Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ТРЕТЬЯ.
Как непотопляемый Цукан со слухами и вампирами боролся

В отсутствие реальной политической жизни зона особого режима “Жемчужная” довольствуется слухами и надеждами. Молва уже сто двадцатый раз кряду “снимает” с должности начальника колонии Цукана.

- Я не комментирую бульварные и жёлтые слухи! - нервно реагировал на происходящее Цукан. - В державе есть только один человек, который может меня снять. Это - царь-батюшка Паутин! Остальные - говно и быдло. Ещё не хватало, чтобы зэки тут в демократию игрались. Здесь вам не Майдан!

В кабинет начальника колонии вбежал запыхавшийся смотрящий главного барака Ярый Щук. Он неожиданно проникся сочувствием к Цукану и примчался прямо из Канн - удостовериться, что начальник колонии на месте и успокоить расшатанные нервы хозяина ЖеПе.

- Что они постоянно начальство дёргают и раздёргивают?! - негодовал Ярый.

- Достали уже! - согласился Цукан.

- Есть начальник! - Ярый поцеловал Цукану руку. - Неснимаемо-несменяемый.

- Надолго ли?! - послышался крик за окном.

Ярый выглянул на улицу и обратился к толпе стоящих там зэков.

- Давайте всё делать вместе, давайте созидать! - размахивал руками Ярый. - Вы - в своих бараках, я - на Лазурном берегу, Цукан - в своём имении Кудашкино. Короче, каждый на своём месте.

- Так Цукана ещё не сняли? - разочарованно всплеснула ладонями старушка в потёртом ватнике.

- Дай бог, - Ярый истово перекрестился, отвесил земной поклон и гулко стукнулся лбом о подоконник, - чтобы мудрый Цукан ещё на второй срок пошёл!

- Только после второго срока снимут?! - ужаснулась старушка.

- За что вы Цукана обижаете? - жалобно запричитал Ярый. - Он же тоже человек, прости, Господи!

Ярый вновь отвлёкся на поклоны и чтение молитв. Зэки под окном заскучали и начали расходиться.

- Будьте к Цукану человечней! - кричал вдогонку толпе Ярый Щук, продолжая осенять крестным знаменем себя и окружающую действительность. - Господи, помилуй, спаси и сохрани начальника колонии! Думаете, приятно слушать его жене и детишкам малым: снимут, снимут...

Ярый прослезился и громко высморкался. Он вспомнил свою любимую жену, с которой пришлось понарошку развестись, и детишек.

- Как там они, в Каннах? - вздохнул Ярый. - Бедствуют, поди.

Ярый Щук живо соскочил с подоконника и помчался обратно на Лазурный берег - созидать и всё такое прочее.

Цукан проводил Ярого благодарным взглядом, сел за стол и занялся любимым делом: принялся рассматривать красивые картинки в альбоме с надписью “ЖеПе - туристический проект века”. На пороге появился Ролл-Блин - вице-премьер по недоразвитости инфраструктуры ЖеПе.

- Как там у нас дела с дельтоплановым аэропортом идут? - поинтересовался Цукан.

- Ждём, когда три мульёна пассажиров с неба на посадочную полосу упадут! - доложил Ролл-Блин.

- Ждёте - это хорошо, - кивнул начальник колонии. - А делаете-то что?

- А разве надо ещё что-то делать?! - изумился вице-премьер. - Я думал, что они сами свалятся.

- Дубина! - стукнул кулаком по столу Цукан. - Надо посадочный знак в виде буквы “Т” разложить и транспарант написать: “Добро пожаловать!”

Ролл-Блин бросился выполнять поручение. Хозяин ЖеПе удовлетворённо крякнул и вызвал главную эскорт-туристку ЖеПе Ага-Гееву.

- Как дела с пионерским портом для океанских круизных лайнеров дела обстоят? - взял быка за рога Цукан.

- Дай 12 мульёнов, - быстро сообразила Ага-Геева, - и всё будет на мази!

- Всего-то! - обрадовался начальник колонии. - Бери, не жалко!

- Только это не на строительство, - уточнила экскорт-туристка, - а на разработку декларации о намерениях. 12 мульёнов только на декларации и хватит. Бумага, чернила, накладные расходы, командировки за бугор, то да сё...

- Я тебе год назад дал два мульёна на декларацию о парке динозавров, - вспомнил Цукан. - Ну и как? Детишки посещают?

- Динозавров ещё нет, - развела руками Ага-Геева. - Два мульёна хватило только для того, чтобы подходящий пустырь для парка подобрать. Накладные расходы, то да сё...

- Так пусть малолетки хотя бы пустырь посещают! - приказал Цукан.

- Не хотят, - пожаловалась Ага-Геева. - На всякую ерунду отвлекаются.

- Вот я сейчас козырному депутану Главного барака Крапп-Поткину позвоню, - заворчал Цукан. - Пусть малолеток своим постановлением на путь истинный направит.

Цукан сделал звонок и включил телепортатор. На экране появились депутаны Главного Барака. Они дружно принимали закон, запрещающий подрастающему поколению посещать объекты, “нахождение в которых может причинить вред здоровью, физическому, интеллектуальному, психическому и прочему развитию”.

- Нельзя посещать тату-салоны, букмекерские салоны, свалки, - нудно зачитывал список Крапп-Поткин, - вокзалы...

- Почту, телеграф, телефон! - добавил красный депутан Трофим по кличке Смерть голубому братству. - А то ещё захватят. Знаем, чем такие дела заканчиваются!

- Стриптиз-бары! - предложил Пятый Коп, бросив мстительный взгляд на Крапп-Поткина.

- Кладбища и прочие места захоронений, - продолжил Крапп-Поткин.

- Горсовет! - крикнул кто-то из последнего ряда. - Более злачного места не придумаешь!

Цукан выключил телепортатор. Теперь за развитие внутреннего туризма среди малолеток он был спокоен. Начальник колонии на радостях затянул песню:

“Не ходите дети

На кладбище гулять!

Там станут к вам скелеты,

Вампиры приставать!”

Эти слова понеслись над ночным Побережьем, заставляя зэков дрожать под одеялами от страха. Все прекрасно понимали: с такими начальниками все самые кошмарные ужасы на ЖеПе ещё впереди.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля