Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ.
Как плодово-ягодный Цукан цены на жратву обуздал

Зону особого режима “Жемчужная” продолжает плющить и колбасить. Начальство ломает мозги над вопросом: если цены на заморскую колбасу растут, то почему зэки не хотят ограничиться отечественными чёрствыми плюшками?!

- Зажрались все, - мрачно размышлял в своём кабинете начальник колонии Цукан. - Всё норовят свою жизнь с западной сравнивать!

За окном послышались звуки духового оркестра. Цукан выглянул на улицу. По тротуару шествовала колонна активистов Главного Барака с чемоданами и баулами. Во главе печатал шаг центровой барачный депутан Крапп-Поткин по кличке Духота.

- Куда побрели? - крикнул Цукан. - Не сидится вам на Жемчужном Побережье?

- Копен в Гаген! - радостно ответил Крапп-Поткин. - Или Гаген в Попен... Да это и неважно. Главное, там мы положительный опыт переймём - по самые не горюй!

- Чему вы у басурман научиться хотите?! - скривился начальник колонии. - Там же сплошные геи и педерасты с лесбиянками. Срамота!

- Хотим узнать, - доложил Крапп-Поткин, - почему у них дороги по 15 лет стоят, а у нас на следующий день после ремонта ямами покрываются! И почему у них всё население поголовно на лисапедках по мегаполису раскатывает, а пробок в городе нет!

- И смотрящий Главного Барака Ярый Щук с вами поедет? - поинтересовался Цукан. - Что-то я его давненько не видел.

- Сами забыли, как смотрящий выглядит, - развели руками активисты. - Ярый уже который год аналогичную проблему в Ницце изучает! Работает на Лазурном Побережье, не щадя себя!

- Ох, научат там дурному! - покачал головой хозяин ЖеПе. - Я слышал, что в тех краях начальники ни взяток, ни откатов не берут. Чурки нерусские!

- Не боись! - заржали депутаны. - Наши руки завсегда будут полезные навыки помнить!

Группа любознательных активистов-депутанов отправилась за рубежи многострадальной отчизны. Цукан тяжко вздохнул и захлопнул окно.

- Хитрожопые слишком эти заморяне, - недовольно пробурчал начальник колонии. - Лисапедки у них, видите ли, дороги... Даже колбаса лучше и дешевле нашей! Буквально всё назло нашей великой державе делают!

- Кстати, о колбасе, - напомнил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Зэки начинают роптать. Дескать, почему харчи дорожают?!

- Сейчас порешаю проблемку, - засуетился Цукан. - Поехали на рынок!

Через несколько минут начальник колонии важно расхаживал между торговыми рядами.

- Почём? - ткнул пальцем в кусок сала Цукан.

- 150 тугриков! - ласково проворковала торговка, прикрыв ценник ладошкой. - Торгую себе в убыток!

- Добре, - похвалил Цукан.

Хозяин ЖеПе пошёл к другому прилавку, а торговка салом убрала ладонь. На ценнике красовалась цена - 300 тугриков. Цукан повернул голову назад - зэчка снова прикрыла ценник и заверещала: по 150, по 150!

- Надо поставить у каждого лотка изображение моей фигуры, - дал указание Егорке начальник колонии. - Типа пугала. И органчик должен быть внутри. Чтобы постоянно верещал: “Сколько стоит?”

- Сделаем, - черкнул ручкой в блокноте Леший.

- Откуда яблочки? - продолжил инспекцию Цукан, изучая фрукты явно поляндского происхождения.

- Отечественные! - ударил себя в грудь торгаш. - Век воли не видать!

- А откуда тут сёмга варяжская?! - схватил рыбу за хвост начальник колонии. - Она же у нас в державе запрещена!

- Остаточки! Остаточками торгуем, - принялась объяснять пожилая зэчка.

- А ягода? - не унимался Цукан, двигаясь дальше. - Она же точно из Поляндии! Наша великая и обильная земля такую не родит!

- Последняя партия осталась, - принялся божиться зэк в заморской телогрейке, загораживая телом ящики с контрабандной ягодой.

Цукан плюнул и поехал в администрацию колонии - думать, что делать дальше.

- Все заморские продукты позапрещали, - возмущался хозяин ЖеПе, - а они всё равно на прилавках! Только ещё дороже стали. Вот тебе и железный занавес.

- На железный занавес в державе ресурсов не хватает, - объяснил Егорка. - Получился только дырявый забор.

- В смысле, плетень? - уточнил Цукан.

- Он самый, - подтвердил главный аппаратчик ЖеПе. - Зато по всему периметру. На страх врагам.

Начальник колонии закручинился, хряпнул бататовой самогонки и уставился на изображение царя-батюшки Паутина. Самодержец грозно глядел с портрета, сурово хмуря бровь. Ни дать, ни взять - Иван Грозный! В это время за окном кто-то запел под балалайку:

Он испугать весь мир хотел,

Чтоб нас боялся каждый,

А сам на ниточке висел -

Ведь царь-то был бумажный!

- Прекратите безобразие! - возмущённо гаркнул в окно начальник колонии.

Эти гневные слова полетели над Побережьем, достигая самых отдалённых бараков. Но наивные зэки ещё не понимали, что настоящее безобразие только начинается!

 Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля