.

- А как у нас идут дела с привлечением зарубежных инвестиций? - как всегда не к месту ляпнула представительница телепортационной компании “Отпад”.

- Инвестор идёт туда, - назидательно поднял палец Цукан, - где нет коррупции, казно­крадства, бандитизма и бюро­кратизма! То бишь, не к нам.

- Есть у нас инвестор! - пришла на помощь начальнику колонии главная экономка ЖеПе Прожигайло. - Я его вчера лично видела. Он в нашу игорную зону деньги вложить хочет.

- Лично у меня, - нахмурился Цукан, - бо-о-ольшие сомнения. Нужна нам эта зона или не нужна. Позавчера казалось, что нужна. Вчера - тоже. А сегодня, вроде, и ни к чему...

- Упс! - развела руками Прожигайло. - Последнего инвестора не стало...

- Короче, - подвёл итог начальник колонии, - вернёмся к нашим баранам. В смысле, коррупционерам. Если кто-то из борзописцев найдёт во мне это зло, просьба сообщить мне незамедлительно. Лично. Тет-а-тет. Не нужно гнусные пасквили писать. Промеж собой как-нибудь разберёмся!

Толпа под окном разошлась. Зэки поплелись по баракам. Разбитые тротуары освещала только полная луна. Она одиноко висела высоко в небе, напоминая зэкам, как страшно далеки они от начальства...

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля