Новые колёса

СЕРИЯ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ.
Цукан-крысолов и нашествие поляков

В зоне особого режима Жемчужная - затишье после предвыборных баталий. Тёплый, весенний ветерок гоняет по Побережью обрывки агитационных листовок и плакатов. В администрации колонии который день идёт партсобрание - “намвсёединовцы” проводят разбор полётов.

- Почему наши зэки отдают голоса другим партиям? - удивлённо округлила глаза исполком-дама Хайло Мурзик. - Почему мы на каждых выборах должны корректировать неправильное волеизъявление бестолкового электората?

- Если партия посчитает, - опустил голову Цукан, - что я не могу более возглавлять “Нам всё едино” в ЖеПе, я с таким решением соглашусь. Стану рядовым членом...

- Ты наш партийный лидер и вождь! - запричитал советник начальника колонии по непонятным вопросам Кар-на-Ухо. - Нам без тебя - край. А виноваты во всём оппозиционеры. Это они политически несознательных зэков против партии власти настраивают.

- Да! - согласно закивала головой Мурзик. - Крысами нас обзывают!

- Местный борзописец Образок Амстердамский лично оскорбительные картинки малевал, - доложил Кар-на-Ухо. - Вот против кого следует меры принять!

- Выходит, Образок меня крысой назвал?! - вскочил с места Цукан.

- А меня, глубоко духовное лицо, - заметил главный жрец Побережья Серый Фима, - Амстердамский оскорбительно подонком объявил! И главное - за что?! Святая инквизиция намеревалась заставить всех аборигенок рясы носить, чтобы голыми коленками мужиков не смущали. А Образок сразу обзываться принялся!

- Свят, свят, свят! - принялся истово креститься Ярый Щук. - Это же форменное богохульство!

- Распоясался народ совсем, - вздохнул начальник колонии. - Пора дать им укорот! Какое дело Амстердамскому до женских коленок? Он же вообще не той ориентации!

Уже через несколько минут в бараке Амстердамского начался шмон. Охранники правопорядка перетряхивали имущество борзописца.

- Подонки! - ругался Образок. - Лично мне всякие женские прелести до фонаря! Но я из принципа против их сокрытия. Сначала запретят тёткам в коротких юбках ходить, потом и мужикам в шортах! Это сексуальное мракобесие!

- Вот упрячем тебя в штрафной изолятор, - погрозил кулаком охранник, - вообще о сексе забудешь! Хоть о традиционном, хоть о любом другом!

Охранник перевернул матрас и обнаружил листок бумаги с изображением крысы.

- Ага! - обрадовался вертухай. - Попался! Так это ты “намвсёединовцев” крысами обозвал!

- Вообще-то я по другой статье прохожу, - пожал плечами Амстердамский. - Вы меня хотели за оскорбление служителей культа привлечь...

- А служители культа у нас, что, беспартийные?! - размахивал бумажкой охранник. - Жрецы и партия власти едины! Так что считай, что срок ты уже получил.

Амстердамскому заломили руки и утащили в карцер. Когда его вели мимо администрации колонии, Цукан высунулся из окна.

- Сам дурак! - крикнул начальник колонии Образку. - Сам подонок!

Удовлетворённый Цукан снова уселся в кресло.

- Устал я с этим народонаселением работать, - вздохнул Цукан. - Никакого толка от этих зэков, окромя вреда и нерво­трёпки.

- Может, - вслух размышлял Кар-на-Ухо, - нам иноземцев в колонию посадить? Они ребята толковые...

- Правильно! - обрадовался Цукан. - Где у нас самый большой завал?

- Да везде, - вздохнул Кар-На-Ухо. - Но особливо - в ЖКХ.

- В сельском хозяйстве тоже, - поддакнул заместитель начальника приусадебного хозяйства колонии Гадкий Юхтёнок.

- Вот пусть панские шляхтичи этим всем и займутся! - рубанул воздух рукой Цукан. - Особенно ЖеКеХой. Водопроводы дырявые, сортиры забиты, канализация не работает, крыши текут. Наши специалисты на этой теме уже достаточно тугриков хапнули. Правильно я говорю, Василёк?

- А то! - расплылся в улыбке активист Василёк по кличке управдом Швондер. - Обварились до волдырей!

- Значит, самое время панам отдать, - подытожил начальник колонии. - Позовём шляхтичей, определим им статью и пусть у нас на вольном поселении срок мотают. А для начала, чтобы их заманить, День ЖеПе в Поляндии проведём...

- Я, как ответственный за инвестиции, - поддакнул Кар-на-Ухо, - ещё бы турок на Побережье призвал.

- Зови кого угодно! - согласился Цукан. - Хоть турок, хоть папуасов с пигмеями. Хуже уже не будет. А нашей администрации пора составить программу развития ЖКХ и сельского хозяйства. А то уже почти год без плана трудимся...

Сотрудники администрации колонии немедленно взялись за работу. Нужно было срочно составить программу, а потом перевести её на польский язык. Зэки по баракам дружно разучивали новый гимн “Ещё ЖеПе не сгинела” и с надеждой смотрели на Запад. Вот-вот оттуда должны были прибыть долго­жданные шляхтичи. Уж они-то живо исправят водопровод и сортиры. Над Жемчужным Побережьем снова забрезжила заря надежды...

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля