Новые колёса

СЕРИЯ ПЯТНАДЦАТАЯ.
Мандариныч и земляная груша

В окнах главного управления колонии “Жемчужная” несколько ночей не гаснул свет - в отделе пропаганды кипела работа. Бывший абориген, затем житель Златоглавой, а ныне заместитель Мандариныча по воспитательной работе Виталик Шип, его правая рука Сашок Бобошка и пресс-борзописица Ирэн Смирновка разрабатывали планы обуздания мандариновой бузы.

- Если безобразие нельзя пресечь, - после долгих и мучительных размышлений изрёк Шип, - его надо возглавить!

- Мандариныча на площадь! - подхватил Бобошка. - Пусть встанет во главе возбуждённой толпы и направит энергию масс в конструктивное русло!

- Телепортационный митинг! - радостно всплеснула руками Ирэн. - Революция в виртуале. Полное впечатление присутствия в другой реальности - справедливом и благополучном мире!

- Пусть широковещательная компания “Отпад” установит свои телепортаторы в нескольких точках Жемчужного Побережья, - дал распоряжение Шип, - аборигены будут задавать вопросы, а Мандариныч на них ответит. Но не на площади, а из специально оборудованной, безопасной аудитории...

На следующий день борзописцы “Отпада” взяли под телепортационный контроль ключевые перекрёстки ЖеПе. В специальной аудитории расположился наиболее проверенный актив зоны. На широкой сцене красовался подготовленный для Мандариныча микрофон.

Внезапно на экране появилось изображение Мандариныча. Начальник зоны неожиданно выскочил из своей колесницы на одной из площадей, откуда вели репортаж борзописцы “Отпада”.

- Перепутал! - схватился за голову Шип. - Не на площадь надо было, а в аудиторию!

В тот же момент на Мандариныча набросилась бойкая старушка.

- Вы повернулись лицом к народу! - запричитала аборигенка. - Я хочу сказать человеческое спасибо и по-матерински вас обнять!

Зацелованный Мандариныч с трудом отлепил от себя бабушку и глянул в объектив телепортатора.

- Митинг объявляется открытым! - стирая с лица следы помады, произнёс начальник колонии. И тут же рядом возникла новая женщина. Мандариныч инстинктивно отпрянул.

- Большое вам спасибо, - всхлипнула аборигенка, - за предоставленное мне жильё. Правда, там нет света и воды. А вот отопление... там вообще не было предусмотрено...

- Разберёмся! - объявил Мандариныч, сел в колесницу и укатил в специально подготовленную аудиторию.

Пока начальник ЖеПе был в пути, все телепортаторы Побережья принялись крутить рекламные ролики. Весёлые, беззаботные детишки катались на велосипедиках и счастливо смеялись.

- Подрастающее поколение будет жить в благоприятной среде! - объявила заведующая сектором социальной политики Марианна Оргия. - Рабочие группы будут работать, пока не исчезнут все проблемы!

- Аборигенам жилья не дают! - неожиданно вмешался оппозиционер Дурашок. - Деньги берут, а бараков не предо­ставляют! Это воровство.

Добравшийся до аудитории Мандариныч схватился за микрофон.

- Доблестные стражи правопорядка должны найти воров! - рубанул воздух рукой начальник зоны.

- Вот ни хрена себе! - чуть не свалился с кресла сидевший перед телепортатором в своём кабинете начальник охраны правопорядка ЖеПе генерал-аншеф Киря. - Нам только этим не хватало заниматься - воров ловить!

В телепортационном эфире поднялся галдёж.

- По непонятным причинам, - вдруг принялся оправдываться активист-депутан Пятый Коп, - не проведён аукцион по застройке территорий для расселения ветхого жилья! Уж как я надеялся, что аукцион будет - ан, нет! А почему - в толк не возьму. Вот какая напасть. Но я ещё разок понадеюсь и уж тогда вопрос с места сдвинется!

- Вот тут вчера яма была! - перебила Пятого Копа счастливая борзописица “Отпада”, указывая рукой на ровное место. - А сегодня нет! Жить становится лучше, жить становится веселей!

- А ведь должен был этот аукцион состояться... - снова забубнил Пятый Коп.

- Аллё! Аллё! - прорвался в эфир грубый мужской голос. - Гавно плывёт в Преголю! А при ерманцах там рыбки с раками жили!

- Сраками жили?! Рыбки?! - поразилась зам. главы главного барака ЖеПе Данута Несмирная. - Чтобы такой биологиче­ский беспредел устранить, нужна гигантская работа!

- Это точно, - снова перехватил инициативу Мандариныч. - Проблема запущена. Начиная с тёмных времён средневековья фекальные массы из сортиров спускали по сточным канавам в реки и пруды. Ещё Фома Аквинский в своих трактатах...

В аудитории раздался глухой стук. Спикернутый депутан-активист Булл-и-Чё заснул, не удержал голову и шмякнулся лбом о затылок сидящего впереди Ярого Щука. Пользуясь тем, что Мандариныча отвлекли от микрофона, на экране запустили новый ролик.

- Давать взятки скоро будет бессмысленно! - радостно заверещала борзописица “Отпада”.

В аудитории раздался звук, похожий на трещотку - словно палкой по забору провели. Это один за одним падали в обморок активисты-депутаны и служащие управления колонии - не вынесли ужасного известия.

Чудом сохранивший сознание Саша Котомка (смотрящий за аппаратом начальника зоны) вскочил с места и начал невпопад рассказывать о новых информационных услугах, разработанных управлением для простых зэков. Правое веко Сашка нервно дёргалось, плечи и руки ходили ходуном.

- Мы в ваш аппарат звонили, - перебила Котомку пожилая аборигенка. - Акромя грубости, ничего не услышали!

- Это не мы грубые, - судорожно дёрнул головой Сашок, - это номера были неправильные! Не туда звонили.

- Нет, грубые! - поддержала подругу соседка. - Я лично в администрацию главного барака обращалась - к заместителю завхоза Алексашке Зую. Так он меня обложил по матери. Трёхэтажным. Пущай извиняется, охальник.

- Если я допустил не очень корректные слова, - возразил Зуй, - типа, пробл..дь подзаборная, пиз..орванка семиабортная или с..ка трижды ё...аная, то, видимо, был не вполне прав. Но ведь и вы, как там вас... уважаемая дама, тоже не правы. Какого чёрта вы ко мне со своими вопросами припёрлись?!

Пока Зуй препирался с аборигенкой, в аудитории раздался новый звонок.

- Ай, слюшай, дарагой! - загремел голос. - Топинамбур гниёт. Пэрэрабатывать надо. Завод строить хачу!

- Топи... что?! - округлил глаза Мандариныч.

- Топинамбур, - помогла аудитория. - Земляная груша!

- Извинись, ирод! - снова появилась на экране оскорблённая аборигенка.

- Хрен тебе! - уже вежливо отвечал Зуй.

- Наша вертикаль не стоит! - похотливо хохотнул в телепортатор оппозиционер Гамбургер.

- Хмырь болотный, - снова взвизгнула оскорблённая аборигенка, пытаясь плюнуть Зую на галстук.

Мандариныч схватился руками за голову и протяжно застонал.

- Последний вопрос, - объявила борзописица “Отпада”. - Главный!

- Везде коррупция! - рявкнул неизвестный мужик. - В прокуратуре, судах, у стражей правопорядка! Когда приструните мерзавцев, или слабо?

- Я не боюсь ни генерал-аншефа Кирю, ни прокуратора Самсонкина, ни, тем более, каких-то судей! - встал со своего места Мандариныч. - Всех накажу! Присылайте компромат. Жду.

Начальник зоны решительным шагом вышел из аудитории. Его мощная фигура напоминала загадочный корнеплод топинамбур и вселяла в аборигенов уверенность в скором и благополучном исходе долгой битвы с коррупцией. Над Побережьем вставала заря новой революции - грушевой.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля