Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ШЕСТНАДЦАТАЯ.
Как праздничный Цукан за веру, царя и Отечество умирал

Обострение экономических проблем заставило руководство колонии “Жемчужная” засучить рукава и взяться за исправление ситуации. Первым делом, как водится, решили повысить у зэков уровень патриотизма. К счастью, подвернулся удобный случай - годовщина мировой войны. Из Златоглавой специально выписали памятник-монументал. Задача - сформировать положительный образ межконтинентальной бойни и воспитать у зэков готовность помереть за веру, царя и Отечество. На открытие монумента позвали главного культуртрегера державы Мудинского.

- С праздничком, - радостно встретил гостя начальник колонии Цукан. - С юбилеем начала тотального смерто­убийства!

- И вас всех с юбилеем! - расплылся в улыбке Мудинский. - Хватит очернять белые пятна истории, пора обелять всю историю в целом. Пускай будет одно сплошное белое пятно.

- Славное было времечко! - ностальгически вздохнул хозяин ЖеПе. - Героическое. Сколько народонаселения тогда угробили - любо-дорого вспомнить!

- Почти три мульёна полегло в боях, - с удовольствием начал загибать пальцы Мудинский, - четыре мульёна покалеченных, три мульёна попали в плен... И это только в нашей державе!

- Ещё мульён гражданских лиц перемёрло, - продемонстрировал свои познания главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший.

- Умели тогда политиканствовать с размахом! - умилялся Цукан.

- Народонаселение героически дохло, как мухи! - воодушевлённо сверкнул очками Мудинский. - Патриотизм пёр, как на дрожжах. И всё было бы просто замечательно, если бы это быдло не умаялось отдавать свои жизни. Бунт устроили...

- Истинной веры в них было мало, - перекрестился смотрящий Главного Барака Ярый Щук. - Мочили ворогов без должного религиозного экстаза. Кстати, нам наука: нынче надо побольше зэков в храм Креста-спасателя привлекать.

- Сплоховали наши предки, - согласился Егорка. - Пассионарности им не хватило. А ведь казалось, чего проще: приказали - иди умирай.

- А они вместо этого царя-батюшку порешили, - печально вздохнул Цукан. - Такую замечательную войнушку испоганили!

- Тихо! - приложил указательный палец к губам Мудинский. - Лучше не акцентировать внимания на факте печального окончания войны. Чему он нашу молодёжь научит?!

- Верно, - кивнул Егорка. - Какая разница, чем тогда война закончилась. Начали-то хорошо!

- Вот и будем праздновать! - подытожил Мудинский.

Мудинский и Цукан подошли к памятнику и сдёрнули белое покрывало. Согнанные на праздник зэки нестройно загалдели: “Слава царю-батюшке Паутину”, “Да здравствует война”, “Да здравствует смерть”, “Нам свободы не надо, нам рабство давай”.

Мудинский с чувством исполненного долга улетел обратно в Златоглавую - продолжать оптимистично трактовать державную историю. Помахав ему вслед, Цукан вернулся в свой рабочий кабинет. Надо было заняться рутинной экономической работой, но праздничное настроение никак не отпускало начальника колонии.

- Люблю всякие празднества, - мечтательно зажмурился Цукан. - Монументы, войны, аннексии, захваты... Таврия - хороший пример. Весело! Знай себе выказывай патриотизм и об экономике не думай.

- Патриотизм - дело хорошее, - поддакнул Егорка. - Очень народонаселение от дурных мыслей отвлекает.

- Патриотизм и дисциплина! - поднял указательный палец Цукан. - Зэков распускать никак нельзя. Вот я недавно в гостях у начальника дружественной нам зоны строгого режима гостил. Лука Бульбаш его кличут. Так он вообще в своих бараках крепостное право ввёл!

- Ух, ты! - округлил глаза Егорка. - Он же у себя в Бульбашии и так все гайки завернул - дальше некуда!

- А он знай себе крутит дальше! - ухмыльнулся Цукан. - Теперь его зэки не то что из барака в барак без разрешения начальства перейти не имеют права - со шконки на шконку перелезть не могут!

- Вот у кого надо поучиться! - восхитился Егорка.

- Наш царь-батюшка Паутин тоже не лаптем щи хлебает, - любовно взглянул на портрет самодержца начальник колонии. - Мастак гайки вертеть. Как пить дать, скоро и в нашей державе крепост­ное право введёт.

- Скорей бы, - пробормотал Леший. - А то стабильность совсем пошатнулась.

- Выпьем за порядок, стабильность и патриотизм! - произнёс тост Цукан, откупоривая бутыль дорогого иноземного самогона. - Банановый первач!

На улице послышался шум. Цукан высунулся в окно. По тротуару маршировали малолетки, проходящие краткий милитаризированный курс любви к Отечеству. Они радостно горланили:

“Возьмём винтовки новые,

На штык - флажки!

И с песнею в стрелковые

Пойдём кружки!

Когда война-метелица

Придёт опять -

Должны уметь мы целиться,

Уметь стрелять!”

- Придёт война, непременно придёт! - крикнул Цукан. - Зря что ли мы монументы везде понатыкиваем и градус патриотизма до кипения доводим!

Эти слова боевым кличем понеслись над Побережьем, донося до каждого зэка простую истину: скоро всех научат родину любить - мало не покажется.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля