Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ВОСЬМИДЕСЯТАЯ.
Как брюквенный Цукан экономическое дно искал

На зоне особого режима “Жемчужная” прогрессирует безудержно-навязчивый оптимизм с маниакальным уклоном. Среди самых яростных оптимистов - лично начальник колонии Цукан. Он поминутно хватает за руки проходящих мимо зэков и рассказывает им чудесно-волшебные байки о замечательной жизни на Жемчужном Побережье и грядущих перспективах ещё большего процветания.

- Ты слышал, - Цукан вцепился в рукав главного аппаратчика ЖеПе Егорки по кличке Леший. - Главный развиватель Державы Улюлюкин экономическое дно нащупал!

- Опять?! - округлил глаза Егорка. - Он его уже третий раз кряду за этот месяц щупает!

- На этот раз верняк, - заверил начальник колонии. - Улюлюкин - большой подонок. В смысле, по дну специалист.

- Ну, теперь дела пойдут в гору! - обрадовался Егорка. - Со дна только один путь - наверх.

- Будем ждать хороших новостей, - устроился поудобней в кресле хозяин ЖеПе.

- Безопасность! - заорал вбежавший в кабинет главный зоофил ЖеПе Запрудный по кличке “Сорок лет без урожая”. - Наиполнейшая безопасность!

- Какая? - поинтересовался Цукан. - У нас этих безопасностей - пруд пруди. Санкционно-экономическая, сексуально-политическая, энергетическая, культурная, архитектурная...

- Продовольственная! - вытер пот со лба Запрудный. - Полностью решена. Всё. Поставил точку.

- Не может быть! - всплеснул руками Егорка. - Теперь прилавки ломятся? В лавках всё имеется?

- В лавках ничего не имеется, - замотал головой Запрудный. - Кроме брюквы и батата. Но их о-очень много. Пока лето не кончилось. Это - традиционные корнеплоды для наших зэков.

- Наконец-то все будут довольны, - мечтательно закатил глазки Цукан. - А зимой что будет?

- Ничего не будет, - буркнул зоофил. - Батат и брюква сгниют без хранилищ, а брокколи и кольраби у нас нет - они под санкциями. А где мы свои вырастим?! Ни места, ни времени, ни сил... Мы новый батат сеем, не успев полностью предыдущий с полей убрать! Во как спешим продовольственную безопасность укрепить!

- Евро опять вверх пополз, - тревожно доложил Егорка.

- Пустое! - махнул рукой начальник колонии. - Зэки себе кормовую брюкву будут не на евро покупать, а за деревянные. Всё хорошо. А как там у нас дела с новым променадом?

- Отлично! - с готовностью отрапортовал ответственный за недоразвитость инфраструктуры ЖеПе Ролл-Блин. - Месяц отставания от графика.

- Скоро всё у нас будет, как в Цвейцарии, - снова вклинился Запрудный. - Аккуратненько, чистенько - грядки, брюква, батат... Культурненько, благородненько...

- Достал уже со своим бататом, - поморщился начальник колонии. - С променадом что?

- Строим! - щёлкнул каблуками Ролл-Блин и показал фотографию. - Длинный! Вот от сих до самого горизонта... Там, где чайка сидит.

- А если чайка на другое место перелетит? - разволновался Цукан.

- Значит, - решительно рубанул воздух ладонью Ролл-Блин. - До нового места променад дотянем! Он же не прямо­угольный будет, а волнистый. Он играть у нас будет!

- Здорово! - восхитился Запрудный. - Как в Цвейцарии! Всё чистенько, аккуратненько и опрятные детишки между грядок по волнистому променаду бегают.

- Кстати, о детишках, - поднял указательный палец начальник колонии. - Дети должны иметь возможность не просто бегать.

- А как? - схватился за карандаш Леший.

- В кружках и секциях они должны сидеть, - стукнул кулаком по столу хозяин ЖеПе. - А бегать им необходимо только в рамках всяких “Гонок героев”. С патриотическими целями. Нужно обозначить эту проблему и зафиксировать её в наших программах.

- Будет сделано, - шаркнул ножкой главный аппаратчик. - Наши дефективные малолетки по части патриотической духовности любым опрятным цвейцарам фору дадут!

- По части “Гонки героев” у нас смотрящий Главного барака Ярый Щук мастак, - напомнил Ролл-Блин. - Он всех перепатриотил.

- Он и переправославил всех! - согласился Егорка.

- А начальником колонии всё равно я буду! - ухмыльнулся Цукан.

- Евро опять вырос, - тихо прошептал Егорка.

- Сколько? - тихо спросил начальник колонии.

- Восемьдесят, - ответил Егорка.

- А где же дно?! - схватился руками за голову Цукан. - Где предел?!

- Абсолютный минимум, - просунул голову в дверь зэк в очках, - был достигнут в одна тысяча двадцать четвёртом году. Тогда за один тугрик северо-американских штатов в нашей державе давали 2 мульёна 352 тыщ 941 деревянный.

- Ну, тогда у нас запас прочности есть! - повеселел Цукан. - Всё как-нибудь наладится. Недаром же царь-батюшка Паутин старается. Вон, в Чёрное море опять за амфорами нырял.

Все, как по команде, встали, перекрестились на портрет Паутина и дружно запели шлягер “Поднимите меня с колен”:

“Запрягайте хлопцы стерхов,

Не сработал батискаф!”

Эти слова полетели над Побережьем, вселяя в зэков твёрдую уверенность, что дно успешно достигнуто, и всё лучшее у них, как у камбалы - на дне.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля