Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ.
Как глобальный Цукан глобус ЖеПе вращал

Зона особого режима “Жемчужная” с увлечением предаётся забаве под названием “Игра в большую политику”. Начальник колонии Цукан сидит в своём кабинете, важно надувает щёки и задумчиво вращает глобус Жемчужного Побережья.

- Я сейчас одновременно решаю множество политических вопросов, - объявил начальник колонии. - Причём, все - глобальные! Куда стадион для мирового футбольного чемпионата переставить? Будет ли у нас фестиваль песни и пляски? А если будет, то где? Стоит ли менять в моём имении Кудашкино унитазы? Жене опять-таки новую шубу надо справить... Или уже имеющегося десятка ей хватит?

- Геополитические задачи! - восхитился главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Как вы только успеваете!

- Всё думаю и думаю, - объяснил Цукан. - Прямо голова пухнет. Думаю и смотрю. Посмотрю - опять подумаю...

- Да вы у нас прямо политический тугодум! - всплеснул ладошками Леший. - То есть, тяжеловес!

- Очень много времени на политику трачу, - вздохнул начальник колонии. - Вот порт, например. Много об этом дискутируют. Есть оппоненты, и приходится их убеждать... Было, вот, мнение высказано... С очень высокого уровня... Недавно... Мол, пассажирский порт нам не нужен... Но мы решили! Я понятно излагаю? Принято решение, что порт у нас будет... Вот мне приходится тратить время именно на такие цели!

- Златоглавая обещала выдать восемь мульярдов тугриков на яхтенный порт Пионер! - мечтательно закатил глазки главный эконом ЖеПе Чем-Какин.

- И на глубочайший порт Жемчужный ещё 400 мульёнов, - расправил плечи хозяин Жемчужного Побережья.

- На стоянку яхт в 20 раз больше, чем на акваторию для супертанкеров?! - осторожно засомневался Чем-Какин. - Сумеем ли мы гигантские пароходы пришвартовать к деревянным мосточкам?

- Это вопрос не экономический, а политический! - рубанул воздух ладонью Цукан. - На 400 мульёнов мы котлован выроем! А там - посмотрим.

- Понял! - хлопнул себя ладонью по лбу Чем-Какин. - Типа, как с липездрической ядрёной станцией! Выроем, забетонируем, потом бросим, подсчитаем убытки и начнём строить что-нибудь другое...

- Видишь, - Цукан погладил Чем-Какина по голове, - и ты начинаешь мыслить в правильном направлении - политическом.

- Из котлована под углублённый порт можно песок вывезти, - подхватил Егорка. - И засыпать им болото под стадион “Гнилая топь”!

- Болото мы уже засыпали, - уточнил начальник колонии. - Теперь мы переносим стройку стадиона в другое место.

- Тьфу ты! - сплюнул Егорка. - Теперь надо убытки подсчитать.

- Ха, убытки! - загоготал Цукан. - Деньги - как навоз, сегодня нет, а завтра - воз!

- Тогда песок из заглублённого порта можно на театр эстрады вывалить! - нашёлся Егорка.

- Или на стройплощадки новых липездрических станций на угле! - ткнул пальцем в глобус Чем-Какин. - Их у нас заместо ядрёной энергетики развивать велено.

- Найдём куда свалить, - закончил политические дебаты Цукан. - Вся ЖеПе - большая недостройка.

- Я тоже в глобальном политиканстве хочу поучаствовать, - подскочил к глобусу депутан Гороховый по кличке Австрияк. - Я теперь корпорацию недоразвитости ЖеПе возглавляю. Ж-желаю новых полномочий!

- Чего тебе ещё не хватает? - округлил глаза начальник колонии. - Бабло из общака тебе выделяем - осваивай на здоровье! Прожектёрствуй.

- Маловато будет, - насупился Гороховый. - Я бы ещё взялся за предварительную оценку прединвестиционных исследований незапланированных объектов. Ну, и всякими управлениями процессов поруководил бы. Типа мониторинга недоразвитости развития.

- Хорошее дело, - Цукан хлопнул Австрияка по плечу. - Мониторь на здоровье. Мы за ценой не постоим!

В кабинет вальяжно вошёл депутан Власик по кличке Викторина.

- Только что из Златоглавой, - устало смахнул пот со лба Власик. - Умаялся. Выдал на гора одно конструктивное предложение. Судьбоносное!

- Опять хочешь запретить что-нибудь из иноземных товаров? - насторожился Егорка.

- Это неактуально, - поморщился Власик. - Уже всё запретили - подчистую. Я предложил внести в регламент обеих палат Верховного Хурала изменения, направленные на дальнейшее углубление улучшения предварительного обдумывания новых депутанских инициатив до момента их оформления в черновом письменном варианте.

- Ух ты! - открыл рот Цукан. - Красиво излагаешь! Ни хрена не понять!

- Политика! - поднял указательный палец Власик. - Даже я сам окончательно не пойму, что предложил. Но задницей чувствую: тема крайне важна для развития державы.

Цукан взглянул на часы. Близилась полночь.

- На сегодня работа закончена, - объявил начальник колонии. - Требуется отдохнуть. А завтра - снова за работу!

Все встали, спели гимн, помолились на портрет царя-батюшки Паутина и пошли по домам. Цукан затянул песню. Все дружно подхватили:

Рано утром, ещё до рассвета,

Проклиная служение своё,

Под кандальные звоны Брегета

Наш родимый чиновник встаёт.

Он встаёт и идёт на галеру,

Он берёт в свои руки весло

И гребёт им за верность и веру,

Презирая комфорт и бабло.

В арестантском тряпье от Кавалли

И в дырявом кашне Лакруа

Тяжело, как на лесоповале,

Пашет он от утра до утра...

Эти трогательные слова летели над Побережьем, вызывая у простых зэков глубокое уважение к непосильному труду граждан-начальников и сочувствие к тяжкой доле политиканов.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля